Герб Москвы Логотип сайта Московское Татарское Свободное Слово

Новости
Татароведение
Общество
Ссылки
Расписание молитв

Мусульманские
праздники и памятные
даты текущего года


Ural,Tatars,Nuclear




Татароведение

История

  

Фаузия Байрамова,
писатель, кандидат исторических наук,
председатель Милли Меджлиса татарского народа


ЗАВОЕВАНИЕ СИБИРСКОГО ХАНСТВА: НОВЫЙ ВЗГЛЯД

Доклад на Всероссийской научной конференции «Политическая и социально-экономическая история средневековых тюрко-татарских государств (/XV- третья четверть XVIII в.) .»
Казань, Институт истории АН РТ им. Ш.Марджани, 20 мая 2008г.

Практически во всех советских и российских энциклопедиях завоевателем Сибири значится казачий атаман Ермак, именно это на протяжении последних четырех веков в своих трудах пытаются доказать российские историки, именно о нем как о завоевателе Сибири снимаются исторические киноленты и именно ему по всей России и Сибири ставятся памятники. Соответствует ли, однако, это действительности, и действительно ли завоевателем Сибири является Ермак или же это ложь, измышленная для «сокрытия правды»?

Кучум хан Күчем Küçem han

В «Татарском энциклопедическом словаре» говорится, что «Сибирское ханство возникло в 20-ые годы 15 века и перестало существовать после убиения в 1598 году Кучум хана в результате потери независимости и присоединения к России». (Татарский энциклопедический словарь. Казань, 2002, стр.558) Что касается самого похода Ермака на Сибирь, то некоторые историки пишут, что он начался 1 сентября 1581 года («Есиповская летопись», Миллер Г.Ф., «История Сибири», Шеглов И.В., «Хронологический перечень важнейших данных из истории Сибири», Хади Атласи, «История Сибири» и др.), тогда как другие пишут, что он начался 1 сентября 1582 года. (Скрынников Р.Г., «Сибирская экспедиция Ермака», Габдельбар Файзрахманов «История сибирских татар с древнейших времен до начала XX века» и др.) Ермак, как пишут об этом некоторые историки, был убит воинами Кучум хана на месте слияния рек Вагай и Иртыша 5-6 августа 1584 года, тогда как некоторые утверждают, что 5-6 августа 1585 года.

Как бы там ни было, Ермак провел в Сибири всего лишь 3 года своей жизни, и как и в случае со взятием Наполеоном Москвы, завоевал лишь Искер, столицу Сибири. Тогда как Кучум хан и после смерти казачьего атамана на протяжении ещё 15 лет сражался против русских войск с мечом в руках. Если быть более точными, то можно сказать, что имя Кучум хана перестает упоминаться в летописях лишь с 1601 года, а это значит, что более вероятно, что и дата его смерти не 1598, а 1601 год.

Да, желание завоевать Сибирь было у России (Московии) и до Ермака, о чем свидетельствуют и исторические документы. Так ещё в 1558 году Московский царь всея Руси Иван IV дает разрешение купцам Строгоновым на разграбление не принадлежащих ему Сибирско-Уральских земель. А 30 мая 1574 года, на основании жалованной грамоты, он передает во владение тем же купцам Строгоновым большую часть принадлежащих Кучум хану, то есть, другому государству, земель, позволив им строить там крепости, содержать вооруженную охрану, обрабатывать металл и сеять пшеницу, а также велит вынудить сибирский народ покориться и платить им дань. (Бахрушин С.В. Пути в Сибирь в XVI-XVII вв.// Бахрушин С.В. Научные труды т.III. ч.I.- М., 1955, стр.93) За это царь Иван на 20 лет освобождает Строгоновых от всех налогов и оброков! И это тогда, когда сам Кучум хан, в соответствии с заключенным договором о мире, отрывая от своего народа, ежегодно выплачивал Москве оброк в 1000 песцовых шкур! Времена, когда он писал Ивану Грозному: «Хочешь мира – будем жить мирно, хочешь воевать – будем воевать»…

Царю Ивану же Сибирь была нужна полностью и поэтому он начал готовиться к войне. И если первым этапом завоевания Сибири была Строгоновская экспансия, то Ермак стал лишь её продолжением, однако воплотить задуманное до конца смогла лишь регулярная российская армия. В 1570 годы Строгоновы становятся хозяевами 8 миллионам десятин Сибирско-Уральских земель, где строят такие крепости, как Соликамская, Конкор, Орел-Каргедан, Чусовская и, прибегая к помощи наемных казаков бандитов, совершают набеги на земли, нынче принадлежащие ханты-мансийцам, где не остается ни одного не разграбленного ими селения. Видя, что за его спиной Москва, которой взамен на мир Кучум хан платит оброки, грабит его земли, он перестает платить оброк и выступает против Строгоновых с военным походом.

Тем временем на той стороне Урала к Строгоновым присоединяются и бежавшие от царских войск, устроивших на Волге кровопролитную резню, разбойники Ермака. За нападение летом 1577 года на посольство России в Персию, убийство посла Карамышева и присвоение предназначавшихся персидскому шаху даров, Иван IV приговаривает Ермака и его головорезов к смерти. (Миллер Г.Ф. История Сибири. Москва, 1999, стр.335. Грамота царя Ивана Васильевича на Чусовую Максиму и Никите Строгановым о посылке в Чердынь волжских казаков Ермака Тимофеева с товарищами, 1582 год, ноября 16.) «А те атаманы и казаки преж того ссорили нас с Ногайской ордою, послов ногайских на Волге на перевозех побивали, и ордобазарцев грабили и побивали, и нашим людем многие грабежи и убытки чинили; и им было вины свои покрытии тем, что нашу Пермскую землю оберегать, и они зделали с вами вместе по тому ж, как на Волге чинили и воровали…» (Указанный труд, там же.) То есть, царь Иван приговаривает Ермака и его казаков, если тот не станет должным образом охранять Пермскую землю, к повешению.

Узнав, однако, новость о том, что Ермак «завоевал землю сибирскую», Иван IV меняет свое мнение о Ермаке на противоположное. Об этом, похваляясь, сам Ермак писал Российскому царю следующее: «… взял Сибирское царство, победил и обратил в бегство хана Кучума, многих татар, остяков, вогулов привел к шерти быть под царскую руку и давать им ежегодно ясак». Письмо было доставлено и вручено царю Ивану атаманом Ермака Иваном Кольцо весной 1583 года. Таким образом, приговоренный не так давно к смерти Иван Кольцо и находящиеся рядом с ним атаманы в один миг перестают быть врагами государства Российского, а Ермаку вместе с шубой с плеч самого царя Ивана и с железной кольчугой, даруется новая жизнь. Помимо этого, в помощь Ермаку царь Иван посылает в Сибирь своих воевод - князя Семеона Болхонского и Ивана Глухова с 500 вооруженных солдат, отправляет вместе с ними христианских религиозных деятелей, архиереев и попов, позже к этому крестовому походу на Урале присоединяются и 300 бойцов Строгонова. (Сибирские летописи. – Спб., 1907, стр.346.)

Как нам известно из истории, в этом своем походе завоевать Сибири Ермак не смог, однако захватить столицу ханства Искер и разграбить близлежащие ему города и села он всё же сумел. В первую же зиму, оказавшийся в руках Ермака Искер, оказывается в осаде, в результате чего от голода умирают многие его жители. Прибывшие же следующей осенью из Москвы духовенство и тысяча солдат, оказываются не только не способными чем-либо помочь, но и усугубляют сложившуюся ситуацию, таким образом, оказавшийся и следующей зимой в осаде Искер начинает потихоньку вымирать, вина в чем, не в меньшей мере, лежит и на Ермаке. Оказавшиеся в Искере и Караче в осаде русские стрельцы, казаки и духовенство доходят до того, что от голода начинают есть трупы друг друга, о чем говорится и в Сибирских летописях. Летом же 1585 года, собрав все свои силы, Ермак пытается бежать из Сибири, он делает тщетные попытки прорваться через запад и север, но татары не позволяют ему этого, и в конце концов, Ермак и его армия находят свою смерть не далеко от Искера… Оставшийся же на страже Искера воевода Иван Глухов со своими казаками, 15 августа 1585 года покидают его, и подпалив город, через реки Обь и Печора возвращаются в Россию. (Сибирские летописи… стр.299.) Вернувшись в оставленный им на время город, Кучум хан вновь начинает править своим ханством.

Как мы видим, основным занятием так и не покорившего Сибири головореза Ермака стало разграбление лежащих на его пути татарских городов и сел, убиение и насильственное крещение местного населения. Не дошли его руки и до тех земель, что простирались от кыпчакских и Барабских степей, до Урала и самого полюса, хозяевами которым на протяжении многих веков были всё те же татары. Но вслед за Ермаком в Сибирь пришла русская армия, и терять такие богатые и привольные земли они никак не хотели. Таким образом, начались долгие и кровопролитные войны. Уже осенью 1585 года из Москвы в Сибирь посылается воевода Иван Мансуров с армией, где на севере ими возводится первая русская крепость, в 1585 году в Сибирь приходят воеводы Василий Сукин, Иван Мясной и письменный голова Данила Чулков с солдатами, где на месте древнейших татарских городов Чимги-Тура и Тубыл-Тура ими возводятся города Тюмень а в 1587 году и военная крепость Тобольск. Тем временем, на севере, на месте Пелымского княжества воздвигаются такие города-крепости, как Пелым, Березов, Сургут, а в 1594 году на месте города Кучум хана Ялым-Тора, возникает город-крепость Тара. (Миллер Г.Ф. История Сибири. Т.1.М.-Л., 1937, стр.355.) Заложенные на берегах таких рек, как Иртыш, Тобол, Тура, Тара и Обь, издревле служивших татарам основным водным путем эти русские города, очень скоро становятся грозными военными крепостями, играя основную опорную роль в завоевании Сибири.

Следует не забывать и того, что строительство и охрана военных крепостей на сибирской земле осуществлялась регулярной российской армией силами местных плененных народов. Так, например, в начале 1594 года под предводительством князя Андрея Елецкого в Сибирь из Москвы посылается 147 пеших солдат, к которым в Казани примыкает отряд из 300 конных татар и 300 конных башкир на Урале. К этой московской армии из Лаишево и Тетюшево также присоединяются 100 пленных поляков и 50 других татар из Казани. Их командиром назначается крещеный татарин Мамлы Мальцев. Прибыв в Сибирь, это отряд становится ещё больше, к ней присоединяются ещё сотни казаков, более 100 перешедших на службу русским тобольских татар, десятки литовцев и черкесов из Тюмени, местные остяки-вогулы, общее число которых по прибытии в Тару превышает более тысячи стрельцов-солдат, половину которых составляют татаро-башкиры. (Тарская мозаика. Омск, 1994, стр.7.)

Таким вот образом, Кучум хану на протяжении нескольких десятилетий пришлось сражаться на нескольких фронтах сразу, когда с одного конца в Сибирь стекались полчища регулярной российской армии, вместе с которыми и продажные соотечественники, а с другой – за спиной, пользуясь случаем, в Искер ломились казахские султаны. Последние, очень скоро, и сами попадают в русское рабство, после того, как 16 летний казахский султан Ураз-Мухаммад, тайбугинец Сейтек и предавший Кучум хана и перешедший на службу казахам Карача-везирь, на время овладев Искерем, летом 1588 года в результате обмана попадают в плен и отправляются в Москву. (Сибирские летописи. Стр.293-294.) В то время, когда Сибирь захлебывалась в крови, казахский хан Таваккаль вместо того, чтобы помочь своим братьям тюркам-мусульманам по вере, несмотря на просьбу о помощи, отправляет 50 тысячное войско на разграбление Бухары. Таким образом и Бухара, будучи и без того в тяжелом положении, оказывается не способной помочь Сибири, не приходит на помощь и Турция, и Идель-Урал остается полыхать в огне… Никого, кто мог бы противостоять русской армии кроме Кучум хана с его немногочисленным народом не оказалось.

Несмотря на то, что на берегах сибирских рек одна за другой продолжали вырастать русские города-крепости, а русские солдаты были оснащены огнестрельным оружием и артиллерией, Кучум хан не скрывался от них в степях, а собрав войска и силы, сражался против чужаков, атакуя их города с мечом, луком и копьями в руках. Так, 23 июня 1590 года близ Тюмени происходит крупное сражение. Напав на Тобольск, Кучум хан убивает большое количество русских солдат, но, самое главное, берет в плен и выдворяет в Барабинские степи вовлекшихся в эту войну продажных татар. Вместе с ним, последовав хану, на берега Оми и Иртыша уходит и большая часть местного населения. Уже там Кучум хан нападает на улусы Сала и Куардак, и заставляет вышедшую против него царскую армии отступить. Таким образом, местный народ вновь начинает выплачивать ясак Кучум хану, а верховья Оби и Иртыша, Барабинские степи, берега рек Тара и Омь практически полностью переходят в руки Кучум хана. (Габдельбар Файзрахманов. Там же, стр. 206.)

Но это не устраивает русскую армию, ведь им как воздух был нужен приходящий от татар в виде пушнины ясак, их соляные озера, и поэтому, выйдя из своих военных крепостей, они стали преследовать Кучум хана повсюду. Одно из сражений с войсками Кучум хана происходит и в августе 1591 года, когда воевода Тобольска Кольцов-Масальский неожиданно атакует стан татар у берегов Ишима. В этом сражении погибает много татар, попадают в плен дети Кучум хана, но татарский хан не сдается и продолжает освободительную борьбу за свое государство. (Хади Атласи, История Сибири. Сююмбике. Казанское Ханство. – Казань, 1993, стр.114)

Другое кровопролитное сражение между Кучум ханом и русской царской армией произошло в 1595 году близ расположенного в верховьях Иртыша города Кара-Атау. Неожиданно атаковав стан Кучум хана, русский воевода Борис Доможиров, наносит ханской армии большой урон, и, несмотря на то, что придя в себя, татарская армия дает русской достойный отпор, в плен попадает много знатных татар. (Буцинский П. Заселение Сибири и первые её насельники. – Харьков, 1899, стр. 143-145.) Но Кучум хан выходит живым и из этого сражения, продолжив атаки на русские крепости. Вместе с ним сражаются и его сын Али и преданные ему мурзы и яугиры-воины.

В марте 1595 года воевода Тобольска Ростовский отправляет на помощь русским войскам в Таре 239 солдат и много оружия, таким образом, отряд из 500 человек пускается по следу Кучум хана и рассыпается по Барабинским степям. Каждый город и каждое село, лежащее на их пути, утопает в крови. Конная армия под предводительством воевод Доможирова и Ропозова предают такие татарские города, как Чангула, Лугай, Килем, Барма, Лиуба, Тораш и Кирпик огню, равняют с землей город Тунус, полностью истребив его жителей. Часть местного населения в ужасе заявляет о подчинении России и соглашается с выплатой ясака русским. (Хади Атласи. Там же, стр.125.)

А Кучум хан, сражаясь и отступая, доходит до верховий Оби и Иртыша, до самой Оми, после чего, оставив семью в расположенной на берегах реки Ирмен Тон-Туре, вновь возвращается на поля сражений. Да, после сражения близ Кара-Атау его покидают 300 его мурз, которые примкнув к каравану, вместе с семьями переселяются в Бухару и поселяются в районе Хивы. Этот путь был открытым и для Кучум хана, но он не оставляет родные земли, свой народ и государство. Следует иметь в виду, что тогда ему было уже 80 лет, и он был на половину слеп. Несмотря на это, он находит в себе силы поднять народ на защиту родных земель, ведет войско в бой, и в 1596 году прогоняет с берегов Ика калмыков, а в 1597 году вырывает из рук русских, расположенный в среднем течении Иртыша, на берегах рек Теряни и Омь улус Лугуй, несколько раз атакует город Тара. (Буцинский П. Там же, 143-146.)

Понимавшие, что татарский хан просто так не сдастся, русские цари неоднократно пишут Кучум хану письма, предлагая перейти к ним на службу. В 1596 году русский царь Федор Иванович пишет Кучум хану следующее: «…Несмотря на содеянное тобой и непокорность, мы зовем тебя, хан Кучум, и семью твою к себе и призываем служить нам! Будучи у нас, ты, так же, как и другие ханы и знать будешь получать у нас полагающееся тебе жалование! Ежели же пожелаешь оставаться на земле сибирской, будешь ханом там, и за покорность свою будешь получать от нас жалование!» (Абдиров М. Хан Кучум – известный и неизвестный. Алма-Ата, 1996, стр.125.) Но Кучум хан не воспринимает эти лживые обещания русских царей всерьез, ведь ему не хотелось войти в историю татарским ханом, покорившимся Москве.

Оказавшись не способным склонить Кучум хана на свою сторону, московский царь обращается к нему через находящихся у него в плену сына хана Абельхаера и его племянника Мухаммат-кула. «Загладь перед царем Великой Руси вину свою, вышли в знак искупления аманатом одного из сыновей своих, – писали они, – а за ним приезжай и сам, будешь жить славно и привольно. Великий царь дал нам земли и города, и тебе будет то же самое! А если хочешь, оставайся там, но покорись, и тогда царь сам будет платить тебе полагающееся, а ты будешь править Сибирью!» (Абдиров М., там же) Но от бежавших из Москвы татаро-нугайских яугирей Кучум хан знал, что сибирских мурз там держат лишь для того, чтобы те сражались против тюрков-мусульман. Спасти себе жизнь такой ценой Кучум хан позволить себе не мог.

«Кучум неуступчиво боролся с Ермаком; в этой борьбе он не унижал своего сана, ни своего достоинства, ни падал ниц перед покорителем, мстил ему. Сообразно духу времени, и тайно, и явно, и, наконец семнадцать лет скитаясь по степям, он, в диком величии своем, предпочел лучше пасть под ударами судьбы, но не запятнать себя добровольной передачей перед тем, кого он считал своими притеснителями и врагами…» - пишет об этом историк Небольсин. (Небольсин П.И. Покорение Сибири. СПб, 1849, стр.111.)

Самое ожесточенное сражение за Сибирь происходит 20 августа 1598 года. Напав ночью на расположившуюся на озере Чан ставку Кучум хана, воевода Андрей Воейков со своим войском убивают почти всех татар. Среди убитых оказываются 370 воинов Кучум хана, его внуки и мурзы, 30 человек из семьи хана попадают в плен. (Буцинский П.Н. Там же, стр.147.) В это время сам Кучум хан вместе со своими сыновьями Али, Кагаем, Азимом и ещё сотней воинов находились в далеких улусах, где набирали войско для готовящихся атак на Тару и её освобождения. Узнав о том, что сыновья, невестки и внуки хана в плену, воеводы отправляют к нему своего посла, предлагая сдаться. Но ответом Кучум хана стало: «Сибирь я сам не отдал, и свободу свою я по своей воле не отдам!» Таким образом, 20 августа 1598 года становится фактической датой официального присоединения Западной Сибири к России.

После этого кровопролитного сражения имя Кучум хана перестает упоминаться на страницах исторических летописей, а с 1601 года ханом Сибири начинает считаться его старший сын Али. Несмотря на то, что Кучум хан исчезает с исторической сцены, борьбу за Сибирь продолжают сначала его сын Али, а когда в плен попадает и он, другие сыновья Кучум хана - Азим, Канай, Ишим и Морат, ещё позже его внуки Аблай-Герей, Девлет-Герей, Таук