Герб Москвы Логотип сайта Московское Татарское Свободное Слово
Новости
Татароведение
Общество
Ссылки
Расписание молитв



i-mulla

takbir.ru









ПИШИТЕ, ЯЗЫГЫЗ:

- содержание

- тех.вопросы

© Copyright,
2000-2019
МТСС, ФРМ-FMP


Татароведение

Мурад Аджи

НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ МУРАДА АДЖИ

Мурад Аджи Без Вечного Синего Неба

Книговеды утверждают, что настоящий и яркий успех приходит к произведениям, вызывающим диаметрально противоположные мнения. Проще говоря, когда половина читателей восторгается автором, а остальные яростно ругают его, можно говорить о несомненной писательской удаче.

Это сразу вспомнилось при чтении новой книги Мурада Аджи «Без Вечного Синего Неба». Как и предыдущие его работы, она никого не оставит равнодушным. У тех, кто не знаком с творчеством автора, даже прописные буквы заголовка вызовут вопросы. Простые по отдельности слова, сочетаясь, рождают тайну, глубина которой открывается далеко не каждому и не сразу.


Он сделал то, что еще вчера считалось сделать невозможно…

Нечасто, может быть, раз в столетие, а то и реже, на свет появляются люди, которые видят дальше и яснее других, им открываются бескрайние духовные горизонты, о которых большинство из нас даже не ведает. Как правило, внешние знаки признания в виде наград и званий обходят этих избранников судьбы стороной, но их скрытое влияние на жизнь общества огромно и со временем проявляется все ярче и сильнее. К числу таких людей явно относится и Мурад Аджи.

Уже 20 лет он ведет самостоятельное исследование, о котором так талантливо рассказывает в своих книгах. Все они посвящены предшественнице Руси – степной державе Дешт-и-Кипчак (Великой Степи, Половецкому полю). «Половецкое» прошлое России – тема не изученная, для многих она ассоциируется с именем Л. Н. Гумилева, но М. Аджи выбрал абсолютно нехоженую дорогу, которая вывела его на просторы времени и на маршруты Великого переселения народов. Географ по образованию и по духу, половец по крови, он в своих книгах фактически прошел путь предков, начинавшийся на Алтае, и раздвинул диапазон отечественной истории на тысячу лет.

История России начиналась не в IX веке, не с беспомощного призыва: «Приходите и правьте нами», доказывает исследователь. У нас было великое прошлое, о котором мы просто забыли. Как и почему это произошло, рассказывают его книги. Давно замечено, идеям, по-настоящему великим, свойственна простота. Суть концепции Мурада Аджи действительно проста и убедительна.

За много лет до новой эры на территории Древнего Алтая, богатого месторождениями железной руды и другими природными ресурсами, возникла уникальная цивилизация. Началась она с изобретения принципиально нового и экономичного способа плавки железной руды: получаемый металл намного превосходил известное в ту пору кричное железо. Это привело к научно-технической революции и изменило материальную жизнь общества. Тогда же алтайцы познали и образ Бога Небесного, который посылал им на землю железо с неба (метеориты).

Высокий уровень жизни привел к демографическому взрыву, люди стали переселяться на новые земли, и алтайская культура стала медленно распространяться по Евразии. Непоколебимая вера в Бога Небесного и в его покровительство вела их по жизни и по континенту. Так началось Великое переселение народов, материальные следы которого встречаются на раскопках в Индии, на Среднем и Ближнем Востоке, в Европе и даже в Северной Африке.

К IV веку Великое переселение народов достигло Европы. Созданная выходцами с Алтая страна Дешт-и-Кипчак, объединенная верой в Бога Небесного, простиралась от Алтая до Альп. Ей платили дань Рим и Византия. Она дала начало многим странам в Европе, в том числе и России. Если говорить строго, то создание Киевской Руси – лишь одна из страниц, и далеко не первая, в нашей многовековой истории. Не в Киеве, а на Алтае начиналась она, не в IX веке, а как минимум на полторы тысячи лет раньше, доказывает Мурад Аджи…

Первую работу на новую для себя тему он (тогда еще Мурад Эскендерович Аджиев) написал в разгар перестройки и гласности, когда власть цензуры ослабла. Однако ему, вполне успешному ученому, специалисту по Сибири, автору многих книг и сотен статей, недвусмысленно дали понять, что такие выступления в прессе нежелательны. Упрямец не послушался, давление усилили, но укротить смельчака не смогли. За 20 лет, находясь под недобрым надзором, Мурад Аджи написал девять (!) книг, не считая переизданий. Выбранный путь и определил судьбу этого человека. Судьбу, столь противоречивую в своих внешних проявлениях, будто выпала она разным людям…

Единственную в своей жизни награду он выдал себе сам – взял родовую фамилию Аджи. Случилось это уже после выхода первой книги, рассказывающей о половецких предках: за нее автора уволили с работы. «Я был волен, как ветер, взял псевдоним, точнее, вернул нашу родовую фамилию – Аджи, которую носили дед и прадед. Я считал, что теперь имею право носить ее», – пишет он в новой книге об этом эпизоде своей жизни.

Если говорить о сегодняшнем социальном статусе Мурада Аджи (именно Аджи, а не Аджиева), выглядит он непонятно. За первую книгу («Мы – из рода половецкого!») его уволили с работы, за вторую с дружной бранью обрушились СМИ, после третьей он, и так редкий гость на центральном ТВ, исчез с экранов, а заодно со страниц центральных газет и журналов. («Литературная Россия» – единственная, кто нарушил неофициальный запрет.) Уже двадцать лет он творит в обстановке глухого недоброжелательного молчания. У него нет ни премий, ни званий, ни наград, ни положительных рецензий.

И вместе с тем Мурада Аджи принимали президенты республик и руководители крупных регионов России. Его выступления с успехом проходили в разных научных аудиториях. Книги автора присутствуют в библиотеках самых престижных учебных заведений на всем постсоветском пространстве, включая Российскую академию государственной службы при Президенте РФ. Учреждения, обязательно получающие выпущенные в России издания, не в счет.

Конечно, есть работы исследователя и в библиотеках, знаменитых на весь мир. Аджиев М. Э. (Adzhiev M. Е.) представлен в Библиотеке конгресса США, в Британской библиотеке, в Токийской библиотеке Тойо Бунко и многих других. Отчасти это говорит о престиже самих книгохранилищ, но любопытнее здесь другое – большинство электронных каталогов, включая Научную библиотеку МГУ, не делают разницы между первыми научными публикациями и последними книгами автора, все они значатся под фамилией Аджиев. Такой выбор косвенно свидетельствует об их тяготении к научной стороне творчества Мурада Аджиева (Аджи).

Этот вывод подтверждается присутствием его книг в ведущих университетах мира: от Токийского университета до знаменитого Университетского колледжа Лондона (UCL). Здесь уже нет места случайностям. В сущности, если судить по этому «гамбургскому счету», далеко не все ученые, позиционируемые как известные и выдающиеся, выиграют борьбу. Каталоги бесстрастно показывают истинный «рейтинг» исследователей, давая объективную оценку их работам. И если какие-то имена в каталогах отсутствуют или представлены очень выборочно, это говорит о многом.

Впрочем, о многом говорит и то непроницаемое молчание, которым окружены книги Мурада Аджи. Истоки подобного безмолвия не только в человеческой зависти и даже не в крахе старой парадигмы. (Признать новое слово в науке могут только великие умы, а их, похоже, советская власть и перестройка, уничтожили на корню.) Думаю, причина немоты намного глубже и страшнее.

Информационная война, развернутая в Интернете и СМИ против исследователя, недвусмысленно свидетельствует, что негласных хозяев нашей страны пугают идеи Мурада Аджи. Отсюда, между прочим, такое обилие заочных дискуссий и ни одного открытого диалога с ученым, что уже не может не бросаться в глаза.

Чем же так страшны его книги? Чем опасны его выводы? Рассуждать на эту тему можно долго. Но главная причина, думается, кроется совсем не в научных разногласиях с автором, как пытаются внушить некоторые защитники «официальной» истории. Об истинных мотивах неприятия говорит настойчивое желание оппонентов перевести заочные обсуждения в политическую плоскость. А когда речь заходит о политических интересах, стесняться не приходится, все средства хороши. Идеология – серьезное оружие.

Исследования М. Аджи доказывают это со всей очевидностью. В своих книгах он рассказал о том, как стал меняться мир под воздействием высокой культуры Древнего Алтая. Изменилась не только материальная, но и духовная жизнь общества. Расселяясь по континенту, выходцы с Алтая несли миру веру в Бога Небесного (Вечное Синее Небо – Тенгри). В разное время пришельцев называли по-разному, но объединяло их общее имя – тюрки, т. е. «те, чья душа наполнена Небом». Часть русских является их потомками.

Это был не этнический, а религиозный термин, доказывает Аджи. Название духовно объединяло людей разного антропологического типа, что, кстати, подтверждают и курганные находки. А вера, которую принесли тюрки, дала исток многим религиям, в том числе христианству и мусульманству. Вывод очень важный – в нем ключ к пониманию многих современных событий.

«В Степи никогда не спрашивали, какой ты веры. Веришь в Бога, значит, свой», – пишет Аджи. В борьбе за власть политики стали использовать религию в своих целях. И тогда в Европу и на земли Дешт-и-Кипчака пришла трагедия. Инквизиция и религиозные войны в Европе не случайны. Напомню, что в восточной классической поэзии «тюрки – символ белизны, красоты, изящества, благородства». Но людей, объединенных верой в Бога Небесного, заставляли забыть старую веру, превращая слово «тюрки» в синоним дикости.

Смута не сама собой зародилась на Руси, а церковный раскол довершил начатое, разделив людей на своих и чужих, на поганых и православных, на правоверных и неверных. Так и стали жить они в вечной вражде и без Вечного Синего Неба…

Западу всегда мешал сильный соперник. Осознав же себя наследниками Дешт-и-Кипчака, могут возродиться не только Россия, но и те государства, которые в прошлом располагались на территории Великой Степи. Как союзники по духу вместе они способны обрести неслыханную силу. В сущности, книги Мурада Аджи объединяют потомков всех тех, кто когда-то осваивал и заселял Великую Степь – от Алтая до Альп. Понятно, что создание такого союза чревато огромными и хорошо предсказуемыми изменениями в геополитике. Вот почему так важно не допустить широкого распространения выводов ученого.

По сути дела, национальная идея, на поиски которой тратятся немалые средства, уже давно и плодотворно разработана в его исследованиях. «Итог, к которому подводит его новая книга, – пишет в предисловии редактор, – обескураживает своей неслыханною простотой: мы были единым народом единой страны».

Эта национальная идея, научно обоснованная, разработанная до деталей, высказанная прекрасным литературным языком, объединяющая людей, дарит надежду. И, вместе с тем, представляет несомненную угрозу для противников такого объединения. Вот почему в информационной войне, развернувшейся против М. Аджи, так настойчиво мелькает слово «пантюркист». В советское время, чтобы расправиться с конкурентом, такое обвинение работало безотказно.

И мало кто знает сегодня, что идея пантюркизма не тюркское изобретение, она разработана в XIX веке в Великобритании, которую пугала активность российской политики на Востоке. «Задуманной «Тюркской Империи» отвели роль тарана, ударами которого можно расшатывать Россию с юга, а Османскую Турцию с востока... Точно по такому же плану, между прочим, «расшатали» в ХХ веке Советский Союз, провоцируя исламское недовольство на Кавказе и в Средней Азии, но сделали это уже американцы, не англичане. Борьбой с пантюркизмом жила царская Россия, жил и СССР, где уничтожали поколения ученых-востоковедов, как косой, косили научные школы, называя лучших людей науки «английскими шпионами»… Вот что такое ярлык «пантюркизма» в России, он до сих пор определяет отношение к тебе общества», – пишет Аджи…

Справедливости ради надо отметить, что ярлыки, навешенные «наследниками башмачника Пасквино» (определение читателей), не могут обмануть поклонников творчества М. Аджи. Его книги расходятся мгновенно, каждый открывает в них что-то свое, очень близкое. И вот, что примечательно, это «свое» благодаря таланту писателя непостижимым образом заставляет вспомнить то общее, что объединяло нас когда-то и что так старательно заставляли забыть.

А забытой оказалось жизнь целого народа. «Нашего народа!» –доказывает Аджи. Та живая связь событий давних и сегодняшних, которую прослеживает он в своих работах, делает его книги уникальными. Не случайно в Московском Доме книги они стоят на витрине «Классики русской исторической мысли».

Аннотация к его новой работе «Без Вечного Синего Неба» лаконично сообщает, что «Мурад Аджи сделал то, что еще вчера считалось сделать невозможно». И это действительно так. Созидательный посыл его творчества остро ощущают читатели. Русские и якуты, украинцы и азербайджанцы, башкиры и казахи, узбеки и татары, туркмены и венгры, люди разных национальностей – все они потомки тех, кто много веков назад создавал великую страну Дешт-и-Кипчак и жил с убеждением «Веришь в Бога, значит, свой!» Они пишут письма исследователю на сайт, обсуждают то, что сохранили семейные предания и народная память.

Читательские письма, отрывки из которых приведены в новой книге, придают ей неповторимый оттенок. О таких откликах можно только мечтать. И все же, несмотря на огромное число почитателей его дара, рискну утверждать, что работы этого мыслителя еще не прочитаны по-настоящему. Виной тому, как ни парадоксально, является писательский талант Мурада Аджи. Книги автора захватывающе интересны, и многие «глотают» их, так и не осознав, какая глубокая и напряженная работа мысли скрыта за внешней легкостью и красотой его письма.

«Без Вечного Синего Неба» не стала исключением. Оторваться от чтения просто невозможно. Но «проглотив» несколько страниц, вдруг понимаешь, что надо остановиться и вернуться к началу, осмыслив все заново. К этому призывает и сама «конструкция» изложения, выстроенная как бы в трех измерениях: публицистические интервью, научно-художественные очерки и научные комментарии. Причем, каждое «измерение» имеет самостоятельную ценность. По-моему, таких книг еще никто не писал.

Интервью в лучших традициях исторической публицистики помогают увидеть связь между событиями далекого прошлого и нынешней жизнью. Например, крещение Киевской Руси (его провела Западная церковь, доказывает Аджи) в свете сегодняшних событий обретает неслыханную актуальность. А личность Александра Невского? А Куликовская битва? Нельзя воспитать любовь к Родине на фальшивых ценностях, убеждает Аджи. И ему веришь безоговорочно.

После каждого интервью следует исторический очерк. Особо выделю «кавказскую» тему, она ныне очень актуальна. Но где родилась идея войны на Кавказе, и каковы истинные ее причины? Исследователь отвечает на это очень четко, в очередной раз доказывая, что без понимания прошлого нельзя решить современные проблемы.

Вообще, темы, которые исследует автор, под его пером обретают необычное звучание. Об этом хорошо сказано в предисловии: «Отчего в XVI веке Московскую Русь вдруг назвали Россией, и откуда пришел титул «царь» на московский двор? Как Чингисхан убил свою еще не рожденную Орду? Когда Россия начала войну на Кавказе и чем был для Руси средневековый Кавказ? Как тюрки забывали Вечное Синее Небо, или как они потеряли себя? Кем придуман «пантюркизм»?» На эти неожиданные вопросы у Мурада Аджи свои ответы.

Можно читать отдельно не только очерки, но и комментарии к ним (со ссылками на источник и страницы), и все равно будет интересно. Даже перечисление основных источников, на 17 страницах убористым шрифтом, заставляет задуматься глубоко и надолго. Люди науки, как правило, знакомство с книгой начинают со списка литературы. Думаю, человеку мыслящему этот список поведает многое.

В нем есть место «Древнескандинавским географическим сочинениям» и «Индии в древности», «Мусульманскому Ренессансу» и «Христианству в Кавказской Албании», «Археологии Западной Европы» и «Культуре населения Центрального Алтая в скифское время». «Этногенез славянских народов по данным антропологии», «Происхождение и география культурных растений», «Римские императоры», «Мир металла», «Родословное древо тюрков», «Руническое искусство», «Разыскания по армянской архитектуре» – сотни источников на очень далекие друг от друга темы, огромный фактический материал, – все осмыслено, проанализировано и выстроено в единую картину мира.

Этот мир, прекрасный и яркий, совершенно не знаком современному человеку, но в книге «Без Вечного Синего Неба» он предстает во всем своем величии. Кем были люди, создавшие его? Как они стали теми, «чья душа наполнена Небом»? Откуда их безграничная вера в Бога Небесного? Как проходило становление не только России, но и других стран на Евразийском континенте? Где исток истории многих современных народов? Концепция Великого переселения народов, предложенная Мурадом Аджи, дает ответ на многие вопросы.

Думаю, во многом здесь ему помогло знание экономики и географии. Это позволило воссоздать забытую жизнь общества в соответствии с реальными законами развития. Не случайно же М. Э. Аджиев защитил диссертацию по моделированию и оптимизации процессов освоения северных территорий. По своей сути переселение народов и есть освоение новых территорий, с той лишь разницей, что происходило оно десятки веков назад.

Кстати, в новой книге Мурад Аджи предлагает использовать метод моделирования как инструмент для познания истории. Идея очень любопытная. Но смогут ли воспользоваться ею историки, не знаю. Насколько мне известно, экономику и математику им, если и преподают, то недостаточно. А без этих наук (не говоря о других серьезных дисциплинах) при моделировании прошлого не обойтись.

Здесь, видимо, надо сказать, что серия «Историческая библиотека», в которой издательство «АСТ» выпускает все работы автора, очень условно очерчивает их тему. М. Аджи и сам не устает подчеркивать, что он – не историк: действительно его исследования выходят далеко за рамки этой идеологизированной науки. Автору, человеку энциклопедических знаний, явно тесно в ее рамках, его взгляд на мир намного шире и глубже. Особенно отчетливо это осознаешь, прочитав «Полынный мой путь» – вторую часть новой книги. В ней – публикации разных лет, которые Мурад Аджи считает вехами на своем пути.

Меня, например, просто покорил рассказ о тяжелой воде. Здесь и удивительная наблюдательность, и пытливость, и безупречная методология научного поиска – все то, без чего невозможно настоящее открытие в науке, будь то физика или история. Такой же комплексный подход к проблеме Мурад Аджи использовал при исследовании далекого прошлого России. Вот почему так убедительная его концепция Великого переселения народов. Обсуждать ее в рамках старой парадигмы просто бессмысленно, что и демонстрирует сегодня историческое сообщество.

Здесь напрашивается явная параллель с творчеством средневековых восточных поэтов. Не случайно Мураду Аджи так дорог великий мудрец Низами, которого он цитирует в своих книгах и о котором так точно сказал наш выдающийся востоковед Е. Э. Бертельс: «В его словах – целый клад премудрости, но этот клад охраняет талисман слов, который расколдовать дано не каждому». Удастся ли «расколдовать» книги Аджи нашим современникам, не знаю.

Но Мурад Аджи действительно сделал то, что еще вчера считалось сделать невозможно. Он рассказал о забытом прошлом России. Теперь уже выбор зависит от нас самих. Можно по-прежнему жить в ненависти и вражде, посеянной когда-то в обществе. А можно вспомнить о величии предков, об их мудрой веротерпимости, о той духовной культуре, которая объединяла всех живущих в сообщество людей, чьи души наполнены Небом.

Афиша Форум Фото-видео Видеотрансляции
Подписка
на рассылку МТСС
 
 
Поиск по сайту:


Sara monlari


Ural,Tatars,Nuclear

ТАТДиг Татар эзләгеч





Ссылка на mtss.ru обязательна
при использовании
материалов сайта !

 

   

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!

Назад Наверх