Герб Москвы Логотип сайта Московское Татарское Свободное Слово
Новости
Татароведение
Общество
Ссылки
Расписание молитв



i-mulla

takbir.ru









ПИШИТЕ, ЯЗЫГЫЗ:

- содержание

- тех.вопросы

© Copyright,
2000-2019
МТСС, ФРМ-FMP


Татароведение

Проблемы сохранения и развития татарского этноса

Агдас Бурганов, профессор РГГУ

Агдас Бурганов,
заслуженный профессор РГГУ,
академик Академии политических наук,
почетный член АН РТ


Жизнь продолжается
(или третий заход на страницы моей социобиографии[1])

Логика возраста и вообще кое-что о логике

Прежде чем начать с рассказа о том, что мной наработано и как я прожил последние 4-5 лет после предыдущего, 85-ти летнего, юбилея, хочу порассуждать о «логике возраста», довлеющей над каждым человеком, думается, с того момента, когда он осознает себя созревшим для жития-бытия в этом грешном мире. А уж когда он подходит к тому среднестатистическому возрасту, с которого, как бы, начинается отсчет последнего срока пути по белому свету, тогда она, эта самая, «логика возраста» берет за горло, указуя «этого не делай», «того избегай» и «вообще: сколько тебе осталось коптить небо, чтобы что-то свершать серьезное, поворачивающее твою жизнь?».

Я не исключаю того, что не все люди повязаны с этой логикой возраста. Но в моей жизни она сыграла свою роль, и скажу прямо: далеко неоднозначную.

И вот почему. В моей жизни, в расцвете зрелости (45-ти лет) случилась трагедия-умерла жена, любимая мной во всей её созревающей и зрелой жизни, с её 12-13 летнего возраста до скончания её века в 40 лет. Естественно, через некоторое время пытался наладить новую семью, были неудачи, окончательно обустроился через 8 лет, когда мне было неполных 53 года. С переездом в Москву, как называлось раньше: на началах «примака». Москвичи, известно, «испорчены квартирным вопросом». Эта порча очень скоро сказалась и на моей семье. Но жене удалось эту проблему решить сравнительно безболезненно, благодаря удивительно мудрой, пусть и не особенно образованной, её матери, моей тещи, ныне покойной Нины Антоновны (да, будет ей земля пухом!). Тем не менее «зарубка» на душе осталась, как некая прибавка к последующим негативам, на которых наше время не скупится. Надо сказать и то, что наш брак (кстати, состоявшийся по, во время, сделанной подсказке помянутой тещей), в принципе, был основан на здравом смысле: сошлись два человека, которым не особенно повезло в жизни: вдовец, доцент, обвиненный в «ревизионизме», с неутверждаемой докторской диссертацией (в некотором роде - persona non grata действующему режиму власти) и «соломенная вдова», младший научный сотрудник, одна воспитывающая сына в нелегких материальных и бытовых условиях; два вполне добропорядочных, образованных, можно сказать, достаточно культурных. Говорить о том, что меж ними была любовь, в необходимой для этого случая мере, не приходится. Я это к тому, что не было названного скрепа, компенсирующего ущерб от неладов, обильно неизбежных в нашей, не очень-то веселой, грустноватой российской действительности. Л. Жуховицкий, в связи с судьбой Н.В. Гоголя, высказал, банальную, в общем-то, но уж очень уместную, когда говорится о России обозримого прошлого времени, мысль: «Очень важно появиться на свет не в самое людоедское время»[2]. Да, родись Гоголь на век позже, он бы, как пишет автор, был расстрелян в 1937 или 1951 г. Но называть период царствования Николая «Палкина» «не самым людоедским» вряд ли можно. Правда, поскольку людоедских правлений было не перечесть, относительно времени Гоголя, может быть, и можно так сказать, коль скоро, его таки не казнили. А наш, 20-й, век был, пожалуй, самым людоедским в истории России. Но тоже кое-кто как-то выживал. Не особенно понятно, как и почему. Скорее всего, жертвуя Молоху века значительную часть отпущенной им природой срока жизни на приспособленческие, даром не дающиеся, особенно людям хотя бы с толикой совести, усилия.

Я стал задумываться над вопросом о том, не следует ли дать обратный ход семейной утлой лодчонке. Понимал резонность такой постановки проблемы. Но всегда возникал вопрос: «а сколько тебе, А.Х., осталось жить?». Мужчины тогда, впрочем, как и сейчас, редко доживали до 60-ти и более лет. То есть мне предстояло, по установившейся в стране традиции жизни-смерти что-то не более 5-6-ти лет. А тут вскоре появился Тимур. Всё это, в совокупности, плюс «табу», идущее от «логики возраста», сориентировало семью не разрушать. Несмотря на то, что через определенные интервалы времени эта проблема возникала и даже однажды встала во весь свой огромный рост: я настаивал на разводе, но жена, на словах согласившись, на деле всячески препятствовала, как потом как-то обмолвилась о причине своего поведения: дескать, если бы была уверена, что передает меня в «хорошие руки», то не возражала бы. Я же это объясняю женской логикой, согласно которой, по татарской пословице: «пердун муж, но свой»; дело в том, что женщины, в отличие от мужчин, в большинстве, хотят непременно замуж и это вполне объяснимо наличной общемировой вообще, российской, в особенности, статистикой соотношения полов не в их пользу. Но нерешенная проблема - что истина, она проявит себя непременно. Рано или поздно. Живя в одной квартире, совместно пользуясь домашним хозяйством, фактически долгое время не являлись мужем и женой. Чему способствовали и некоторые физиологическо-медицинские факторы. Каждая сторона пыталась обзавестись новой семьей, ничего путного, однако, из этой затей не вышло. Так и смирились-«векуем» вместе. Ущербно, конечно…

Поскольку нам удалось обходиться без свары и даже без ругани, мы не втянули в ситуацию детей, с которыми обе стороны сохранили нормальные отношения, а моя дочь Лариса стала Алисе Федоровне подругой, постольку от «нехорошей» логики возраста явилась и польза. Воистину: нет ничего такого, которое было бы только хорошим, также, как и лишь плохим. В каждом из них есть и прямо противоположное. Речь можно вести только о пропорциональном их соотношении, о мере того и другого-в значении доминирования. Так вот: семье, в которой не всё было гладко, хорошо, удалось вырастить замечательных двоих сыновей, сравнительно легко овладевших новым образом жизни, который для абсолютного большинства народа явился нежеланным, многих сбил с «панталыку», принес всеобщее горе. Так что жизнь - штука многоплановая, в ней случается всякое и к ней надо быть готовым как к таковой. Не мудрствуя лукаво, задаваясь вопросом: «а сколько осталось тебе в ней пребывать?». Это - не твоя проблема, дорогой человек. Это-проблема твоей генетики, реализуемой твоим (личным) образом жизни: в одном случае - в соответствии с её программой, не отступая от нее, в другом - внося в неё ухудшающие её коррективы. К сожалению, лишь последние в нашей воле. Улучшить генетику, в смысле: продлить её программу нашего бытия на белом свете, человеку не дано.

И потом, в вопросе «а сколько тебе осталось жить?» есть некое вторжение, некое планирование будущего. О котором в известной притче сказано: «если хочешь рассмешить Господа Бога, расскажи ему о своих планах». Ибо будущее планировать с заглядом на годы вперед невозможно. Это коммунисты планировали к определенному сроку построить коммунизм и сели в лужу. Потому как даже настоящей, серьезной науке, не реакционной коммунистической утопии, не дано программировать будущее человечества в конкретных сроках и т.д. Жизнью людей правят их интересы, которых слишком много и которых нет возможности стыковать таким образом, чтобы все они стали реализуемыми.

Есть такое понятие - «точка отсчета». Планирование (программирование) начинается с одной точки отсчета, которая сразу же, в процессе его осуществления, меняется и без конца меняется. Поэтому-то логика действия (движения, реализации) сильнее логики теории (планирования). Так обстоит и с логикой возраста. Рассчитывал (предполагал) жить, как большинство россиян в пределах 60-ти лет, а, вот, сегодня готовлюсь отметить в будущем году 90-летие. Результаты моей жизнедеятельности не вместились в пределах общепринятых сроков, «диктуемых» логикой возраста.

Отсюда следует вывод: логика и будучи конкретно направленной, категория отнюдь неоднозначная, у неё много направлений, она, как бы, лучистая. Как сегодня общепринято, под главным сюжетом логики возраста разумеется конечный срок жизни, он, в моем случае, оказался в противоречии с реалиями. А в остальном она, логика, им соответствовала. Но проблема не только в этом.

Вообще, когда имеешь дело с логикой, как таковой, надо знать, что она - очень тонкая штучка, с беспредельно точным внутренним содержанием: при внешних признаках адекватности применения её к некоему предмету (явлению) может статься абсолютно несоответствующей ему внутренне. Достаточно допустить малейшую ошибку в понимании и применении логики к конкретному адресату, так попадешь в ошибку, которая «хуже преступления». К примеру, классики марксизма, думается, оказались в плену логики истории, точнее сказать неправильного её толкования, которая была применена ими к пролетариату как к новому классу, рожденному для прогресса. По остроумному замечанию А. Камю, марксизм считал пролетариев, низведенных крайней нищетой до бесчеловечного состояния, способными к «политической зрелости» и «подлинному самоутверждению», заодно утверждая «и всех остальных». Так мыслилось, видимо, исходя из опыта буржуазии, которая, став господствующим классом, преобразовывала общество по своему образу и подобию. Также-де свершится и по приходе пролетариата к власти. Случилось отождествление неотождествимого: пролетариат принципиально отличался от предшествовавших ему классов по своему происхождению и общественному статусу: он испокон веку во всех формациях формировался из разорившихся деклассированных маргинальных элементов общества, вместе с люмпенами составляя его дно. У него не было ни своей экономики, ни своей культуры. Буржуа же были собственниками-организаторами производства и вообще всей экономики, её знатоками, сведущими в культуре, духовной сфере. Располагая командными высотами и невиданной дотоле силой - деньгами, буржуазия фактически обладала властью уже до своей революции., которая затем и закрепила её во власти. Пролетариат не мог прийти к власти. Её, в ипостаси диктатуры, якобы от его имени, взяла коммунистическая бюрократия, использовавшая власть в интересах власти. Такова логика любой власти, варьирующая в ту или иную сторону, в зависимости от классового «нутра» социальной опоры, её предержащей: бюрократическую - при опоре на монополистический капитал (без разницы: государственный или частный) или демократическую - при опоре на мелкий и средний капитал.

Одиночество человека

Этот, «логический» сюжет хочется завершить рассуждениями о человеческом одиночестве. Человек есть что тот «парус одинокий», который «белеет» «в тумане моря голубом», вызывая вопрошание: «что ищет он в краю далеком? Что кинул он в краю родном?». Напрашивается ответ: «и кинул, и ищет себя любимого, ничего и никого другого, так как и в другом, будь то любимая женщина, его дети, друзья, наконец, он ищет себя и только себя, «реализуясь в них, «воплотясь» в них своей душой, «преобразуя» их в alter ego. Человек, вобрав в себя весь мир, беспредельно одинок как личность. Причем его одиночество тем больше, чем глубже познание им мироздания. Наиболее это состояние характерно для старческого возраста, если по годам он уже старик, а по физиологическим, интеллектуальным, душевным свойствам может дать 100 очков вперед молодым. Словом, поговорка о соотношении молодости и старости, с точки зрения, “можется” и “хочется” не всем подходит, всё очень индивидуально. Несмотря на то, что каждый материально, физически связан со всеми ему подобными двуногими с интеллектом, душой одинок. Се ля ви!

Положение усугубляется до бедственного, если в твоем близком, не тобой выбираемом, окружении представлены “человеки в футляре”, мелкобуржуазные выскочки, которые “из грязи в князи”. Рядом с ними попадаются выходцы из вполне интеллигентных семей. Главная причина в данном случае - «перестройка», проведенная таким образом, что наука, культура, в целом, враз опустилась в цене донельзя. Она многим талантливым, в частности, юношам особенно, сломала природой предназначенную карьеру, вырвав их из своих сфер деятельности и выбросив на простор рыночной стихии.

К великому сожалению, эта проблема выросла до общегосударственной значимости. В. Набоков, анализируя повесть Н. Гоголя «Шинель», писал: «Что-то очень дурно устроено в мире, а люди-просто тихопомешанные, они стремятся к цели, которая кажется им очеь важной, в то время как абсурдно-логическая сила удерживает их за никому ненужными занятиями…»[3]. Именно так. Эта сила ломает таланты, уводит их от природного зова, призвания, потому что оно, бывает, плохо кормит их носителей, особенно в условиях нашей страны, ценящей талантов (гениев), как правило, после их смерти. Талантливый человек, известно, талантлив во всём. Когда он видит, что основной его талант плохо его кормит, он, будучи способным человеком, сравнительно легко перестраивается, мобилизует способности на реализацию себя в сфере, лучше кормящей. И там добивается, подчас, немалых успехов, дающих хлеб, иногда и с маслом-икрой. Но реализуй он свой главный талант, мог бы достичь сияющих вершин в этой сфере и стал бы этим счастьем самопознания безмерно счастлив. Беда, однако, в том, что сии блестящие «вершины» не дают того золота, которое разменно. И здесь «не всё то золото что блестит». Но, будучи неразменной, она («вершина») способна «кормить» всё человечество, доставляя при том её достигателям кукишь и без масла. Поэтому-то многие таланты, не реализуясь, спиваются, в лучшем случае занимаются не тем, чем бы следовало. «Утечка мозгов»-национальная болезнь России испокон веку. Мы весь мир снабжаем интеллектуалами, а теперь и капиталами, потому как последние при их употреблении в России, говорят власти, вызывают инфляцию и даже, не исключено, могут простым людям улучшить жизнь, что в планы бюрократии не входит. Ну, никак не входит: они же тогда от неё не будут зависить. Лучшая жизнь у нас полагается власть предержащим и их союзникам-олигархам с жуликами.

Талантливые люди, как правило, интеллигенты, не всегда сильные духом, легко соблазняются материальными выгодами. Им обидно: при их-то интеллекте, культуре, аристократизме хлеб без масла с икрой и пить приходится пролетарское пойло-бормотуху, именуемую российским «портвейном», тогда как другие, много ниже по достоинствам, «трескают» марочные, «люксовые» яства. Есть дурная привычка обижаться на кого-то, это у россиян в крови. Все вокруг виноваты, он один прав. Эта черта русского характера ярко выражается в поведении государства, которое одно идет правильным путем и потому его не любят все остальные. Словом, «один фельдфебель - идет в ногу, а вся рота - не в ногу». Между тем человеку надо обижаться на себя! Все его беды от него самого. Да, он живет, по тому же Набокову, «В мире тщеты, тщетного смирения и тщетного господства»[4], ему мешают реализоваться по способностям. А ты преодолевай, преодолевай и преодолевай! Другого в позитиве тебе не дано. Другое - в негативе, если трудности уподобишь тщетности, встанешь перед ними на колени и пойдешь в обход по чужим тропинкам. «Абсурдно-логическая сила», о которой говорит Набоков, могуча своей конкретностью, нуждой в данный момент. Неудовлетворение её «требований» Акакиев Акакиевичей сводит с ума. А вот «сумасшедших» Чаадаевых укрепляет. Хотя они тоже нуждаются: помнится, где-то читал, что Петр Яковлевич не любил отдавать долги, которые, наверное, брал по мелочи у друзей, отдавать же было нечем. И, тем не менее, не опустился до службы режиму. Он служил России и человечеству, служит до сих пор, как непревзойденный никем, в течение последних почти 200 лет, философ-патриот, в лучшем, не в негодяйском, смысле этого понятия. Режиму служат, обычно, посредственные политологи, никудышные философы, способные создавать сомнительного свойства толпы «наших-ваших», а их атаманов награждать посажением в Государственную думу.

Мелкобуржуазная стихия захлестнула всё. Редко кто удержался на плаву в своей тихой гавани: в основном пожилые, давно состоявшиеся в своей специфике, и частью -по нужде - поздновато им было «перестраиваться», и те - если более-менее талантливые, а другие, при отсутствии, в нашем понимании, поддержки, вышли в «тираж». Но здесь я хочу порассуждать не об этой категории людей, пополнивших ряды мелкой буржуазии. Они принесли с собой туда не худшие качества людской психологии и культуры, более того, они собой облагораживают, в какой-то мере, эту среду.

Я - о тех, кто «из грязи в князи». Это, как правило, выходцы из семей пролетариев - наемных рабов физического труда. Класс пролетариев состоит из людей, которые «спят и видят»: когда же они расстанутся с ним. Ибо у него движение в обществе - однонаправленное, только вниз. Поэтому непьющие, добропорядочные его элементы «рвут на себе жилы», живя в тяжелых бытовых условиях, всячески стремятся к тому, чтобы их чада поднялись выше своего класса. Даже, если их детям не удается поступить в бюджетное отделение учебного заведения по причине недостаточной подготовленности к экзаменам, окончания плохой школы и т.п., они пристраивают их в платные отделения. Пусть будет тяжело, но лишь бы не оставаться на уровне родителей. В числе достигших желанных материальных высот мелкобуржуазных выскочек, немало тех, для которых «высшая степень того, чего могут достичь страсть, желание, творческий импульс, - новая шинель»[5], то есть отнюдь не духовные ценности . Они с презрением взирают на других, особенно «высоколобых», не купающихся, как они в роскоши, обижаясь на непризнание последними их этого рода «достижений». Для некоторых этого типа людей, это, видимо, неизбежный этап становления в культуре того слоя, куда они шагнули, получив образование или через институт брака.

Диалектика общественного развития сурова и бескомпромиссна. Да именно так обстоит с психологией тех, кто вливается в ряды мелкой буржуазии, являющейся ядром нормально развивающегося, преуспевающего общества. Участвуя в формировании тех самых мелких и средних бизнесменов, соответствующих собственников, которые, в сегодняшнем, по-настоящему, добротно организованном государстве и обществе, составляют сердцевину последнего и опору государства. Но, будучи «вонючими» (в прямом и переносном смыслах), в поте лица добывающими «кусок хлеба» себе и попутно, по велению адамсмитовской «невидимой руки» рынка, обществу на жизнь, возомнившими иные из них о себе Бог весть что-чрезвычайно неприятны в общении. Бывает, что высоко стоящие по культуре, так сказать: аристократы духа, общаясь с ними по правилам «политкорректности», становятся, тем не менее, объектом оскорблений с их стороны, наслаждающейся унижением выше себя стоящих людей. Что не исключено есть следствие несоблюдения последними умнейшего совета Воланда: «никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас (в нашем случае: в материальном смысле)»… и продолжил: «сами дадут!»[6]. Последнее, опять-таки в нашем случае, если нам удалось некогда вложить в их души нечто от добропорядочности. По первой части его формулы: просить плохо не только у чужих людей, выше тебя стоящих по властной или материальной линиям, но и у ближайших тебе людей, у детей, например, будучи уже в годах, когда не во всем успешно себя удовлетворяешь. Хотя бы потому, что у них, как правило, лишних средств не бывает. Еще и потому, что становишься «зависимым» (мысленно), стесняешься в чем-то с ними не соглашаться, перечить им, делиться своей «мудростью» и т.п. В условиях государства-«благодетеля», каковым является наше государство, от которого все мы, нищенствующие, зависим постоянно, нелегко выполнять совет умного Воланда. Но надо. Вопрос, однако, в том - как? Не знаю. Боюсь, что правильный ответ даст лишь следующее за нынешним молодым поколением поколение. Сужу по своим подопечным-студентам. Они намного нас наглее: то и дело встречаюсь с «экземплярами», ничего не знающими по предмету, но приходящими с «открытым забралом» сдавать зачет и требуя поставить зачет: «Я, - говорит, - пришел (пришла) с температурой и прошу поставить «зачет» («и никаких гвоздей!») и, знаете ли: ставишь. Думается, применительно к России формула «Нет пророка в своем Отечестве» пошла от описанной выше психологии и культуры мелкой буржуазии, а затем усвоена бюрократией..

Введенный в речевой оборот Солженицыным термин «образованцы», как нельзя лучше, подходит к характеристике описываемого социального слоя. Глубинное самопознание, познание своего окружения всем людям дается очень трудно. Препятствием здесь является недостаточность всестороннего образования, ибо образованность, пока - что в значительной мере, по меткому определению Козьмой Прутковым специалистов- «флюсовая». И самая, пожалуй, важная причина этого-отсутствие у абсолютного большинства людей диалектического мышления. Которое-талант, редко кому дающийся природой. Причем и знание законов диалектики недостаточно для диалектического мышления как творения, загляда, например, в будущее человечества. Тут - нечто идентичное тому, как знание законов стихосложения, изобразительного искусства, сочинения музыки и т.д. не делает человека поэтом, художником, композитором и т.п. Ярчайшие тому образцы-сочинения Маркса и Энгельса, написанные в соответствии с требованиями диалектики, но оказавшиеся ей противоречащими (подробнее об этом - ниже).

Так устроена наша жизнь. Пока. Наступит время, когда не будет нужды в сочетании функций мелкобуржуазного бизнеса с социальной опорой государству. Мелкой буржуазии, как таковой, в нынешней ипостаси, не будет вообще. Всеобщая автоматизация и роботизация материального производства и сервиса, а также компьютеризация всех сфер управления, культуры, науки, спорта и т.д., приведет к резкому росту производительности труда, что значительно сократит рабочее время работника всех степеней. Естественным следствием этого, при сохранении сегодняшних принципов отношений собственности (у одних всё или много, у других - ничего или ничтожно мало), будет постоянно растущая безработица с соответствующим ростом социальной неустойчивости общества. Но этого не случится, если перейти к совершенно новым отношениям собственности. Ведь ныне растущую безработицу можно было бы решить не увольнением лишних работников, а уменьшением рабочего времени всех работающих (что, вообще-то говоря, кое-где уже практикуется: например, филиал автомобильной компании «Форд» в Петербурге недавно (май 2009 г.) как альтернативу сокращению рабочих сократил рабочую неделю до 4-х дней; отражается ли это на зарплате, не знаю; скорее всего-отражается). Однако сейчас этого, в массовом масштабе, невозможно делать, не уменьшая всем заработной платы, без того не особенно большой, могущей лишь поддерживать более-менее сносный уровень жизни. Поэтому основным методом сокращения безработицы является создание новых рабочих мест, что имеет свои естественные пределы по определению. Потому-то безработица - неизбежный бич не только того или иного вида экономического кризиса, а вообще технического и технологического прогресса. Можно себе представить положение человечества, когда автоматизация, роботизация, компьютеризация вторгнутся, «без руля и ветрил», в наши реалии с их миллионами частных и государственных собственников! Единственный способ, на мой взгляд, способный предотвратить катастрофу, это-все национальные богатства всего мира превратить в долевые собственности его людей на началах сособственничества в соответствии с моей концепцией. Это даст возможность, резко сократив рабочее время работников всех уровней, дать им возможность ринуться в сферы спорта, науки, искусства, культуры в целом, в которых они будут заняты в свободное время. Вот тогда-то развитие творчества буквально каждого во всех сферах жизнедеятельности общества расцветет в невиданных масштабах, а интеллект начнет служить лишь добру и только добру. Прогресс человечества будет основан на успехах духовной сферы, в которой соревновательность заложена изначально. Тогда люди найдут способ сохранить Планету Земля вовеки веков. А если это невозможно по определению, то-способ перебраться на другую Планету и там организовать жизнь, не худшую, чем было на Земле. Вот такая реальная «утопия», не раскавычивая которую, можно социум (человечество) привести в состояние «внутреннего совершенства». Так мне думается.

Немного о самом важном в социальной философии вкупе с политикой

Остановлюсь на досаждающих меня проблемах, с одной стороны, своей неотложностью для судеб страны, с другой - провоцирующих дискомфортность в моих общениях с ближайшими и дорогими мне людьми.

Хочу внести ясность в понимание мной некоторых острейших в бытии России вопросов. Ошибочное толкование той или иной проблемы подчас имеет своим источником субъективность, проявляющаяся в ангажированности той или иной идеологией или в сотворении себе кумира, наблюдающиеся, бывает, и у крупных по уму людей. Глубочайший психолог, гениальный писатель Ф. Достоевский утверждал, что правда выше Пушкина, выше народа и с этим не поспоришь, ибо она (правда, истина) победоносна. Он же: если бы Христос был и неправ, я бы был с ним, но не с правдой. Последнее утверждение гения, представляется мне, выражает суть русской психологии.

Попробую пояснить свою мысль на проблеме патриотизма. В русской психологии ему, по-моему, отведено центральное место. К своим прежним суждениям о причинах безответной любви русских к России хочется присовокупить сегодняшние мои размышления. Патриотизм, с моей точки зрения, бывает трех родов: 1) настоящий (всамделишний); 2) ошибочный (ангажированный); 3) лживый, продиктованный корыстным интересом.

Первый - подобен любви родителей к своим чадам: строго-критической, направленной на непрерывное совершенствование своих чад, на исправление их пороков и недостатков. Второй - похож безответной любви, когда одна сторона безмерно влюблена, а вторая - может быть не только не любит, но даже ненавидит. Русская любовь к своему государству - не Отечеству, которого у неё нет, именно такова. Права Россия или неправа- не в том суть. Россия должна «победить». И баста! Третий-это любовь «денежного мешка» к месту, приносящему ему прибыль; исчезла прибыль - исчезла любовь; капитал, знаете ли, «себялюб», у него «однополая любовь»-к капиталу же. К этому роду любви относится и «любовь» бюрократа к своей стране, когда он у власти, потеряв же её, проходит и «любовь» к месту, дававшему раньше власть, измена к которой заложена в его натуру изначально, в частности, в «особей», «верой и правдой» ей служивших..

Носителем первого рода патриотизма из государственных деятелей крупного масштаба я бы назвал Ленина, желавшего из России-«тюрьмы народов» построить счастливую страну, руководствуясь теорией марксизма.

О Ленине я писал много. Воспользуюсь и данным случаем в связи с тем, что, с моей точки зрения он, быть может, единственный из всех крупных, включая основателей, теоретиков марксизма - диалектик, в прямом и полном смысле этого термина. Все остальные, в их числе и те, кто написал книги о диалектике или свои сочинения основывал на законах диалектики (например, «Капитал» Маркса, по характеристике Энгельса) не были диалектиками-творцами. По той простой причине, о которой сказал выше. Их произведениям не хватает, казалось бы, «всего - ничего» -души. Которая, видимо, нужна любому творчеству, включая науку, в частности и особенности, общественную, не смеющую, если она - народная, насилие объявлять повивальной бабкой истории, а диктатуру - высшей формой демократии, и главное - практиковать эти античеловеческие постулаты. Согласно марксизму.

Черчилль - нобелиат, непревзойденный капитан империалистического мира - не случайно сказал, что рождение Ленина для русских было «величайшим несчастьем», а его смерть-«следующим несчастьем». Думается, потому что не родись Ленин, Россия «ни шатко, ни валко», черепашьим шагом, отставая от мировых достижений, но двигалась бы вперед в общемировом цивилизационном направлении, что ясно определилось после отмены крепостничества. Его появление, создание им невиданно тактически сильной политической партии, в условиях, когда государство делало одну ошибку за другой, терпела в войнах одно поражение за другим, позволило ему повернуть страну вспять-ко второму крепостничеству под флагом «вперед к коммунизму». Не умри он в расцвете творческих сил, «когда исчерпалась его разрушительная сила и начали проявляться независимые, самоизлечивающие функции его поисков». И «Он один мог вывести Россию из трясины»[7]. Поживи он хотя бы пяток-другой лет, Россия была бы сегодня в совершенно другой ситуации. Мы жили бы в самой богатой, свободной, счастливой стране. (В этом убежден: это-вывод моей научной концепции, о которой в обобщенном виде говорится и в данном сборнике).

Почему я так думаю? Коммунистическая бюрократия во главе с Лениным, придя к власти, осуществляя политику “военного коммунизма”, довела страну, по его же определению, до состония, идентичного положению покалеченного человека, и в холоде-голоде. Тогда-то, как я полагаю, он и вспомнил свое открытие-расшифровку формулы Гегеля о внутренних проиворечиях, изложенное им в конспективных заметках “К вопросу о диалектике” еще в 1915 году, но почему-то (в силу увлеченности марксизмом?!) непримененное им к его основному постулату о диктатуре продетарита и напрочь забытое в последующие годы, в революции.

Моя догадка о том, что он вспомнил гегелевскую постановку вопроса, зиждется на его основном тезисе-лозунге о материальном интересе людей, который должен был задействовать в вводимом нэпе. Речь шла не о том “материальном интересе”[8]человека, удовлетворяющемся хлебом насущным, прикрытием наготы и крышей над головой, а о том, который развивает производство, удовлетворяющее его самого, а также попутно обогащающее общество по “велению” адамсмитовской “невидимой руки” рынка через конкуренцию собственностей. “Материальный интерес” есть конкретное проявление “внутреннего противоречия”, наличного в собственности и разрешаемого в конкуренции. Причем, чем масштабнее рассредоточение собственности в людях, тем скоростнее её движение в конкуренции, тем лучший результат в развитии экономики в целом. И, наоборот, чем больше централизация (монополизация) собственности, тем больший застой во всём и вся, “нуждающийся” для своего разрешения во внешних конфликтах, вплоть до войн. Так как у такой собственности нет “внутреннего противоречия”, он подменен “внешним противоречием”.

Суть проблемы.

Согласно Гегелю в природе нет предмета (явления), в котором не было бы противоречия, “противоречие же есть корень всякого движения и жизненности; лишь поскольку нечто имеет в самом себе противоречие, оно движется, обладает импульсом и деятельностью”[9]. Ленин в “К вопросу о диалектике” излагает свое понимание этой формулы Гегеля. Признаине противоречивых тенденций, пишет он “во всех явлениях и процессах природы (и духа и общества в том числе) есть “условие познания всех процессов мира в их “самодвижении”, что при ином подходе к развитию всего и вся “остается в тени самодвижение, его двигательная сила, его источник, его мотив (или сей источник переносится во вне-бог, субъект etc.)”, тогда как при познании в них противоречивых тенденций “главное внимание устремляется именно на познание источника “само”движения»)[10].

Советскими философами, вслед за Лениным, в ряде ведущих изданий были зафиксированы тезисы о том, что «каждая из основных форм движения материи развивается исключительно на базе своих внутренних противоречий»; внутренние противоречия рассматриваются как источник разития природных и социальных явлений-именно им здесь принадлежит решающая роль»[11]. Научное понимание проблемы советскими философами не противоречило диалектике Гегеля и Ленина. На деле же в советской практике корень всякого движения усматривался в противоречиях между самими предметами (явлениями), а не внутри них самих.

Неправильное понимание этой проблемы - одна из главных теоретических причин, точнее сказать: главная, погубившая исторический коммунизм. И не потому, что он отрицал наличие внутреннего противоречия в каждом предмете (явлении), нет, он его признавал (ниже я приведу данные об этом на примере книги Энгельса о диалектике), на практике же подменял чем-то несусветным. Потому как практическое его применение означало бы отказ от самого учения, ориентирующего на диктатуру класса, не имеющего в себе источника саморазвития и потому обреченного на исчезновение как класса, пройдя этап люмпенизации. Пролетариат- замкнутая система, без внутренних противоречий, класс маргиналов, составленный из несостоявшихся членов других классов, лишенный перспективы развития в пределах своего класса. Советское государство с «железным занавесом», созданным его руководством, было замкнутой системой, напрочь лишенной «источника саморазвития»: отсутствие жизнетворных внутренних противоречий в своей системе «компенсировалось» искусственно создаваемыми «внешними противоречиями» внутри страны: с зажиточным крестьянством и «врагами народа», во вне-с капиталистическим миром. Последний, однако, опередил его объявлением соревнования в «холодной войне», в котором советское государство и надорвалось. Искусственно созданных сил надолго хватить не может. Искусственная система «жизнеспособна» лишь в технике, не в живой природе и социуме.

Каждая жизнеспособная структура есть система, и она непременно открытая. Возьмем собственность как систему, как отношения между людьми: её внутренние противоречия проявляются во взаимоотношениях между её владельцами, в конкуренции между ними. Она открыта для конкуренции в том случае, если рассредоточена в массе людей (мелких и средних бизнесменов). Эта система становится закрытой при монополизации собственности, поскольку при ней исчерпываются внутренние противоречия (она и монополизируется ради прекращения конкуренции).

Где, какая причина того, что при знании теории вопроса о роли внутренних противоречий в развитии всего и вся, без единого исключения, в советской философии, скорее всего-как ленинского наследия, его не учитывали в практической жизнедеятельности? Только ли в том дело, что Сталин, будучи закоренелым догматиком, не понимавшим сути диалектики (в написанной им «философской» (4-й) главе «Краткого курса истории ВКП(б)» исключен её основной закон-отрицания отрицания), навязал стране ненаучное руководство? Главная причина, мне видится, в непонимании сути этого гегелевско-ленинского положения диалектики. Всеми, и самими основателями марксизма, не говоря уж о советских руководителях[12]. Иначе чем объяснить, что в специальной работе Энгельса «Диалектика природы» (Соч. Т. 20) о них, внутренних противоречиях, в названном смысле, на протяжении почти 300 страниц (343-626 сс.), а также в «Анти-Дюринге» (главы о диалектике) не упоминается вовсе.

Применительно к истории общества классики акцент ставили на законе отрицания отрицания: «Все культурные народы начинают с общей собственности на землю. У всех народов, перешагнувших уже через известную ступень первобытного состояния, эта общая собственность становится в ходе развития земледелия оковами для производства. Она уничтожается, подвергается отрицанию и, после более или менее долгих промежуточных ступеней, превращается в частную собственность. Но на более высокой ступени развития земледелия, достигаемой благодаря самой же частной собственности на землю, частная собственность, наоборот, становится оковами для производства…Отсюда с необходимостью возникает требование-подвергнуть отрицанию теперь уже частную земельную собственность, превратить её снова в общую собственность»[13]. И Маркс, и Энгельс обстоятельно показывают, как будет происходить отрицание монополистического капитала. В рассуждениях классиков удивляет то, что, если капиталистическая монополия неизбежно погибает (отрицается), то почему должна царствовать государственная (или, как при Советах называли-общенародная) монополия? Ответ напрашивается, сам собой: потому что игнорируется «внутреннее противоречие», обеспечивающее бытие предмета (явления), будь то класса, экономики, общества в целом, являющееся их «источником самодвижения». Чтобы что-то отрицать, надо, чтобы оно достигло некой ступени развития, годной для отрицания. А чтобы оно достигло этого, оно должно иметь источник саморазвития. Он же проистекает из внутреннего, ему присущего, противоречия. Марксизм не заметил завершающего звена в формировании любого в мироздании «нечто», в котором должно состояться сочетание неких противоречий, чтобы оно могло быть (действовать). Не то ли тоже сегодня наблюдается в биологии, не нашедшей последнего звена в цепи формирования человека, чем и пользуются все религии, утверждая о его божественном происхождении. Нынешняя социальная философия потеряла найденное Гегелем, раскрытое Лениным, помянутое «звено» в цепи развития общества. Отсюда все беды!!!

Непонимание проблемы внутренних противоречий, повлекло за собой ставку на внешние противоречия и, соответственно, на абсолютизацию борьбы, вообще, классовой борьбы, в особенности, в жизнедеятельности человеческого общества. В «Нищете философии» Маркс критикует Прудона за извращение им диалектики Гегеля. Прудон видел задачу в том, чтобы, отыскав в каждом явлении положительные и отрицательные стороны, найти способ сохранить «хорошую» и исключить «плохую». Согласно Марксу же, «исключить «дурную», то есть отрицательную сторону противоположности-это значит сразу положить конец диалектическому движению. «Именно дурная сторона,-пишет Маркс,-порождает борьбу, создает движение, которое образует историю»[14]. По Марксу, «ни один объект в природе без своей альтернативы, без противоборства сторон не может нормально функционировать и, тем более развиваться»[15]. Между тем, в живом мире-два пола, альтернативы им нет, борьбы меж ними-тоже; человеку нет античеловека, также нет антиживотного животному. Если есть материи антиматерия, миру-антимир, то они ведь за их пределами, не в нашей вселенной. Марксизм как идеология классовой борьбы усматривал в ней всю историю человечества. Поэтому он не мог обойтись без альтернативы «хорошей стороне», то есть без «дурной стороны», порождающей борьбу. Но в данном случае имеет место смешение причины со следствиями. В самом процессе взаимодействия противоречий нет ни «хороших», ни «дурных» сторон; следствия взаимодействия сторон противоречия бывают «хорошими» или «дурными». Чтобы последних не было или, по крайней мере, было поменьше, надо этот процесс регулировать компетентным вмешательством общества, а не создавать «дурное» во имя «диалектического движения», как это практиковалось советской компартией. А марксизм тезис о «дурной стороне» капиталистического развития поставил во главу угла своего учения.

Думается, что общественное развитие, его прогресс осуществляются только при условии позитивности общественно-экономической формации, которую представляет масса частных собственников-в идеале весь народ должен состоять из различного ранга собственников-субъектов развития. «Дурную сторону» формирует монополизация собственности, будь то частной или государственной, без разницы, ведущая к упразднению конкуренции-живительного стимула к прогрессу. Источник борьбы между людьми нужно искать здесь; здесь же кроется и источник разложения общества, источник революций.

Не в борьбе счастье, когда решается вопрос: «быть или не быть» кому-то из борющихся сторон. Счастье-в обычной, будничной позитивно-созидательной жизни, в сотрудничестве людей, социальных групп, при котором решается вопрос: «быть всем сегодня и завтра». Борьба –не самоцель, как это получается по марксизму. В целом бытие всей природы обеспечивается сосуществованием многих предметов (явлений), отнюдь не их борьбой друг с другом. Также и в социуме, его движение, жизненность обеспечиваются противоречиями внутри класса собственников и его сотрудничеством с классами неимущих (в борьбе ничего не созидается, но многое рушится!). Когда же нерегулируемые отношения собственности выводят противоречия между классами на первый план, тогда они трансформируются в борьбу, ведущую к гибели обеих борющихся сторон (наглядный пример: последствия Октябрьской революции). Значит, задача политиков-не допускать выхода противоречий между классами на первый план, а в перспективе- вести линию на упразднение классов как таковых, ибо при наличии классов противоречия между ними неизбежны, и они, рано или поздно, могут стать неуправляемыми. Надо держаться в рамках противоречий позитивного порядка, двигающих жизнь вперед, но не негативного свойства, ведущих к борьбе и самоуничтожению. Первого рода противоречия-противоречия внутри класса собственников, решаемые в конкуренции. Они нуждаются в регулировании со стороны общества, заинтересованного в недопущении монополизации богатства. В противном случае внутриклассовые противоречия затихают. Их место занимают противоречия межклассовые и межгосударственные (монополистическому капиталу мало внутреннего рынка, ему там не с кем конкурировать), выводящие классы и государство на тропу войны.

Этот сюжет о «внутренних противоречиях», как источнике «саморазвития», завершу выводом о том, что, во-первых, виной тому, что он не был практически «задействаван» в советском опыте коммунистического строительства, отчасти являются сами классики «научного коммунизма», что, возможно, объяснялось пониманием ими его сути, на корню «подрезающей» основной постулат о «диктатуре пролетариата» в бессобственническом обществе и потому ими не принятом. Следовательно, марксистское учение о коммунистическом будущем человечества основано не только на ошибочном истолковании логики истории, как я утверждал в предыдущих своих работах и в обобщенном виде сказанном и в настоящей работе, но и на игнорировании гегелевского тезиса о внутренних противоречиях, как источнике саморазвития. Тут-принципиальное различие Ленина от Маркса с Энгельсом. Последние-«диалектики» поверхностных, видимых простому глазу «внешних противоречий», выпукло выражаемых тремя законами диалектики, ориентированными на «борьбу». Главное же в диалектике Гегеля, раскрытое Лениным-«внутренние противоречия», рождающие «источник» саморазвития. Во-вторых, понимание гегелевско-ленинкого «источника саморазвития» не было у послелениского советского руководства, вряд ли, оно было у кого-нибудь из ведущих демократов, затеявших «перестройку» и реформы 80-90-х гг. ушедшего столетия, и есть у нынешних «реформаторов», застопоривших реформирование. Научная несостоятельность и бесперспективность попыток отойти от общемирового цивилизационного пути развития кроется именно здесь. (Об этом не мешало бы знать как российским «евразийцам», так и иным «новым социалистам» Латинской Америки или других частей света).

Наиболее распространенный (массовый) и потому вредоносный вид патриотизма-второй, который я называю ошибочным.

По русской поговорке: «На ловца и зверь бежит», один из моих уважаемых коллег по перу - Александр Николаевич Осокин, когда я писал эти строки, прислал по интернету для данного сборника прекрасную, мою душу греющую, статью. Но, будучи серьезным исследователем, всей душой любящим Россию, и искренне дружески ко мне расположенным человеком, не мог в ней не сказать о том, что его огорчает в моем творчестве. Очень доброжелательно (в беседе по телефону даже просил меня исключить критическую часть его рукописи), в предельно мягкой форме, в отличие от одной моей (семейной) давней подруги и «шахматной коллеги», с которой, бывает, обмениваемся «матами», сказавшей мне как-то во время беседы: «как же Вы, А.Х., не любите страну, в которой живете» (она читает мои книги). Примерно на такой же позиции - моя дражайшая половина. Разумеется, я с ними не согласен. У меня, действительно, по сравнению с ними нет слепой веры в Россию. Я её уважаю осознанно: и не только потому, что она моя Родина, а и потому еще, что мои предки-татары приняли более чем активное участие в её становлении, помогая московскому князю, (кстати,не имевшему права, по старшинству рода, на великокняжество), помогая войсками подавлять других русских князей, не желавших подчиниться Москве. Я рассматриваю Россию как наследие Золотой Орды, пусть и насильственно организованное. Уважая Россию, я вижу её недостатки, пороки, губящие её, автором которых является государственная бюрократия - интеллектуально ущербная и корыстная, по определению. Я хочу, чтобы она стала лучше.

Тут есть одна весьма щепетильная «заковыка». Откровенные, нелицеприятные мои писания относительно России и русских могут вызвать особое неудовольствие у некоторых людей уже тем, что их автор - нерусский, к тому же еще и татарин, во взаимоотношениях с нацией которого, несмотря на почти полтысячи лет совместного проживания, еще есть вопросы явно ассимиляторского свойства[16]. Как не давно заявил президент Татарстана М. Шаймиев: в Федеральном правительстве есть деятели, озабоченные тем, что ассимиляция русским народом татар идет не столь ускоренным темпом, как им хотелось бы (цитирую по памяти, не дословно). И вот, в их «калашный ряд», без спросу затесался некто с «суконным рылом», критикует, «учит» как жить и т.п. и т.д. (Мне рассказывали о таких выступлениях на научных конференциях, правда, в мое отсутствие). И к тому же в ситуации, когда эпоха, начатая «перестройкой», продолженная распадом империи и с позволения сказать: «реформами», сопровождавшаяся переименованием, в общественном мнении, функции «освободителя» народов в их «оккупанта», ударила по русскому самолюбию, как говорится, наотмашь. И т.п., и т.д. Что же делать-то?!

Но сами русские о том, о чем я пишу, не пишут. Может быть, так «заповедано» Историей? Ведь Чаадаев, Бердяев - единственные русские философы, по-настоящему глубоко проникшие в сущность русской ментальности, судьбы России. У обоих предки татары, хотя и дальние. Теперь, вот,- я и уже татарин, в чистом виде. Ну что ж «была-не была»…авось, сойдет!

Кажется, пришла пора вернуться к Александру Николаевичу; он пишет:

«Однако, стараясь быть похожим хоть в чем-то на Агдаса, автор данной публикации не может не указать моментов, в которых он с ним не согласен. 1) Агдас утверждает, что он против социального государства, т.к. реализующий его бюрократический аппарат современной России (подобный зурабовскому министерству здравоохранения и социального развития) делает невозможным доведение выделенных государством средств до тех, кому они предназначены.

Я же считаю, что государство просто обязано быть социальным и должно взять на себя поддержку слабых (в том числе, пенсионеров, инвалидов, молодых и многодетных семей, сирот, матерей-одиночек), а также здравоохранение и образование. Здесь в полной мере должен использоваться положительный опыт СССР в этих вопросах, давно уже принятый на вооружение наиболее развитыми странами мира.

2) Я не согласен с выводом Агдаса Хусаиновича о том, что за победу во Второй Мировой войне над германским фашизмом человечество более всего обязано «англо-саксонской демократии» и ее лидеру У.Черчиллю. Cчитаю, что в неимоверно большем размере оно обязано за это народам Советского Союза, которые ценою неисчислимых жертв и потерь в жестокой схватке победили фашистскую Германию и не допустили установления в мире «нового порядка». (Я уже не говорю о том, что, на мой взгляд, именно Черчилль спровоцировал нападение Германии на СССР 22 июня 1941 года, о чем я написал в своей книге «Великая тайна Великой Отечественной. Новая гипотеза начала войны»).Черчилль является представителем сил, толкнувших мир к Второй Мировой войне, ибо именно финансовые круги «англо-саксонской демократии» дали денежные средства на победу Гитлера на выборах и восстановление военной промышленности и армии Германии. Последовавшие за этим захваты территорий в Европе, включая аншлюсс Австрии и захват Чехословакии, одобренный Мюнхенскими соглашениями, показывают, что «англо-саксонская демократия» подталкивала Гитлера на Восток. (Хотя нельзя не признать, что и Сталин в это время немало сделал для того, чтобы столкнуть «империалистических хищников).

Я также не согласен с оценкой Агдаса Хусаиновича известной речи Черчилля в Фултоне. 5 марта 1946 года. На мой взляд, в первую очередь, это было попыткой Черчилля оправдаться за 22 июня 1941 года ссылкой на агрессивность СССР, якобы представляющую опасность для мира.

3) Я не согласен с его письменным обращением к послам США и Великобритании в России, в котором он «жалуется» им на «ныне правящую бюрократию России». Когда он спросил мое мнение по поводу этого его письма я послал ему по электронной почте следующее послание:

«Уважаемый Агдас Хусаинович!

а). По-моему, не следует приглашать соседей решать семейные проблемы своего дома.

б). Особенно если у соседей самих порой «сносит башню» ( а то и две сразу, что показывалось и подробно разбиралось в ночной телепередаче 1 канала 12 сентября с.г.).

в). Не стоит забывать, что в прошлом «Незабвенный учитель Винни» трижды, взаимодействуя со своими беспокойными соседями, действовал исключительно в интересах своей собственной квартиры (что в своей книге и отметил Ваш покорный слуга). Нет никаких сомнений, что его наследники именно так будут действовать и сегодня, и в следующий раз. Поэтому обращение к ним за содействием не сулит ничего хорошего.

г). Предлагаемая Вами мера воздействия, в просторечье называемая «Нежеланием находиться на одном гектаре», неизбежно приведет к очередному «Заколачиванию окна», ударит как всегда по простому человеку и лишь серьезно усугубит ситуацию и затянет решение проблем.

В связи с этим не кажется ли Вам, что приглашение к кооперированию с соседом, столь ярко описанным, может заметно сбавить энтузиазм Адресатов работать в этом направлении?».

Да, очень желательно со своими проблемами управляться самим, как в личностном плане, так и, тем более, в страновом масштабе. И это возможно в условиях самодостаточности субъекта, в данном случае: наличия в составе социальной структуры общества класса-субъекта развития, то есть с своим источником саморазвития, какового в России нет. Однако, пойдем по порядку претензий.

По 1-му пункту.

Дело не только и не столько в воровстве средств, выделенных на социальные нужды, это-даже не полбеды. Хуже всего то, что показывает всемирный опыт: так называемое «социальное государство» ведет к перерождению демократического государства в бюрократическое, чиновничество, непрерывно расширяя свои ряды распорядителей национального богатства, становится господствующим классом. Я исхожу из того, что у государства ничего своего нет; чтобы быть «социальным», оно забирает, через налоги, у общества (в основном у среднего класса собственников, ослабляя их возможности роста) средства, которыми распоряжается по своему усмотрению, в ходе которого (распоряжения) большая их часть «прилипает» к рукам распорядителей. И потому в таком государстве, впрочем, как и в национализации собственности, заинтересованы не столько неимущие, сколько бюрократы (особенно-коммунистическо-социалистического толка!). А неимущим лучше было бы давать «не рыбу, а удочку». Осокину известен советский «положительный опыт» в сфере социальной политики; неплохо было бы поделиться известными ему фактами из этой сферы. Сейчас очень многое из советского опыта толкуется позитивно. Не понятно только: отчего же он крахнул? Ах да: «от козней англо-американского и прочего империализма!». А так, без них «всё было бы в лучшем свете»! Аргументация для несмышленышей… Пора бы понять, что внешние факторы влияния на что бы то ни было действенны лишь тогда, когда его нутро гнилое. Не иначе. Да, «козни» были, есть и будут. Живем в дурно устроенном мире. А наши этого свойства действия, поддержанные и усиленные мировым коммунизмом, так сказать: «пятой колонной» в самом их «логове», почему не свалили ни американский, ни какой другой «империализм»? Они усиливаются, объединяясь друг с другом, составляя мощные союзы, международные организации. А мы с кем, хотя бы дружим? Кажется, с Никарагуа. Со славянами, и с теми разругались, с некоторыми из них, и нам особенно дорогими (нужными)-вдрызг. То-то и оно, господа бюрократы! Ходите в церковь, стоите рядом с митрополитом, глядя на него с любовью и смирением, усердно креститесь. А ведь говорят, что Бог, когда кого хочет наказать, то лишает его разума. Не это ли произошло с бюрократическим сословием, который век доканывающим Русь?!

По 2-му пункту.

Из постановки вопроса о второй мировой войне у А.Н. выпали проблемы противостояния советского коммунизма мировой демократии и философии «меньшего» и «большего» зол, мною подробно рассмотренных в книге «Россия-«мессия»?», к которой я и отсылаю интересующихся ими. А.Н. не устраивает, что победителем оказался, в конечном счете, не российский деятель (в смысле-не Россия), а У. Черчилль и возглавленная им мировая демократия. Многовековой российский антиамериканизм-вот подноготная позиции многих наших людей во главе с государственной бюрократией! После того, как А.Н. в своей последней книге доказал (почти недоказуемое в нашей историографии!), какую опасную игру затеял Сталин с Гитлером, надувший первого, как несмышленого ребенка, а затем их обоих «за нос» поводил Черчилль, мне непонятна формула Осокина о «якобы представляющей опасности для мира» «агрессивность СССР» (подходящий «материальчик» для только что созданной комиссии по «фальсификациям» истории!). Я, опираясь на книгу Осокина[17], писал: «две великие тоталитарные державы, «не знавшие сдерживающих моментов морального свойства» (Черчилль) готовились к решительному бою против великих демократий. Черчилль об этом был осведомлен своей разведкой и главное-своим прогностическим, логически-диалектическим мышлением.

Естественно, наилучшим вариантом (если не сказать: единственным) выхода из этого предкатастрофического состояния для Англии было внесение разлада между этими претендентами на мировое господство (один через фашизацию, другой-через коммунофашизацию человечества). И Черчилль, выкрав (выманив в Англию?) главного советника Гитлера-Гесса, использовал его для вступления с Гитлером в фиктивное для себя соглашение о совместной войне против СССР. Стравил коллег по мировому разбою. Что же тут плохого? Особенно для нас, россиян!»[18]. В новой работе Осокина дополнительно фактами и логикой обосновывается его утверждение в предыдущей книге о том, как Германия и СССР готовили нападение на Британию. В частности, в связи с пленением немцами сына Сталина Якова, как участника «секретной советско-германской операции»[19]. Отсюда напрашивается преинтереснейший и весьма значимый вывод, до которого почему-то Александр Николаевич не додумался (не захотел?): объективно, а, может быть и субъективно, политика Черчилля увела Советский Союз из блока с Германией и вынудила его воевать против неё на стороне демократии, что ни в коем разе не входило в замыслы Сталина и даже совсем наоборот: антиамериканское и антианглийское нутро советской внешней политики, продолжающейся поныне в том же русле-еще одно доказательство верности позиции Осокина. Черчилль, маневрируя «меньшим» и «большим» злами, допуская при этом ошибки, но затем исправляя их, вложил беспредельно высокую лепту в победу демократии. Что никак не снижает высокой доли и роли в победе истекавших кровью народов СССР. И нет смысла (доброго!) об этом мне, как и любому другому современнику той войны, напоминать. (Только не следовало бы исключать и такой вариант войны, в которой англо-американский блок мог занять «нейтралистскую» позицию, а то и прямо прогитлеровскую. Мстя Советам! Тогда каково бы было нам?!). Меня сегодня удручает всеобщая интеллектуальная ущербность нынешних правящих кругов мира. Лишь этим обстоятельством и вызвано мое обращение к послам США и Англии: «нет достойных эпохе мудрецов; так изучайте опыт прежних мудрейших своих деятелей!». Не скромно, пожалуй, -да, нескромно. Но мне показалось, что я в ситуации, ставящей вопрос ребром: «Если не я, то кто же?!». Я бы помолчал, если бы более интеллектуально зрелые, чем я, заявили во всеуслышание: «Не могу молчать!».

Теперь о моем обращении к послам США и Англии более подробно. Я писал, что сложность современной международной ситуации усугубляется тем, что у европейско-американской демократии сегодня нет «Черчилля». Но есть политическое наследие Уинстона Черчилля, его разносторонний опыт взаимоотношений с так называемыми «большим» и «меньшим» злами. Немало и сегодня зол того и другого свойства. Мир настолько плохо устроен, что всё еще приходится из двух зол выбирать меньшее, которое, будучи поддержанным (непресекаемым), со временем неизбежно, непременно становится большим (России, кажется, предстоит (в который раз?!) испытать последний вариант на себе в самое ближайшее время)…

Господа демократы Запада! У русских есть замечательная пословица: «пусти свинью за стол, она и ноги на стол». Так что - «за что боролись – на то и напоролись». Как бы вам не пришлось обратиться к методу «таски». Начать можно было бы действием, подобным тому, которое в поведении порядочных людей выражается неподаванием руки непорядочным людям. И чем раньше вы это сделаете, тем он менее ущербным будет для всех. Для метода «ласки» – не тот случай ...

Вспомните своего незабвенного учителя У. Черчилля, дважды испытавшего (первый раз – поддержкой политики невмешательства в агрессивные действия немецкого фашизма, как меньшего зла, с целью направить его против большего зла – СССР, второй раз – вынужденно поддержкой СССР, как меньшего зла против большего зла – Германии) способ трансформации зла из меньшего в большее поддержкой первого, в результате которой выращивалось каждый раз ЧУДОВИЩЕ; третий его опыт по устранению «большого зла» в лице СССР был начат «холодной войной», в процессе которой была исправлена ошибка второго опыта, приведшего к усилению СССР. В связи с тем, что других претендентов на роль «большого зла» в ходе «холодной войны», когда её главное острие было направлено против Советского Союза, не удалось устранить с мировой арены, на плечи американского государства легла тяжелая ноша по их пресечению: война против коммунофашистской Югославии и тоталитарно-расистского Ирака[20] – важнейшая часть решения этой задачи. В этой ситуации «игра в поддавки» с правящим режимом России – ошибочна; поражение в «холодной войне» советского коммунизма не означает поражения российского мессианизма, тем более опасного, что в классовом отношении суть власти в России в результате «перестройки» и «реформ» 90-х годов не изменилась: государство как было бюрократическим, таковым и осталось, сменились лишь кланы бюрократии. Нынешний клан, в решающих звеньях – чекистски-силовой, если и не верой и правдой, но непременно клятвенно служивший коммунизму, беспощадно истребляя всех, кто, так или иначе, не то, чтобы боролся против него (таких, начиная с 30-х годов, практически не было), а просто выражал сомнение в нем. Этот клан откровенно, и словом, и делом, тоскует по Сталину и кое-что уже возродил из его практики; его составляющие люди друг с другом повязаны кровными узами, они в крови по локоть и потому принципом их действия является кровная месть. Значит, этот клан бюрократии более опасный, как для России самой, так и для мира. Третий опыт международной демократии по пресечению зла (в каком бы обличъи оно ни было) еще не завершен, он продолжается. Подводить итоги «холодной войне» еще рано. На её завершающем этапе, сейчас очень важно не повторять ошибок прошлого, допущенных демократией перед Второй мировой войной. Не пора ли остановиться в играх со злом?! Как бы ни пришлось вам вновь, теперь уже по второму кругу, искать союзника в лице некоего «меньшего зла» – непременно будущего «большого зла» с повторением тех же, если не сказать: еще более трагичных последствий! Позволяя злу торжествовать, постоянно возвращаясь «на круги своя».

Ныне взятый правящей бюрократией курс на возрождение Военно-промышленного комплекса, куда кидают милларды рублей, столь необходимых народу, еле-еле сводящему концы с концами, а многие просто голодают (ежедневно недоедают свыше 15 млн. человек; у 60 млн. чел. денежных доходов едва хватает на скромное питание[21], «выживающая» часть населения» на грани вырождения), говорит о скудости ума у правителей. Можно подумать, что нам сегодня кто-то угрожает войной. Скорее, мы готовы угрожать и от угроз переходим к агрессии к кому бы то ни было, в первую очередь–соседям. Если произойдет ослабление мощи США или у них восторжествует изоляционная политика, что вполне реально в связи с последствиями недостаточно продуманных акций в Ираке, наша власть непременно предпримет насильственную попытку реставрировать, в том или ином виде, прежнюю империю. Не взирая на то, что человечество вступило, и необратимо, в такую полосу своего развития, в которой более не потерпит безобразий, творимых на голубом шаре античеловеческими режимами; тому подтверждение – судьба коммунофашистской Югославии Милошевича и арабофашистского Ирака Хусейна. Нет смысла уповать на возрождение своего величия с термоядерным щитом, ибо мы уже практически знаем, что есть и иные способы решения названной общечеловеческой проблемы. И в их числе уже испытанный в борьбе против коммунофашистского мирового социалистического лагеря. Он - наиболее победоносный, применяемый Западом, это – развитие у себя демократии с материальным благополучием народа; способ, недоступный разумению российской правящей бюрократии, обжирающейся с сросшейся с ней кучкой криминальных богачей-монополистов при нищете большинства трудового люда. А озорство с средствами массового уничтожения – «палка о двух концах».

Внутреннее неблагополучие власть пытается компенсировать внешнеполитическими успехами. Она вместо того, чтобы в деловом дружественном контакте с англо-американским блоком покончить с недобитым расистско-фашистским и коммунофашистским отребьем на любой точке Земли, рыщет по всему миру в поисках союзников или хотя бы сочувствующих её русско-державному антиамериканизму.

Нынешняя политика правящей бюрократии, по сути, есть в значительной мере продолжение советско-коммунистической политики. Коммунизм, декларируя стремление отойти от «треклятой» буржуазной общественной формации и её государства ради созидания «земного рая», при своей реализации, взял всё худшее и гнусное, что было в предшествующих формациях, усилив и ужесточив их в разы. Рабовладение: миллионы зэков-каторжан с бессудными расстрелами даже детей 12-летнего возраста, крепостничество: колхозное крестьянство, наемные рабы с их фиктивными профсоюзами, государственная монополия на всё и вся в экономике. И это всё–не отклонения или извращения, осуществленные сталинскими молодчиками, это–сама суть коммунизма. Поскольку коммунистическая идеология-трудно изживаемая («заразная») в общественном сознании бедного народа, а легитимация коммунизма по сей день покоится на непонимании некоторой частью людей его сути, а частично–на корыстных интересах коммунистической номенклатуры, было бы правильным помочь непонимающим понять, объявив соответствующим документом ООН или Международным судом коммунистическую идеологию преступной, во-первых, тотально-террористической; во-вторых, античеловечной, на деле оказавшейся идеологией увековечения бюрократического государства.

Итак, повторюсь: Россия опасна не только и даже, пожалуй, не столько человечеству, сколько самой себе. Третий век идет процесс поражений и распада. Она, точнее сказать: её правящая бюрократия, умудряется и победы, достающиеся ей обильно пролитой народной кровью, превращать в источник будущей катастрофы. И этот исторический процесс, видимо, неостановим по причине несменяемости во власти бюрократии, кланы которой-каждый хуже предшествующего- меняют друг друга в, с позволения сказать, «революциях». Последние осуществляются той или иной элитой, при поддержке бедствующей массы, мало чем отличающейся от люмпенской, со всеми вытекающими отсюда последствиями и прежде всего-формированием еще худшего государства с населением ксенофобски настроенным и потому пожирающим самого себя.

Вся суета сует, организуемая правящей бюрократией, ради якобы прогресса страны, в конечном счете, сводится толчению воды в ступе, приводящему к пилению сука, на котором она сидит.

У страны внутренних сил покончить с погибельным процессом нет: общество, формируемое властью, не имеет в своей социальной структуре субъекта развития в лице, надлежащего количества и качества, среднего класса собственников.

Каков же выход? Силовой прием извне делу не поможет, хуже того- приведет к затягиванию надолго перехода к демократии. Не говоря уж о море крови со всех сторон. В ментальности русского обывателя торжествует тезис: права Россия или неправа-суть не в этом, а в том, что она должна победить и баста! Во взаимоотношениях с другими государствами, в конфликтных ситуациях сила власти, её произвол и безнаказанность проистекают из данного массового лжепатриотического сознания, сформированного многовековыми усилиями православной церкви. Представляется, что единственно реальное средство противостояния этому злу-всеобщее презрение к наследникам, носителям пресловутой византийщины, исключение их представителей из всех международных организаций с одновременным введением в них представителей российской демократии, внесение в черный список «person non grata» всей номенклатуры, депутатского корпуса, олигархов и прочего жулья, обогатившегося на грабеже народа и государства, и обязательно наложить арест на их зарубежные ценности всех видов с целью возвращения, в последующем, российскому народу. В то же время-максимальное облегчение доступа, если хотите-поощрение посещения россиянами всех демократических стран. Что, так или иначе, но будет ориентировать наших людей на преобразование себя в достойных граждан среднего достатка и собственными усилиями, поскольку государство в этом деле им не помощник. Разумеется, российская власть попытается реставрировать «железный занавес». Задача международной демократии-разоблачать делом, практикой, чтобы всем было ясно, кто препятствует общению народов друг с другом.

Бюрократия будет строить котлован и организовывать дефолты до скончания своего века, ибо она глупа по определению, значит, ставку надо делать на народ.

А вообще-то, господа Главные, Ведущие демократы планеты Земля, не пришло ли время, хотя бы в порядке постановки вопроса, сказать человечеству о неизбежности перевода благотворно идущего процесса глобализации во ВСЕМИРНОЕ КООПЕРИРОВАНИЕ?! Отставание социального прогресса от технико-технологического прогресса-источник всех бед, испытываемых людьми. Социальные, межнациональные, государственные и межгосударственные недуги-преступления исчезнут навсегда лишь на пути всемирного кооперирования народов. Иначе-рукотворный апокалипсис!»

Вот о чем и как я писал. Полагаю, что нет нужды искать что-то дополнительное для разъяснения несостоятельности замечаний Александра Николаевича Осокина. К сожалению, не он один так благорасположен к своему государству, не взирая на его вопиющие недостатки и пороки. Мог бы назвать не одного из нынешней мыслящей части русского народа, не исключая и свое окружение. Они-патриоты названного смысла. Они, будучи достойными сынами своего народа, любят его, верят в него, надеются, что наступит такое время, когда он всё решит правильно и построит счастливое общество. Когда им возражаешь, что ничего не получится, ибо у народа нет внутренних сил на переустройство государства, они говорят, что эти силы еще в потенции, в спящем состоянии, что им удастся своим подвижничеством, просветительством разбудить его и всё будет ладком.

Конечно, это-утопия. Но какая утопия! Кроме восторга от нравствееного величия этой категории людей, надо сказать им в укор, разумеется, без злобы: тут, кроме неприятия ими гегелевско-ленинского диалектического канона об источнике саморазвития, наверное, наблюдается нечто подобное женской любви, подчас, к абсолютно неадекватному ей субъекту мужеского пола. Не случайно же Н. Бердяев русскую нацию определял как нацию женской стихии. Вот женщине (девушке) родители говорят: «что же ты такого мерзопакостника полюбила-то, откажись от него». В ответ слышат: «я люблю его и всё!». «Почему, почему?-голосят родители. Нет ответа. Я отвечу за неё: «потому что оканчивается на у-у-у». Словом, по-Достоевскому: правда правдой, на кой ляд она ему (ей), пусть Христос неправ, но он будет с ним. И с этим придется считаться. Деваться-то некуда. Надо искать путь развития, на котором сможет разместиться вся «рать русская», со всеми её «прибамбасами».

Персонально указывать на личности выше описанного типа патриотов не буду, ибо чревато…Назову из прошлых деятелей, хотя тоже небезопасно, потому как иные из них-«священные коровы»…

Например, Пушкин -наше всё, как теперь его именуют. Он в историко-социально-политическом мышлении руководствовался своей формулой, что не хотел бы иметь другую историю, что следует гордиться имевшей место историей, в отличие, к слову сказать, от Радищева, душа которого была ею «уязвлена», резко критиковавшего в «Путешествии из Петербурга в Москву» многовековое крепостническое мракобесие российское. Пушкинская формула, помнится, дана в ответ на философическое письмо Чаадаева, критиковавшего Россию за её отставание и другие нетерпимые недостатки. Пушкина можно понять: зачем ему, дворянину, помещику, в распоряжении которого, были и материальные блага, и люди; бывало, что они запросто «брюхатили» девок. Пушкин, правда, старался как-то помочь в «пристройстве» ребенка. А в «другой истории» Пушкин сам мог оказаться не рабовладельцем, а в числе «услужающих» у некоторых фельдмаршалов со специфическими потребностями. Так что ему «другая история» ни к чему. Истинное уважение к своей Родине выражается по-другому. Например, как пишет Ст. Рассадин о князе Петре Андреевиче Вяземском, презиравшем «холопство настолько, что уличил в нем даже своего друга Пушкина» (в связи с его одой «Клеветникам России», в которой оскорбительно отзывался о некоторых народах, мечтая слить в «русское море» «славянские ручьи»), «когда он (Вяземский.-А.Б.) записывал шокирующие слова: “Россию можно любить как б.., которую любишь со всеми её недостатками, пороками, но нельзя любить как жену, потому что в любви к жене должна быть примесь уважения” [22]. Надо сказать и то, что, как вспоминал Гоголь, когда он ему читал рукопись «Мертвых душ», Пушкин «всегда смеялся», но вскоре «начал понемногу становиться всё сумрачней, сумрачней, а наконец сделался совершенно мрачен. Когда же чтение кончилось, он произнес голосом тоски: «Боже, как грустна наша Россия!»[23]. Общепринятая мысль: «Человек слаб». Куда правильнее сказать: «Человек - ПРОТИВОРЕЧИВ». Ибо неоднозначен.

Рассказывая об этом, я не призываю проклинать прошлое; нет нужды сотрясать воздух. История состоялась, изменить её не можем. Но знать что должно преемствоваться, а что - нет, мы должны. Иначе - примирение с судьбой! Не безобидно спекулировать понятием «наше всё» применительно к любой, пусть и самой-самой великой, личности. Не зря сказано: «не сотвори себе кумира». И без «кумирства» от по-настоящему великого человека в его величьи ничто не убудет. Человеку присуще всё: он от своей животной природы, в смысле «скотской», отходит очень медленно и когда он окончательно станет «человечным» и станет ли таковым (в вершине своего развития), неизвестно. К великому сожалению. Гордясь тем, что у нас «своя традиция», которую мы должны-де чтить, а она, известно, например, отрицает демократию, и считать свое государство демократическим, по меньшей мере, глупо. Более стапядисяти лет тому назад сказанное В. Белинским и сегодня удивительно актуально: «Россия нуждается в цивилизационном успехе; она не дотянула до европейского уровня цивилизации, которую можно назвать цивилизацией собственников; она застряла в межеумочном, Евразийском, положении, которую называют Азиопой»; «Пробуждение человеческого достоинства-вот острейшая нужда»[24]. На этот счёт весьма к месту мысль Л. Толстого о том, что не столь страшно незнание, сколь - ложное знание, от которого всё ЗЛО в человечестве. Воистину - всё зло от лжи во всём и вся!

Разумеется, разговор о патриотизме не может свестись к позиции лишь интеллектуалов, по-Чаадаеву: «зараженных» им, и задающих в нем тон. Нет, речь, в конечном счете, идет о роли народных масс в российской истории в свете их соотношения с государством и культурой, их питавшей (православно «окормлявшей»). Достойны внимания созвучные моим мыслям суждения И. Гарина[25]: «В культуре Запада преобладало саморазоблачение, саморазвенчание, самобичевание человека, в культуре Востока-самовосхваление, самовозвышение, народоугодничество, народопоклонство… Бичуя народ, разоблачая человека-массу, западные художники-от Шекспира до Беккета-прививали иммунитет к раковым опухолям богоизбранности, богоносности, всемирности. Говоря человеку правду о нем, развенчивая антропоцентризм, демонстрируя борьбу Бога и дьявола в душах людей, западная культура диагностировала общественную чуму мессианства, национального чванства, лечила патриотизм и богоборчество самоосмеянием, самоослепление и самовоспевание-самоиронией и свифтовской сатирой. «Очистительный огонь Ибсена»-вот, пожалуй, самая точная характеристика, данная Осипом Мандельштамом прижиганиям, с помощью которых Европа лечилась от язв шовинизма, мании величия, богоборчества, самопорабощения идеей»[26]. И далее автор, цитируя слова Ибсена: «Передо мной огромный труп, отчаянно смердящий дыханием чумным надо всей страной», заключает: «Не потому ли процветает ныне ледяная страна, что её поэт бросал своему народу такие стихи? Не потому ли в Германии пришел фюрер, что неистовому Гейне в свое время не хватило мужества, по его собственному выражению «срать на Германию»? Не потому ли большевики превратили в концлагерь Россию, что её поэты «пасли народ» и внушали ему мысль о богоносности и всемирности?..это вовсе не проповедь Толстого и не национальные экзальтации Достоевского-это не «вторая щека», а пощечина, не «всечеловечность», а изгнание бесов, не «воспитание нации», а желание пробудить каждого человека»[27]. Этой длинной цитатой я хочу сказать, что не пора ли перестать петь осанну народу. Не пришло ли время начать жить, зная о себе горькую правду, а не с ласкающей слух погибельной ложью, уже послужившей ополовинению страны и продолжающей быть действующей опорой врагов нации, угнездившихся в последнем («патриотическом»), по слову Толстого, «прибежище негодяев» (ведь скрытый от простодушных людей смысл «патриотизма»-«любите власть!»). Кстати, о термине «любить». Он в принципе не годится для характеристики взаимоотношений народа и власти; он рождён для обозначения интима между полами и родственниками. Между властью и народом может и должно быть взаимное уважение, рождаемое соответствующим поведением сторон и прежде всего государства. Вследствие неразумной политики последнего Россия в конце истекшего века ополовинилась, сегодня она в тупике, выхода из которого пока не просматривается. Мы, гуманитарии, должны учить своих питомцев критическому освоению мира. В нашей лекторской деятельности постоянно должно присутствовать критическое мышление. Мы должны хоть как-то противостоять оболваниванию народа широко-размашисто действующей государственной пропагандой по древнеримскому принципу рабовладельцев «Хлеба и зрелищ!» массам, особо не утруждая себя реализацией первой его части. Главное, чтобы люди, часами сидя у телевизоров, взирая на «чудеса», «фабрики звезд», «ледниковые» танцы самодеятельных «артистов» и прочую чушь, побольше бы смеялись над самими собой. Так что развлекайся, смейся, Россия! Дурное, смешное положение… Вместо того, чтобы в корне изменить социальную структуру общества, веселим пролетариев физического и умственного труда, купить и делать их угодными властям нетрудно.

Государство-детище народа, проживающего в своей стране. Любящий своих детей родитель, желающий им добра, любит их критически. Понятия Родина-мать и государство-Отечество «не работают», ибо из страны эмигрируют её наиболее здоровые, физически и умственно, граждане, поскольку жизнь в них тех, кто не приобщен к грабежу народного и государственного богатства, желает быть намного лучше. Дело не в том, что эмигрирующие «не любят» свою страну: она-не девушка, которую можно любить (ненавидеть), она-данность, данная нам от рождения; хочешь-не хочешь, ты в ней. Более того, в ментальности русского человека заложена особая, подчеркнутая что ли, «любовь» к России. Я подозреваю, что понятие «ностальгия», даже будучи терминологически нерусским - русское понятие. Быть может, потому, что русские люди с незапамятных времен массами бежали из страны «туда, куда глаза глядят» (в «исторической науке» даже есть версия о том, что таким способом расширялась российская территория), вряд ли найдешь на Земле уголок, где бы не было наших людей и не только в дисперсном виде, а большими колониями, тоскующих по исторической Родине (что присуще всему живому). Не тем ли эта болезненная любовь вызвана, чем вызывается особая любовь родителей к своим бесталанным, больным, неудачным детям? С кем (чем) много возишься, что выстрадано, то и ценится. Россия больна, давно больны её общество и государство, природой наделенное всем, но с нищим народом. И безмерную к ней «любовь» надо понимать как критическую, желающую ей быть лучше. Оговорюсь, однако: безмерная гордость за свою страну не годится, но и неумеренное самоуничижение тоже плохо. Последнее-следствие уныния, которое, известно, - грех. Обществовед должен подводить слушателя к пониманию того, отчего в стране, ничем «Богом» не обиженной, живется народу плохо, что лежит в основании бед народных, подлежащее исправлению (устранению). Не ради того, чтобы давать какой-то совет правительству, так как надеяться на то, что оно услышит разумное, должное, нельзя, это утопично, равносильно «мечте идиота». Ради просвещения обывателя, массы обывателей.

Говоря о массе обывателей, думаем о так называемом общественном мнении. Некоторые (думающие!) социологи возлагают на него недостаточно обоснованные надежды. Например, полагают, что с коррупцией в госорганах можно бороться более-менее успешно лишь тогда, когда она в общественном мнении будет оцениваться как социальная проблема, что возможно лишь в гражданском обществе, которого у нас нет. Формула, в общем и целом, вроде бы, правильная. Однако «неработающая». Ибо помянутого общества нет и в ближайшей перспективе не предвидится: оно вырастает снизу при соответствующей ей социальной структуре, большинство которой представлено самодостаточными гражданами. Последние в бюрократическом государстве, в котором господствующим классом является бюрократия, несмотря на все её заклинания и даже законы, не формируются. Законы принимаются в интересах бюрократии и чрезвычайно низкого уровня грамотности, и потому они-«что дышло, куда повернул, туда и вышло». До тех пор, пока «парадом» командует бюрократия, она предпочитает общество пролетариев физического и умственного труда, «всю дорогу» шествующих с протянутой рукой, обращенной к государству, то есть к ней. Понимание коррупции массами как зла, социальной проблемы есть, но оно «недейственное» понимание, не влекущее к реальным изменениям, потому как масса политически недееспособна, она зависима от всех и вся, она выживает, она практикой знает: не дашь, вопрос, к тому же нередко-за пределами закона, не решится, ибо «сухая ложка рот дерёт», «не подмажешь, не подъедешь» (в смысле: к начальству).

Проблема взаимоотношений общества с властью, в России никогда по-доброму не решенная,-судьбоносна, о ней, поскольку за неё «зацепился», надобно стараться зрить в корень. Выскажу мысль, рожденную в моей голове в ситуации, сходной с той, о которой замечено в присловье: «чужую беду руками разведу, а к своей ума не приложу», а в языке моего родного народа выражено одним словом: «аптырау (аптыраган)», что в смысловом переводе равнозначно дурацкому в беде состоянию человека, не знающего что делать, а делать что-то надо и немедленно. Заглавный источник многовекового бедственного положения народа России коренится в ментальности русских, в которой, до степени неприкасаемости («священная корова»), приоритетной национальной ценностью является государственность, государство, которое, в независимости от того, право оно или нет, должно побеждать; проблема чести при этом обсуждению не подлежит. Этот фактор-единственный «обруч», скрепляющий единение, буквально, всех социальных слоев с властью в опасные или в, якобы, опасные моменты бытия, создаваемые ею самой искусственно. Это свойство в психологии масс создавалось и утверждалось веками; рассчитывать на его скорое «выветривание», несмотря на серию поражений, начиная с Крымской войны, не приходится, потому как научиться отличать поражение от победы, таящей в себе зерна поражения, требуется слишком много времени, в котором были бы нанесены незаживающие раны, неизгладимые шрамы на души массы людей. На сегодня таковых уже немало, но, видимо, как показывает опыт последних войн (афганской, чеченской, грузинской), еще далеко недостаточно. Коль скоро, помянутое свойство русской ментальности-неоспоримый факт и его же «не прейдеши», руководствуясь русской народной мудростью: «клин вышибается клином», не попытаться ли с помощью государства же устранить, во многом им созданные, препятствия, мешающие прогрессу страны? Не пришло ли время формировать блок интеллектуалов и некомпрадорских бизнесменов, чтобы он предпринял попытку (исторически, по счету, она будет третьей, то есть последней: после февральско-октябрьской 1917 года и «перестройки» 90-х гг. 20 в.) изменить направление российского государственного «корабля», в данном случае, в отличие от первых двух,-не переворачивая его «килем вверх», а вступив в соглашение с ним, найдя общий язык , компромисс, с его «лучшими» людьми. Они должны там быть.

Очень трудно исполнимый проект, если вообще исполнимый. От оппозиции требуется предельно «тонкая» работа в среде прогрессивных представителей бюрократии и главное-интеллектуальное превосходство, выдвижение на публичную арену гениальных идей-проектов обустройства общества, с одной стороны, доступных (их реальностью) пониманию простого человека, с другой,-сразу способных изменить социальный статус последнего, при их осуществлении, преобразуя его из нынешнего наемного раба (или холуйствующего перед чиновником бизнесмена) в субъекта развития, хозяина собственной страны-Отечества. К такой идее-проекту стала бы неравнодушной и искомая лучшая часть бюрократии. Только так можно рассчитывать на то, что заглавная цель тактики освободительного движения-вовлечение в него масс, «поспевающих» за оппозицией, ныне, практически, оторванной от них (и потому не имеющей социальной опоры), будет достигнута. При этом, разворот «корабля», был бы, как говорится, «делом техники».

О третьем виде патриотизма нет желания распространяться доводами и аргументами. Думается, достаточно того, что о нем сказано при постановке вопроса. Он, вовсе, и не патриотизм, а сплошное лицемерие, имеющее целью гнусные намерения прикрыть «красивыми»словесами и рассчитаны они больше на самообман, чем на массы, которые без того достаточно ангажированы идеей патриотизма.

Разговор по делу и некоторые вопросы теории

В период после 2005 года написал монографию «Книга, задуманная как «Некоммунистический Манифест гражданина мира» или «мечта идиота» (2006-2007 гг.), которую издал дополненным и переработанным 2-м изданием-«Россия-«мессия?» (2007-2008 гг.), её же издал в переводе на английский язык- “Russia-“messiah”? (2008 г.). Также опубликовал ряд статей и докладов, с которыми выступал на многих всероссийских и международных конференциях. В ряду последних-статья «Социум (человечество) «внутреннего совершенства», которую считаю вершиной своего творчества. В ней свою концепцию сособственничества довел до применения её в глобальном масштабе, во Всемирной кооперации, неизбежно имеющей состояться, рано или поздно. Убежден в том, что человечество будет вынуждено реализовать эту концепцию ради пресечения каких бы то ни было войн между народами, государствами, всё еще терзающими людей, а также соображений экологической безопасности Планеты Земля. В недалеком будущем концепцию вынудит реализовать уже ускоряющийся процесс автоматизации, роботизации и компьютеризации всего и вся по мотивам, о которых писал выше.

Более углубленно сформулировал свои познания сегодняшнего положения России и её будущего в докладе «Россия-это Запад», с которым выступил на научной конференции в РАН в июне 2009 г.

Ради познания того, что же произошло такое, которое вывело Россию из всечеловеческой «орбиты» движения в цивилизационном развитии, я попробовал глянуть через некий «магический кристалл» на российский хаос. (Именно «хаос», потому что, во-первых, порядок (весьма относительный, насыщенный криминалом!) в ней удается поддерживать лишь мерами вертикально-жандармского свойства, во-вторых, страна по сей день не знает, куда и зачем она идет). Обратившись к одному из парадоксов физики начала прошлого века, о котором мне рассказал мой сын Костя-физик по образованию (подававший блестящие надежды-посвяти он себя науке физики).

Суть парадокса: астрономы, наблюдая за вращением планеты Меркурий вокруг солнца, высчитали, исходя из его орбиты, как он должен вращаться. Однако получалась разница между тем, что наблюдается и тем, что подсчитано на 43 угловых секунды за 100 лет. Эйнштейн в рамках общей теории относительности, установил, что любая масса воздействует на пространство-время и искривляет его вокруг себя (как, к примеру, гиря, положенная на матрас). И это искривление дает разницу между подсчитанным и фактическим движением.

Не взирая на недопустимость переноса закономерностей природы на человеческое общество[28], следуя за В. Набоковым, утверждавшим, что и «в литературном стиле есть своя кривизна, как и в пространстве» [29], просится удивительная (мысленная, «магическая») схожесть, по последствиям, ситуации в российской истории с случаем Меркурия.

Россия, в исторической круговерти, своей «массой» (социально-духовно-психологической) воздействует на историческое пространство-время, искривляет его и, двигаясь по нему, кривому, отошла от всеобщего цивилизационного развития, ведущего народы и государства к благополучию. Все продвинутые государства мира (Западная Европа, Северная Америка), становящиеся на западный путь развития другие, даже азиатские, государства (Япония, Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Малайзия и др.), прогрессируют, а Россия, как была отсталой, таковой и остается, по остроумно-злой реплике японцев: «навсегда». Что похоже на правду, если принципы бытия государства и общества останутся неизменными.

Главная причина тому-так называемая «исключительность» её неевропейского пути, по некоему «евразийству», сводящаяся к многовековому исключению из образа жизни народа фундаментальной категории собственность в общепринятом, до буржуазного её статуса включительно, смысле. В результате, как подметил великий русский философ еще почти 200 лет тому назад П. Чаадаев, Россия растет, не созревая, продвигается вперед, но в косвенном направлении, не приводящей к цели. Проблема не только в том, что она отстает, нет, много хуже: находится в неопределенном межеумочном положении, если употребить стиль Гоголя: «ни сё, ни то, черт знает что». Словом, попала в «просак». И тем удовлетворена.

Россия-это запад. Из 140 с лишним миллионов населения страны, за исключением не более одного миллиона неевропейского (азиатского) населения, остальные-европейцы. Да и большинство населения, проживающего в азиатской части страны, - некогда переселившиеся туда из Европы. Это, во-первых.

Во-вторых, подспудной, подлинной причиной возникновения идеологии «евразийства» является попытка найти оправдание отсталости России, её перманентному «детству». Отсталых стран много и Россия в их числе. Но России там не место, отставать от Европы она не имеет права. «Евразийцам» нужно Россию, фигурально, оттянуть от Европы подальше: для массовой психологии, чтобы народ не зарился на её уровень жизни, а «элите»-пользоваться её благами, там приобретать недвижимость и хранить капиталы как в надежном, в отличие от своей страны, не конфискуемом, не уворуемом месте.

Основанием для постановки вопроса-и не только славянофилами, но и социалистами (народниками и, в какой-то мере, Марксом) об «исключительности» пути России послужили принципиальные отличия поземельной собственности в ней от таковых на Западе: общинное землепользование крестьян, сказавшееся и на помещичьем землевладении. В России, климатические условия много суровее, крестьянам в одиночку обустраивать земеледелие было затруднительно. Но было ли это обстоятельство-оно не в одной только России-решающим тормозом в развитии крестьянского хозяйства на основе частнособственнических рыночных отношений, единственно обеспечивающих нормальное бытие экономики?

Прибавочного продукта в земледелии было мало. Государство же с давних пор встало на имперский путь развития страны, постоянно промышляя закабалением соседних народов. Создание в этих целях огромной военной промышленности, большой армии требовало баснословных средств, выкачиваемых из крестьянства, не ограничиваясь изъятием прибавочного продукта, изымая силой, подчас, и самое необходимое, обрекая его на голод, регулярно охватывавший практически всю страну. Крестьянство не смогло преобразоваться в средний класс собственников и после отмены крепостного права. Более того, оно к началу 20-го века подошло, в большинстве своем, разоренным. Добавим к этому условную форму феодального землевладения, резко усиливавшую политико-экономическую роль государства. Усиление роли государства вело к формированию параллельно с господствующим классом, дворянством, еще одного господствующего класса в качестве фактического управляющего государством-многочисленной бюрократии. Последняя усиливалась тем, что сословная корпоративность дворянства была слабой (она бывает сильной у настоящих собственников, каковыми наши помещики не были). Бюрократия, воспрепятствовав формированию гражданского общества с его ядром в лице среднего класса собственников, подменила собой реального субъекта развития страны, став его лжесубъектом.

В-третьих, отставание России-следствие отхода её государства от «столбовой» дороги развития человечества. Оно, исходя из того, что существует в мире лишений, в котором нет абсолютной полноты благ, изобрело категорию собственность, определяющую общественные отношения между людьми, между последними и властями, обществом. Там, где её чтут-благополучие. У людей, человечества в целом, всех его сообществ, как бы они ни отличались друг от друга, есть нечто всеобщее, определяющее их развитие как в целом, так и отдельных его частей. Такое всеобщее, которое, как бы от него ни отклонялись, как бы его ни игнорировали, отрицали, в конечном счете торжествует, вынуждает всех отщепенцев вернуться к нему под страхом гибели.

Первопричиной трех российских революций и краха СССР является отрицание правящими классами принципа частной собственности для большинства народа. Следствия обессобственниченности народа: социальный «иммунодефицит» (социальная неустойчивость) и застой в развитии общества.

Жизнеспособное общество в своем составе имеет «субъекта развития» с своим «источником саморазвития», о котором сказал выше. Народ России издавна в своем большинстве представлен людьми, лишенными собственности, приносящей доход, людьми физического и умственного труда. Пролетариат- замкнутая система, без внутренних противоречий, класс маргиналов, составленный из несостоявшихся членов других классов, лишенный перспективы развития в пределах своего класса. Каждая жизнеспособная структура есть система, и она непременно открытая. Именно такова собственность как система, как отношения между людьми: её внутренние противоречия проявляются во взаимоотношениях между её владельцами, в конкуренции между ними. Она открыта для конкуренции в том случае, если рассредоточена в массе людей (мелких и средних бизнесменов). Эта система становится закрытой при монополизации собственности, поскольку при ней исчерпываются внутренние противоречия (она и монополизируется ради прекращения конкуренции). Вот где-истинные причины неизбежности краха государства, опирающегося на монопольную экономику.

Таким образом, «исключительность» российского пути - в формировании из народа «людей с протянутой рукой», обращенной к государству-благодетелю (барину); в его несамодостаточности, и следственно-политической недееспособности[30]. Запад обеспечивает процветание народу, расширяя в нём ряды собственников. «Российская цивилизация» гарантирует процветание бюрократии, распоряжающейся государственным добром и блокирующейся с монопольным частным капиталом. В итоге: всеобщая коррумпированность («вор на воре, вором погоняют»), отчужденность народа от государства, людей друг от друга, политическая и нравственная индифферентность граждан, и страна - на обочине мировой цивилизации. Спрашивается: зачем, почему? Если Хабаровск-один из самых наших почти крайних азиатских городов-«находится на восточной границе общего пространства, которое принято называть большой Европой», как заявил на майском 2009 г. саммите «Россия-ЕС», проходившем в Хабаровске, президент России Д. Медведев [31].

Во избежание окончательного вырождения нации, как неотложная задача-«вернуться» в европейскую «цивилизацию собственников». Социально-политически. Преобразуя национальное богатство в сособственничество всех людей страны! Рассредоточивая собственность в народе, но не по-капиталистически, развивая частную собственность, для которого «поезд ушел», а преобразуя национальное богатство в долевую частную собственность своих граждан.

Подводя итоги

Чего же я достиг за 60 лет работы в науке? Не так много, но все-таки кое-что весьма существенное, как мне, коему не предстоит умереть от скромности, кажется (не в «аркадиерайкинском» смысле).

Первое. Доказал ненаучность учения о коммунизме, не разобравшегося в логике истории человечества и в его источнике саморазвития.

Второе. Разработал концепцию сособственничества граждан в национальном богатстве страны, как единственно адекватную ментальности русских и потому приемлемую для реформирования России и её выживания в качестве независимого, процветающего в благополучии государства со счастливым народом.

Третье. Концепцию сособственничества в национальном масштабе дополнил концепцией всемирного кооперирования человечества, как единственно реального пути избавления его от войн, экологической катастрофы, нищеты значительной его части и созидания всеобщего благополучия.

Четвертое. По-новому осмыслил житейский подход к соотношению «меньшего» и «большого» зол, из которых, по «здравому смыслу», общепринято выбирать меньшее, что равнозначно его поддержке и потому чреватой выращиванием из него чудовища; в большой политике, в которой, они то и дело, меняются местами, это может вести к катастрофическим последствиям всемирного уровня, как это случилось во второй мировой войне (как до неё, так в её процессе и после неё); зло, в какой бы форме и степени оно ни было, не должно поддерживаться; именно такой подход, с одной стороны, нравственен, с другой, и это главное- перспективен, с точки зрения безопасности; (авторская концепция приведена в ответе на критические замечания А. Осокина).

Пятое. Разработанную социал-демократами в 20-м в. концепцию национально-культурной автономии дополнил тезисом о необходимости придать ей, в российских реалиях, общественно-государственный статус, со всеми вытекающими отсюда последствиями: со своими исполнительными и законодательными органами и бюджетом. И самое главное: автономия с физическим членством, для граждан данной национальности, а не только для политиков (политиканов), как это организовано сегодня. В перспективе, если человечество утвердится в мысли о недопустимости бесконечного вторжения в его генофонд исчезновением наций с этнической карты мира, она окажется подходящей для всех наций, формой их самоуправления, обеспечивающей им выживание, как таковым, в условиях непрерывно нарастающего процесса перемешивания народов, языков и культур. Принцип государственного устройства народов сегодня уже себя исчерпал в позитиве: в защите и усилении наций, организуя передел собственности в международном масштабе; ныне он больше в негативе-нереализуемый, в большинстве случаев, соблазн для народов, неуспевших в свое время государственно образоваться или потерявших государственность по той или иной исторического свойства причине и потому являющихся источниками конфликтного напряжения и катаклизмов для всего мира; ныне он-тормоз благотворному процессу глобализации, идущей в направлении всемирного кооперирования ради справедливого использования даров природы и Истории, ныне спекулятивно транжиримых по правилу-«кто успел, тот и съел», а обиженным природой и Историей народам-«зубы на полку». Когда же перемешенность народов дойдет, к примеру, хотя бы, до российского уровня, тогда принцип государственного устройства уступит место национально-культурной автономии. Вероятно, пройдя ряд ступеней, подобных сегодняшнему Европейскому Союзу.

Почему моя концепция сособственничества не принята - не говорю: государством - а обществом всерьез? Ведь она вполне реальная и исключающая навсегда (вечный на сегодня) окаянный круговорот обогащения ничтожного меньшинства разорением большинства. Правящий режим не может её принять по определению, ибо это был бы смертный приговор бюрократии, а народ-не осведомлен (самый большой тираж моих книг не превышал 2000 экз., а книги по философии собственности 500-1000 экз., до рядового читателя они просто не доходят, к этому добавим общую ситуацию с читаемостью публикой серьезной литературы). Помнится, я в начале «перестройки» (дату не помню) выступал с лекцией-беседой на тему о своей концепции по линии Общества «Знание» в цеху какого-то нижегородского завода. В конце лекции ко мне подошел один рабочий, судя по всему-из высококвалифицированных, и чуть ли, не взяв меня за грудки, спросил: «почему не проводите в жизнь?». На ответ, что я всего-навсего преподаватель, он махнул рукой и отошел.

Мне кажется, что, если бы концепцию пропагандировать через органы СМИ, народ бы её быстро понял и потребовал реализации. Могут сопротивляться лишь крупные собственники. Но можно бы обусловить и законом утвердить - не трогать собственников больших и малых, за исключением, быть может, собственников недр: их собственность выкупить по сходной цене, принимая во внимание её происхождение. Думаю, что удалось бы с ними договориться: они же не с неба свалились, знают нашу историю, характер и повадки народа и т.д. Наибольшая трудность связана с чиновничеством, мелким и средним, способным любое доброе дело саботировать, не прибегая ни к какой бы то ни было организованной форме. Вся проблема упирается в способность лидера страны подчинить себе бюрократию, хотя бы партийную, так, как это удавалось Ленину (будучи в начале постановки того или иного кардинального вопроса-даже в своем ближайшем окружении - в единственном числе!).

Не принят и проект национально-культурной автономии (я был одним из разработчиков проекта соответствующего закона в комиссии Госдумы первого созыва). Более того, руководством родственной мне Республики и их советниками из местных интеллектуалов, как мне передавали осведомленные люди, он был оценен крайне негативно, как покушение на мечту о суверенном, в будущем, своем государстве. Пока в ментальности мыслящих деятелей доминирует идея государственности. Оно и понятно, потому как именно государство закрепило в соответствующем статусе формирующиеся рынком нации. Оно же утвердило в сознании общества себя в качестве её основного защитника и усилителя. Да, так было. Но «сплыло». Пришло другое время, возникли необходимость в другом статусе, в других условиях бытия. Вместо того, чтобы добиваться создания реальной (не нынешней бумажной) Федеральной национально-культурной автономии (три четверти татарской нации), соединенной с Татарстаном (четверть нации), замкнулись в последнем, ныне утерявшем остатки былой, кратковременной почти самостоятельности в «перестройке». Погнались за «синицей» в небе российском, когда был почти в руках «воробей» земной, хотя тоже российский. Этот «воробей» мог оказаться весьма подходящим, если бы провели в жизнь предлагавшуюся мной концепцию сособственничества граждан Республики во всём её богатстве (попробовали бы тогда федералы отобрать собственность у них! Это-не отобрание прав и льгот у чиновничества для перераспределения их из цетра, что было осуществлено одним росчерком пера).

Что касается моих теоретических разработок, то все они противоречат устоявшимся в государстве точкам зрения по ним. Требуется время для их освоения обществом. Оно придет, рано или поздно. Тем и утешаюсь.

Итак, ни по одному из названных моих достижений я не имею признания. К сожалению, не только официального. Признание со стороны моих близких или коллег, и, в какой-то степени - простых граждан, если и есть, то по формуле: «кто же это тебе позволит реализовать такие идеи? (в смысле: таких «дураков» в нашем государстве пока нет)». Не могу сказать, что я понят и в личностном плане, имею в виду-в родне, о чем рассказывал в начале, в 1-м разделе, данного рассказа. Причин тому много и главная среди них-не во время родился или родился не с надлежащим эпохе характером, не позволяющим мне смириться с реалиями времени и места, несмотря на то, что умом я понимаю надобность - в смысле выгодности-смирения. Побеждает принцип «самостоянья» личности, «путь в глубь себя взамен растворения в массе» (Г. Померанц). Не это ли делало меня счастливым, не будучи вовсе таковым, к тому же не в самые лучшие, по определению, годы пребывания человека на белом свете?! Несмотря на то, что жизнь состоялась в наиподлейшее столетие, перешедшее со своим гнусным наследием и я с ним в новый век, ничего доброго, судя по его началу, не сулящий.

Конечно, не буду лукавить, очень хочется быть понятым. Но если так и уйду непонятым…Ну и что?! Не я один. Вон и судьба Ленина - не мне чета, непонятого ни тогда, когда жил, точнее - в канун смерти, когда его гений взлетел со скоростью света на недосягаемую высоту, ни даже теперь. Сдается мне, единственный кто понял всю его сущность, это-Черчилль, не русский человек, не россиянин, гений неменьшего масштаба. А личностная судьба Толстого?! Кто-нибудь его понял?!

Не те сравнения…Возможно. С кем же тогда сравнивать? Да, с любым человеком, в принципе, как правило, недоступным пониманию. Потому как в нем сосредоточен весь мир, он вобрал в себя всё мироздание, которое бесконечно и познание его тоже бесконечно. Вся разница меж людьми, пожалуй, и состоит-то в том, что одни кажутся понятными, другие-нет, непонятными. Кажутся… Только и всего. Вторые, на горе себе и своим близким, - независимо мыслящие. Так мне кажется (как бы, не в шутку, не по-райкински).

Однако, должен сказать, что я не в беспросветной ситуации. На завершающем этапе научно-преподавательской деятельности мне невероятно повезло: после трех лет безработицы (не брали на работу ни в один вуз в связи с увольнением из военной консерватории) меня приняли в МГИАИ, вскоре преобразовавшийся в РГГУ, в котором работаю свыше 20-ти лет; служу в головном гуманитарном вузе страны, вобравшем в себя лучшие «гуманитароведческие», научные кадры, проявляющие обо мне всяческую заботу и оценившие мои скромные заслуги беспредельно высоко, избрав заслуженным профессором университета.

Заключение

Человечество встало, как вкопанное, но не перед нанотехнологией, как думают некоторые правящие круги, она, как и автоматизация, компьютеризация и даже роботизация, будет решена. Состоится некоторый прогресс. Но не в главном направлении бытия человека. Мы - всё еще в вековечном и, не исключено - в неизживаемом, пороке, присущего человеку мыслительного процесса - в опережении технико-технологическим мышлением социального мышления. Наверное, потому что в жизни человека доминирует сиюминутный интерес, ибо он его теребит непрерывно, ни на минуту не оставляет его в покое. Негативные последствия этого очевидны, а сегодня смертельно угрожающие. Ибо их достижения приносят человечеству далеко неоднозначные результаты, иные из них тащут человечество в пропасть. Потому что человечество споткнулось о неразвитость социальной философии. Интеллектуальная ущербность правителей современного мира именно в ней. И в частности в неосвоении гегелевско - ленинского открытия источника саморазвития всего, что есть живого в подлунном мире, благодаря которому может формироваться социальная структура общества, гарантирующая ему мир и прогресс, а также-в неумении отойти во всемирной практике от соотношения «меньшего» и «большего» зол в концепции «здравого смысла». Возможно, немало и других проблем, недостаточно или вовсе неразвитых в социальной философии, но названные-самые важные и безусловно неотложные.

[1] Первые два: «Несколько страниц из моей социобиографии»// Казань. 2000. №10; «Еще несколько страниц из моей социобиографии»// «Кто виноват?» «Что делать?» «Кому делать?». Сборник избранных трудов. М.,2005.

[2] Леонид Жуховицкий. Время Гоголя //Цитата. Классики глазами слвременников. 2008. №1 (13). С. 10.

[3] Владимир Набоков. Апофеоз личины //Цитата. Классики глазами современников. 2008. № 1(13). С. 33. Курсив мой.-А.Б.

[4] Там же.

[5] В. Набоков. Указ. соч. С. 33.

[6] Булгаков М. Мастер и Маргарита. М., 1989. С. 277.

[7] Churchill W.S. The Attermath: The World Crisis, 1918-1928.N.Y., 1929. P.64-66

[8] Может возникнуть (в связи с моей догадкой) вопрос: почему же он, Ленин, тогда не обосновал этот лозунг философски, как это Вы, А.Х., сейчас делаете? Не исключено-потому что ему тогда не до философии было, да и «аудитории» это было не очень-то важно.

[9] Гегель Г. Соч. Т.5. С. 520

[10] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 29. С. 317.

[11] См. Материалистическая диалектика: В 5 т./ Под общ. Ред. Ф.В. Константинова, В.Г. Марахова. М., 1981. Т. 1. С. 91, 266-268. Спиркин А.Г. Основы философии. М., 1988. С. 285.

[12] Диву даешься, как могло случиться, что человек, возведенный ими до ранга «отца народов», был малообразован, без внутренней культуры, присущей, бывало, неграмотному, но умному, непьющему русскому, да и любой нации, крестьянину. Тем не менее, обнаглевший до степени «учителя всех и вся», своими писаниями «учивший» экономистов экономическим законам, философов-диалектике, лингвистов-языкознанию. Хорошо еще то, что дьявол не догадал его написать учебник по хирургии-ведь коммунисты вырезали бы половину народа!

[13] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 20. С. 142

[14] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 4, С. 143

[15] Там же, с. 135

[16]В русской ментальности присутствуют неоправданные негативы не с одними лишь татарами, укоренившиеся на государственном уровне, перешедшие и на обывательскую психологию всех слоев общества (антисемитизм, украинофобия, «капказский» человек, антиамериканизм и др.). Слишком сложная, облитая (пропитанная) морями крови, была история народов страны. Это-негативная сторона проблемы. В реалии. Другая сторона состоит в том, что Россия, даже в нынешнем, «урезанном», виде являет своим многообразием во всем и вся, как бы, слепок со всего человечества. И руководись она теорией, вскрывающей в самом народе источник саморазвития, надлежащими стратегией и тактикой, она могла бы стать образцом лучшего жизнеустройства во всем мире. Это-в позитиве, но в будущем и даже, если хотите, в возможности реализовать исконную русскую мессианскую мечту. Убежден: Россия очень скоро вышла бы из изоляции, обрела бы великий союз и не только славянских народов.

[17] Осокин А.Н. Великая тайна Великой Отечественной. М. 2007. С. 95, 96, 181,188. 349. 358 и др.

[18] Бурганов А. Россия-«мессия»?. М. 2008. С.45-46.

[19] Осокин А. Пленный номер один. // Огонек. 2009, 15-21 июня. №5 (5083). С. 59; 57-58.

[20] Американский писатель Рей Брэдбери: «Сейчас многие ругают Джорджа Буша за войну в Ираке, но при этом забывают, что благодаря этому был свергнут один из самых жестоких тиранов ХХ века (друга властей России Саддама Хусейна. - А.Б.) // Российская газета. 2007. 20 июля.

[21] Современная мысль. Август-сентябрь 2007 г. №08-09 (101-102).

[22] Новая газета», №14, 11.02.2009

[23] Цитата. №1 (13). С. 12.

[24] Белинский В. Я не умею хитрить. Отрывок из письма Н.В. Гоголю //Цитата. Классики глазами современников. 2008. №1 (13). С. 30. Курсив мой. –А.Б.

[25] И.И. Гарин. Век ДЖОЙСА. М., 2002

[26] И.И. Гарин. Указ. соч. С.32.

[27] Там же, с. 32,35.

[28] Заклейменную в науке как «социал-дарвинизм».

[29] В. Набоков, Указ. соч. // Цитата…№1 (13). С. 33

[30] Вспоминается беспредельно жестокая характеристика, данная Гоголем русскому человеку, в связи с отношением читателей к его поэме «Мертвые души»: «Русского человека испугала его ничтожность более, чем все его пороки и недостатки» (Цитата… 2008. №1 (13). С.40). Думается, что речь идет не только о читающей публике того времени и чиновничестве, о народе вообще, уподобленного властью говорящей скотине, терпеливо сносящей многовековое унижение его человеческого достоинства.

[31] Коммерсант, 23 мая 2009 г. №91(4146). Курсив мой.-А.Б.

Москва, май-июнь 2009 г

источник: http://www2.rsuh.ru/article.html?id=438277

Афиша Форум Фото-видео Видеотрансляции
Подписка
на рассылку МТСС
 
 
Поиск по сайту:


Sara monlari


Ural,Tatars,Nuclear

ТАТДиг Татар эзләгеч





Ссылка на mtss.ru обязательна
при использовании
материалов сайта !

 

   

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!

Назад Наверх