Герб Москвы Логотип сайта Московское Татарское Свободное Слово
Новости
Татароведение
Общество
Ссылки
Расписание молитв

Ural,Tatars,Nuclear

Sajtka yardäm - Помощь сайту



i-mulla

takbir.ru





ПИШИТЕ, ЯЗЫГЫЗ:

- содержание

- тех.вопросы

© Copyright,
2000-2018
МТСС, ФРМ-FMP


Татароведение

Проблемы сохранения и развития татарского этноса.

КТО ТЫ, ТАТАРИН?
самая полная версия статьи от автора

I. Единство

Неспокойно на душе…

Татарам присуща одна отвратительная черта – делиться на группы и поедать друг друга. Об этом писали многие. Наблюдая за перипетиями человеческих судеб, я задавал себе вопрос: почему это происходит? Ведь положение татарской нации и без того непростое. Зачем же создавать дополнительные трудности?

Не только в Казани, но и любом городе, районе, деревне, где живут татары идет мышиная возня вокруг якобы важных вопросов. Приедешь в Москву, встречаться с татарами неприятно - одни поливают грязью других, постоянно кого-то свергают и от тебя ждут поддержки. Поддержки чего? Непонятно. Личных амбиций, мелких кухонных проблем? То же самое в других городах России и СНГ - пишут слезные письма, ища какую-то правду в борьбе со своими соотечественниками.

toj Мелкие амбиции стали выше судьбы народа.

Сколько ушло энергии на борьбу татар друг с другом, и ведь боролись только потому, что те из другой организации, другого института, другой улицы или дома - не «свои» люди.

Журнал «Мирас» развернул многолетнюю дискуссию и судебную тяжбу с Мирфатыхом Закиевым. Очень символично. Мы с собой несем не только наследие великой культуры, но и суету, а суета, как известно, от дьявола.

В Конституционный суд Российской Федерации подал иск на Конституцию Татарстана не кто-нибудь со стороны, а свой доморощенный Марсель Салямов из Азканаевского района. Он судился с республикой и ее народом. Стыдно, что он татарин, стыдно, что он из района, откуда родом моя мама.

Амбиции удовлетворены. Каждый остался со своей правотой. Время упущено. Силы ушли в пустоту.

Откуда это у татар? Мне кажется, я нашел ответ на этот вопрос. Рабская психология и униженность. Татарами управляли долгие столетия, разделяя их и натравливая друг на друга. На этой почве родилось неверие в собственные силы. Может быть есть и другие объяснения.

Столыпин в свое время предложил сделать каждую этническую группу татар отдельным народом с собственным литературным языком и таким образом покончить с нацией.

Большевики успешно продолжили эту политику. На карте появились узбеки, киргизы. Срочно изобрели башкирский язык и ряд национальных «атрибутов». Своеобразной визитной карточкой башкир стал характерный танец, в котором джигиты выступают в шапках с лисьими хвостами. Этот танец придумал и поставил на сцене Файзи Гаскаров - татарин, которому не дали квартиру в Казани и он в 60-е годы уехал в Уфу. Это сценическая конструкция. И весь народ именно так сконструирован, но для политической сцены.

Большевики дело поставили масштабно. Кавказские татары стали не только азербайджанцами, но и кумыками, балкарами, карачаевцами. Ногайцы, среди которых самой знаменитой является казанская царица Сююмбеки, стали самостоятельным народом. А Сафа-Гирей – муж Сююмбеки оказался представителем совсем другого народа - крымских татар. Спрашивается, что они делали в Казани? Как казанские татары потерпели их на ханском троне? На этот вопрос есть простой ответ. На самом деле был один народ, сформировавшийся в эпоху Золотой Орды. Татары жили в Казани, Астрахани, Сибири, Касимове, Крыму, Мещерской земле, Ногайских, Башкирских степях и т.д., а потому назывались по-разному: казанские, астраханские и сибирские татары, мишары, крымские татары, ногайцы и башкиры. Русских, живущих в Сибири называют сибиряками, но никому в голову не приходит выделять их в отдельный народ и называть «сибирскими русскими». Но если немного поработать этнографам и политикам, то можно людей так запутать, что они будут говорить мы не русские, а сибиряки. Придумают им сибирские костюмы, танцы, свой говор. И нация готова.

Ложь и обман лежали в основе национальной политики.

Теперь нагайбаки в соответствии с Постановление Правительства РФ стали отдельным малочисленным народом, правда, говорящим пока на татарском языке. Несколько лет пытаются сконструировать сибирских татар и свой особый язык, чему наши ученые активно помогают. Политики придумали самостоятельный народ под названием кряшены. И их поддерживает не только Институт этнологии и антропологии Российской Академии наук, но и Государственная Дума в лице комитета по национальным вопросам, Приволжский федеральный округ и даже сам Патриарх. И теперь будет непросто доказать очевидное, что кряшены те же татары, говорящие не на кряшенском, а татарском языке, поющие не кряшенские песни, а татарские, танцующие по-татарски, но только православные. А ведь по существу кряшены есть исконные татары. Именно у кряшен сохранились древние пласты татарской культуры. А ведь кое-кто уже стал верить, что кряшены могут стать самостоятельным этносом. Народ, не имеющий ясных и значимых целей, может воспринять любой абсурд. Политика Столыпина торжествует.

Подождите немного и дело дойдет до тептяр, мишар, астраханских татар. Найдут активистов, которые по заказу объявят существование новых народов. В списке национальностей, подготовленном для переписи 2002 года значатся, кроме татар, отдельно мишари и казанские татары. Теперь татарин, живущий в Казани и имеющий в роду мишар должен крепко подумать, прежде чем ответить кто он: татарин, казанский татарин или все же мишарин. Институт этнологии и антропологии как хочет, так и манипулирует народами, а татары молча все проглатывают, а некоторые поддакивают.

А потом отделят мензелинских татар от арских. И каждому свой язык и свою графику, свою литературу и своих героев.

Куда уходят силы нации показывает многолетний фарс с «булгаристами». Они бились за признание самостоятельного народа «булгар», через суд добивались записи в паспортах и гордились делом своей жизни. А теперь в новых российских паспортах исчезла графа «национальность» и весь их «гигантский» труд оказался никчемным. «Булгаристы» отработали чей-то заказ и они сегодня никому не нужны, кроме татар.

Та же участь ждет кряшен, сибирских татар и башкир. Они сегодня всего лишь крапленая карта в большой политической игре и по существу никому не нужны, кроме татар!

Рабам предписано поедать друг друга на барской кухне.

Дело не только в Столыпине, большевиках и политике федерального центра. Долгие годы самые выдающиеся ученые выискивали диалекты татарского языка, проникали в тончайшие нюансы культуры. Они нашли различия не только у мишяр, астраханских и сибирских татар, но и у пермских, заказанских, чистопольских, сергачских, высокогорских, азнакаевских и других татарах. Увлекшись выискиванием диалектов, забыли о единстве народа. Ученых понять можно - нужно было защищать диссертации. Но ведь к их мнению прислушивается народ. Им верят. Должна же быть мера ответственности за свои слова и дела!

Целая когорта ученых исследовала варианты эпоса «Идегей» и опубликовала казахский, ногайский, башкирский, татарский и другие варианты, в то время как автор то был один и язык был один и дастан был один. По большому счету и народ был один.

Одному ученому, чтобы объяснить суть проблемы, я привел пример с творчеством моего отца Сибгата Хакима. В годы войны песня «Юксыну», написанная на его слова, стала самой популярной, поистине народной и фольклористы нашли 34 его варианта в разных районах республики. Был даже такой анекдотичный случай. Однажды отец сидел во время застолья и слушал как поют его песню. Завязался спор. Один утверждал, что у этой песни слова такие, а другой настаивал на своей версии. Люди забыли автора песни, который улыбаясь сидел в углу и наблюдал за всей этой сценой. Возможно автор дастана «Идегей» наблюдает с небес, то ли с улыбкой, то ли с горечью за потугами наших ученых. Ведь надо бы приложить силы, чтобы восстановить авторский вариант и именно его распространять среди тюрков, которые волею политиков оказались разделенными на якобы разные народы.

Накануне переписи 2002 года, когда московские демографы начали делить татар, всем стало ясно, что не только наши ученые, но и общественные организации не работали на единство народа. Чем же они занимались? Всемирные конгрессы татар прошли с шумом и помпой. Затем Исполком провел многочисленные встречи, концерты, собрания и десять лет незаметно пролетели. Каков итог? Мы потеряли нагайбаков, имеем претензии кряшен и сибирских татар на самостоятельность и наблюдаем вконец запутанные татаро-башкирские отношения. Более того, против перехода на латинскую графику ополчилась не только Государственная Дума, но и некоторые татары, которые забыли, что голосовали за это на втором съезде.

Национально-культурная автономия существует на бумаге. Она не стала ни политическим, ни экономическим, ни культурным фактором в жизни народа. Огромный потенциал этой организации, который трудно переоценить, дает минимальный результат, во всяком случае, на федеральном уровне результата точно никакого. Неужели татары сегодня не способны на большее, чем проведение сабантуя?

А где были наши бизнесмены? Многие татары неплохо заработали и любят рассуждать о татарской истории и культуре. Даже имеют собственное мнение на этот счет. В это самое время культурные центры влачат жалкое существование и ждут помощи от Татарстана.

До революции вся система образования татар держалась за счет пожертвований предпринимателей. На этой почве возникли мощные центры татарской культуры не только в Казани, но и в Уфе, Оренбурге, Троицке, Петербурге и т.д. Сегодня татарский бизнесмен лучше поменяет старый «Мерседес» на новый, чем даст денег на СМИ. Сегодня нет братьев Рамиевых, которые финансировали лучший татарский журнал «Шуро» и лучшую татарскую газету «Вакыт». Наши предприниматели могут, не жалея денег, устроить пышный фуршет, могут дать денег на постройку мечети и только в крайнем случае и весьма неохотно выделят деньги на издание какой-нибудь книжки. До революции были так называемые белые и черные предприниматели. Первые делились с народом, вторые – все проедали. Сегодня нет меценатов, которых знали бы все татары.

А где же были наши имамы и муфтии? Они построили много мечетей. Они стали хорошими прорабами, в то время как должны быть духовными наставниками, пекущимися о единстве мусульман. Из них мало кто вспоминает Курсави, Марджани, Мусу Бигиева, а тех, кто читал этих выдающихся мусульманских теологов и того меньше. Многочисленные муфтии воюют друг с другом, деля приходы и выставляя свою желчь на показ всей стране. Стыдно!

Для Талгата Тазеддина Казань - его колыбель. Он вырос и выучился в нашем городе. Теперь для него Казань стала гнездом ваххабизма. Он лучше других знает, что в Казани не может быть никакого ваххабизма и никто его привнести не может, потому что у татарского народа совершенно иные культурные традиции. Наши замечательные теологи заложили такие основы, которые способны противостоять любым фундаменталистам. Можно понять его стремление быть единственным муфтием на всю Россию, но нужно же иметь еще и честь духовного лидера. Пройдет время, выполненный заказ станет не актуальным и Талгат Тазеддин вернется в Казань, потому что он никому не нужен, кроме татар. А татары простят его, как простили Заки Валиди Тогана.

А где были наши писатели и поэты, где же наши властители дум? Я вырос в среде писателей, впитывая все идеи и всю боль за будущее татарского народа. Я вижу, как уходят из жизни гиганты и неспокойно становится на душе. Союз писателей разрастается. Принимаются все новые и новые члены, а авторитет писателей падает. В советское время, когда шли гонения на татарскую мысль, писатели держали удар. Они сохранили татарскую культуру, язык и традиции. В самое трудное время они взяли на себя невероятно тяжелую ношу и донесли наследие дореволюционных татарских мыслителей до сегодняшнего дня. В этом их великая заслуга. Чем же сегодня писатели вдохновляют татарский народ? Воспоминаниями о прошлом…

tugannar Татарская пресса. Там по большому счету нечего читать.

Татарское телевидение. Там нечего смотреть.

Когда-то татары были великим народом и управляли Булгарским государством, Золотой Ордой, Казанским и другими ханствами. Сегодня мы не можем управлять даже собой.

Мы должны понять свое место в России, тюркском и исламском мире, определить свое отношение к Европе и мировой культуре. Только большие цели объединяют нацию, только осознание великих задач избавляет от мелких дрязг. Видимо, нужна была эта перепись с тем, чтобы высветить все наши недостатки. Один из советников Ельцина много лет назад мне сказал: «При следующей переписи вы многих татар не досчитаетесь». Он знал, что говорил, и Москва со своей задачей пока справляется. Хороший урок для татар, чтобы собраться с силами и мыслями.

Исторически татар отличала масштабность социальных проектов. Татарское мышление не очень то любит закапываться в глубину, предпочитая панорамный взгляд. Образно выражаясь, татарин не любит микроскоп, скорее пользуется телескопом. Может поэтому среди татарских ученых много исследователей космических пространств: Роальд Сагдеев, Рашид Сюняев, Альберт Галеев – ученые с мировым именем. Татары способны на полет мысли и создание грандиозных идей, когда не заняты поеданием друг друга.

Порой татары любят все валить на русских и Российскую империю. Так удобно - всему есть объяснение и оправдание. Конечно, есть имперские традиции, которые мешают татарам, да и самим русским стать процветающим народом. Путин сделал ошибку, когда дал имперским настроениям возможность проявиться. Россия не успела прочно встать на путь демократии и федерализма, как вновь замаячила тень прошлого. Восстановлению империи надо противостоять всеми силами. Татары должны однозначно встать на сторону свободы, демократии и федерализма.

Вспомните, когда наш народ переживал периоды бурного развития?! Первая волна возрождения началась после революции 1905 года, когда появились демократические свободы. Открывались газеты, журналы, типографии, создавались партии. Появился мощный слой татарских предпринимателей. Следующий бурный всплеск произошел после революции 1917 года и создания Татарской республики. У нас появились высшие учебные заведения, татарский язык стал фактически государственным, открылись новые театры, зародилась опера и симфоническая музыка и т.д. И третья волна началась в период перестройки. Республика за десять лет сделала исторический рывок из небытия в новый мир. Престиж татар и республики поднялся неизмеримо.

Авторитаризм всегда оборачивался против нашего народа, ставя его на грань выживания. Татарам демократия выгодна!!! Она позволяет нашу социальную активность и высокое образование проявить в полной мере. Конкурентоспособность татарской культуры может проявиться только в условиях свободы.

Россия сегодня не знает куда двигаться. Она оказалась между Востоком и Западом, между империей и демократией. Россия застряла на перекрестке истории. Русские мыслители типа Солженица окончательно запутали и дезориентировали российское общество. Десять лет в России все было отдано на откуп олигархам, которых не интересует судьба страны. Сегодня политическая и интеллектуальная элита живет своими личными, а в лучшем случае московскими интересами, плохо представляя себе Россию.

Не надо ругать русских. Великая русская культура переживает жестокий кризис. Русская культура теряет свое влияние не только в мире, но и в СНГ и даже в собственном государстве, где ее вытесняет западный китч. Перед русскими стоит та же задача выживания, что и перед татарами. Просто они этого еще до конца не осознали. Они живут старыми воспоминаниями о великом прошлом и иллюзиями о настоящем.

В начале ХХ века выдающиеся татарские идеологи ориентировали татарский народ на европейские знания, включая сюда и русскую культуру. Тукай писал в подражании Пушкину. Он учился у него создавать национальную поэзию. Сегодня татары должны учиться у Европы. Все новейшие идеи и технологии разрабатываются там. Мы не можем ждать, когда русские найдут свои ориентиры. В условиях всеобщей неопределенности нам следует, не колеблясь и окончательно повернуться к Европе. Нам надо взять часть ответственности за формулирование общественных ценностей в стране.

Тукай мечтал увидеть татар в ряду самых передовых народов мира. Чтобы быть среди них, нужно подтягиваться на их уровень.

Положение Каталонии в Испании во многом похоже на место Татарстана в России, а судьба каталонцев, живущих в разных странах, чем-то напоминает татар. Каталонцы – народ с очень древней историей, сильной культурой, большим желанием стать вровень с другими нациями мира. Они к этому стремятся, не ругая испанцев, а активно работая в Европе. А их столица Барселона постоянно находится в центре внимания как инициативный город, где проходят форумы международного масштаба. Нужно учиться у таких народов. Чтобы стать сильной нацией, надо ставить большие задачи, которые привлекут внимание других народов и стран.

В мире идет жестокая конкуренция между национальными культурами. Конкуренция не оставляет надежды для ослабленных внутренними раздорами наций. Осознание этой простой истины дает настоящее чувство ответственности за судьбу своего народа.

Нужно всегда помнить, что мы единый народ - татары. Сказал же Дердменд:

Татарлыктан татар hич гарь итэрме,

Кеше yз исмене инкяр итэрме.

Татарлыктан татар угълы татармын,

Татар тогел димэ — башын ватармын!

Кто ты, татарин? Задумайся! Загляни в свою душу и дай ответ. Ты – стесняющийся своего происхождения, а потому прячущийся за именем булгар, кряшен, мишар, нагайбак, башкир несчастный гражданин несчастного государства или ты – наследник великих традиций, верящий в возрождение своего народа?

Кто ты? Стесняющийся черной легенды о татаро-монгольском нашествии манкурт или гордый своим прошлым потомок тюркского гения?

Татарин, ты забыл свое место в семье тюркских народов и поэтому не можешь найти свое предназначение в этом мире. Ты плетешься в хвосте чьих-то традиций и не можешь сделать усилие над собой, чтобы вырваться к мировым достижениям. Загляни в свое прошлое и ты увидишь свое будущее.

Татарин, остановись на секунду и взгляни на своего собрата без злобы и ненависти. Прости ему обиды. Останови разрушительную грызню. Твоя задача – быть сильным, а значит сохранить единство народа. Более того, ты должен объединить вокруг себя тюркские и другие народы, потому что когда страна запуталась, то кто-то должен брать на себя ответственность за наше общее будущее.

Мы должны стать образованными, богатыми, мудрыми и терпимыми – терпимыми друг к другу и другим народам.

Мы должны объединиться вокруг Татарстана, создав плотное кольцо обороны, чтобы ни один политтехнолог на смог покуситься на его суверенитет.

Мы многое должны…

II. История

Загляни в прошлое, и ты увидишь свое будущее…

О татарах создали черную легенду как о диком народе. В нее поверили даже некоторые татары. Кто-то записался под другим именем, предпочитая быть русским, узбеком, казахом, башкиром, кто-то стыдливо замалчивает о своих корнях. В русской, да и европейской литературе татарин всегда злой и хитрый, коварный и жестокий. Такой образ помог унизить народ.

На самом деле, нет оснований стыдиться собственной истории. Она во истину великая. Эта история еще не закончилась.

Тюрки стали известны миру своей способностью создавать государства и управлять ими – так оценивал созидательный дух нашего народа Садри Максуди. Тюркский каганат, Булгарское государство, Золотая Орда, Казанское, Крымское, Астраханское, Сибирское и другие ханства - одно перечисление грандиозных государств заставляет задуматься. Может быть, за эти столетия непрерывного строительства, войн, побед и поражений татары исчерпали свой гений? Где, на каком этапе и по какой причине татары растеряли свой потенциал?

Может быть, огромные пространства Золотой Орды оказались неподъемными? Или же распад на татарские ханства вбил клин в татарскую нацию и создал ненужное соперничество? Или же взятие Казани, в котором участвовали и татарские войска деморализовало народ? Как бы то ни было с ХVI века татары пытаются возродиться и не могут найти своего главного исторического стержня. Создание Штата «Идел-Урал» могло поправить ситуацию, но не хватило сил, не было единства. Большевики сумели перехватить инициативу, предложив проект «Татаро-башкирской республики», а затем установили жесткий контроль над татарами. Сегодня центр приложит все силы, чтобы не допустить единства татарского народа, его объединения с башкирами и другими народами. Так легче управлять. Это имперская традиция. Но времена меняются.

С распадом СССР изменилась страна. Уменьшение территории государства фактор не количественный, а качественный. Резко уменьшился экономический и демографический потенциал. Экономика страны стала более затратной, упала ее конкурентоспособность из-за отпадения юга, а проблемы коммуникации при этом остались практически те же. Россия фактически потеряла влияние на Каспийском, Черном и Балтийском морях. «Новая Россия» потеряла все, что завоевал Петр I.

Еще никогда в истории России вопрос ее государственного устройства не стоял столь остро. И основная причина здесь кроется не в каких-то кознях против нее, а в традиционном сознании, имперском инстинкте. Великодержавная риторика и мифотворчество заменили трезвый расчет. Политики живут фантазиями, в то время как бюджет страны стал несоизмеримо мал. Даже у финской компании “Nokia”, которая продает мобильные телефоны у нас, бюджет превышает российский. О какой державе может идти речь! Для оптимизма нет аргументов.

Вместе с распадом СССР начался распад «Великой России». За границей оказался Киев – мать городов русских. Почему же тогда Казань должна остаться в составе России? Кто и на какой границе остановит распад государства? Где ее естественные границы?

Россию можно представить себе без Киева, но нельзя представить без Казани. Исторически Россия возникла после взятия Казанского ханства. До этого существовала Московия, но не Россия. И сегодня отношения Москвы и Казани носят символический характер -за этим стоит способность Москвы найти общий язык с нерусскими народами.

Дезинтеграцию России, начавшуюся со времени распада СССР, может остановить только иная политика, построенная на новом прочтении истории России.

Истоками России являются как православие, так и ислам, как славянское, так и тюркское начало. Это ее генетический код, от которого не уйти и не избавиться. Он будет определять будущее страны. Иначе говоря, у России две опоры, две ноги - Киевская Русь и Золотая Орда. Все проблемы, вся неопределенность национальной идеи и реальной политики в России происходят из-за игнорирования этого факта, в стыдливом отказе от татарского наследства под влиянием петровско-екатерининской традиции.

Пройдет время и все обнаружат, что крупные поволжские города стоят на золотоордынских фундаментах и фигура Бату-хана предстанет в качестве великого строителя, а не разрушителя. «Татарскую дань» будут воспринимать как умеренный налог (10%), а финансовую систему как лучшую в эпоху средневековья. Русские, подняв документы, увидят, что расцвет православия приходится на эпоху Золотой Орды, поскольку по законам («Ясе») Чингисхана все религиозные организации освобождались от налогообложения. А после освобождения от «ига» монастыри оказались в сложном финансовом положении и начали закрываться. Обнаружится, что почтовая (ямская) служба, как и многие другие институты, сохранялись в российском государстве в течение долгого времени как татарское наследие.

В России всегда жил дух Чингисхана. Ее история - это неудержимое стремление воссоздать государство в границах монгольской империи.

Москва порождение Золотой Орды, ибо она поднялась и стала влиятельной благодаря сбору «татарской дани», а затем, пользуясь этой привилегией, объединила вокруг себя другие русские княжества. Дмитрий Донской и не думал воевать с татарами, он выступил вместе с лояльными татарами на стороне законной власти против узурпатора Мамая, которого поддерживали литовцы. А если хан Тохтамыш ходил на Москву, так это для того, чтобы заставить Дмитрия платить дань. Он приводил в соответствие Русский улус с порядками, которые были установлены в государстве.

В те века у татар интересы были связаны не с русскими землями. Татары рвались в Европу, причем через великие степи, не особенно затрагивая лесную зону, где конница не могла проявить свои качества. При той раскладке политических сил русские не могли быть врагами, да и с экономической точки зрения не были особенно привлекательными.

Российское сознание ждет жестокое историческое отрезвление после петровского похмелья.

Сегодня идет переосмысление многих исторических вещей. ЮНЕСКО признало Чингисхана человеком тысячелетия, не злодеем как Гитлера, а в качестве великой личности, оказавшей наибольшее влияние на мировые процессы. Выставка «Искусство Золотой Орды», организованное Эрмитажем пользуется огромным успехом и путешествует по миру. Интерес к Золотой Орде с каждым годом будет расти.

Знаменитый хирург Ренат Акчурин написал программную статью «Татарский вопрос» в России», где мимоходом задел республику за «угар суверенизации», объявил, что переход татарского языка на латиницу не согласуется с волей татар, хотя сам не понимает по-татарски, а решение II съезда Всемирного Конгресса татар по этому вопросу для него неавторитетно, он нашел татарских ультранационалистов и даже не забыл про «руку» Анкары. В общем, представил весь традиционный набор «аргументов» против республики. Он также по-отечески дал диагноз «детской болезни» юной татарской историографии», которая почему-то Волжскую Булгарию и Золотую Орду считает самыми передовыми странами для своего времени. Для него это «аберрация исторического взгляда из Казани».

Историк никогда бы не решился давать советы хирургу по поводу шунтирования сердца, но почему же хирург, пусть даже великий, считает историческую науку ниже или проще хирургии? Разве в истории не надо быть специалистом? А ведь среди ученых, занимающихся Золотой Ордой никто и не сомневается в значимости этого государства. Достаточно посмотреть академическую литературу, будь-то на русском, английском, венгерском или немецком языках. Такое утверждение является общим местом. Оно никем и не оспаривается. Причем здесь аберрация?

Среди выдающихся татарских политиков есть звезда первой величины – Юсуф Акчура, автор идеи тюркизма (в терминологии Рената Акчурина «нового пантюркизма»). Он вынужден был бежать в Турцию и стал советником Кемаля Ататюрка. Он сделал немалый вклад в становление Турецкой республики. Он мечтал увидеть возрождение татар и не представлял наш народ вне тюркского мира. Кому от этого плохо? России? Русским? Почему славянское единство заведомо хорошо, а тюркское заведомо плохо? Зачем повторять антитатарское изобретение царских чиновников? Мы же цивилизованные люди!

В начале ХХ века татарская мысль породила целое созвездие имен: Юсуф Акчура, Садри Максуди, Гаяз Исхаки, Заки Валиди, Рашид Арат – они все оказались в Турции и вынуждены были служить процветанию не своего, а другого государства, как Муса Бигиев, высланный из страны, служил мусульманскому миру. Все они оставили яркий след в истории татарской мысли. Оставшиеся на родине Мулланур Вахитов, Султан-Галеев пытались возродить нашу государственность. Их жизнь и драматична и трагична. Какая плеяда мыслителей работала на будущее татар, какая глубина понимания истории, какое знание родного, арабского, тюркских, европейских языков. Их труды до сих пор не устарели.

Сегодня любой, даже не знающий родного языка и своей истории, может рассуждать о «татарском вопросе» в России. Стыдно и обидно…

Золотая Орда была славным наследием, за которое Москва сражалась с Казанью. Покорение Казанского ханства позволило Ивану Грозному в международных документах именовать себя царем, что по тем временам было тождественно званию хана. Сегодня над двуглавым орлом красуются три короны – символы Казанского, Астраханского и Сибирского ханств, установленные в честь покорения татарских ханств Алексей Михайловичем в 1625 году. Да и сам двуглавый орел в свое время чеканился на монетах Джанибек-хана. В то время не было отторжения татарского наследия, скорее, наоборот. И противостояние Москвы и Казани носило не столько этнический и религиозный характер, сколько было соперничеством за политическое влияние на постзолотоордынском пространстве.

Россия для нас не чужая территория. Татары как народ сформировались на этих огромных просторах и сегодня они живут на своих исконных землях не как пришельцы, а как хозяева. А раз так, то и вести себя мы должны соответственно, т.е. с пониманием ответственности за судьбу этой земли.

История никогда не бывает простой и однолинейной, как порой ее хотят представить. А уж татарская история всегда была со сложными поворотами. Пожалуй, самый больной вопрос для нашего народа – тема татаро-монгольского нашествия, привязка татар к монголам.

Конечно же, татары и монголы разные народы. Но историю не так легко расчленить как языки и этнические признаки. Слишком многое перемешалось за сотни лет взаимной борьбы и взаимовлияния. Это началось еще в раннее средневековье в глубине азиатского континента, а закончилось на европейской территории. Два народа оказались в одной связке. Монголы многое взяли у тюрков и сами повлияли на татар, особенно в части военного искусства и государственного строительства. От монгольского наследства нам не отрешиться. В конце концов, ханы, похороненные в Казанском Кремле - чингизиды. От этого никуда не уйти. Мы их будем чтить как своих предтечей.

Российские учебники, пресса, художественная литература, публицисты то и дело поминают «татарщину», «татарскую дань», «татаро-монгольское иго». Куликовскую битву, о которой русский историк Ключевский в своих многочисленных сочинениях даже не упоминает «из-за незначительности данного события», раздули до небес как поворотное событие для русской истории, а Александр Невский, которого Бату-хан усыновил, был по официальной версии чуть ли главным борцом с татарами. Извратили все.

Лев Гумилев утверждал, что татаро-монгольского ига не было, а был союз татар и русских перед лицом нашествия тевтонцев и литовцев. Возможно, что он несколько идеализировал ситуацию. Татаро-монголы не были гуманистами, но и по своей жестокости они ничем не отличались от Европы тех лет, где шли крестовые походы и на кострах инквизиция жгла еретиков. Они были порождением своего времени. Просто вселенский масштаб замыслов Чингисхана напугал Европу и они в ответ создали черную легенду о татарах.

Первейшая задача татар изменить отношение общественности к нашей истории. Это задача не только официальных структур Татарстана и Академии наук РТ, но и всех татар. Это общенациональное дело. Без этого невозможно в короткие сроки поменять российское сознание. Нужно пользоваться любой возможностью, любым поводом, чтобы в СМИ публиковать правду. В каждом субъекте федерации при национально-культурной автономии должна быть создана группа историков-любителей, специально занимающихся этим вопросом. Сегодня достаточно академической литературы, чтобы можно было дать ответы на самые сложные вопросы, но не хватает популярной литературы. Нужно, чтобы эти активисты занимались историей собственного края, показывая какие исторические пласты хранит российская земля. Для нас очевидно, что Астрахань – это Хаджитархан, Волгоград – Сарацин с татарскими корнями, Саратов возник на базе золотоордынского Укека и т.д., а для большинства русских это будет откровением.

Нужно издавать исторические детские и популярные книги большим тиражом. Не надо ждать, пока это сделают в Татарстане. Грамотные и инициативные бизнесмены должны взять это в свои руки и поставить на коммерческую основу. Это призыв и обращение, потому что Институт истории загружен академической работой по подготовке фундаментального труда «История татар с древнейших времен» в 7-ми томах и не может в ближайшие 3-5 лет отвлекаться ни на какие другие дела. Институт и без того работает на пределе своих возможностей, при этом использует потенциал историков не только республики, но и лучших российских и международных центров.

Грядущее 1000-летие г. Казани хороший повод для изменения российского общественного сознания, воспринимающего татар как пришельцев и поработителей русских.

В этом году будет 450-летие со дня взятия Казани войсками Ивана Грозного. Российские официальные власти хотели бы представить покорение ханства как прогрессивное явление. Татары с этим никогда не согласятся.

Покорение Казани – трагический поворот в нашей судьбе. Эта дата должна стать поводом для размышлений, но не о прошлом, а о будущем, не для разжигания страстей, а трезвой оценки татарской и русской истории.

Татарское сознание делит историю на две части: до взятия Казани и после ее взятия. Вся история предстает как борьба русских с татарами, православия с исламом. На самом деле история была гораздо сложнее. Не хотелось бы, чтобы произошла политизация истории по аналогии с Куликовской битвой, она может оказаться не на пользу татарского народа, который живет не только в Казани, но и по всей России. Нельзя в ответ на давление центра отвечать тем же. Нужно быть мудрее.

Россия растеряла свое величие, и теперь ее душа мечется между жаждой вернуться к прошлому и катастрофическим нынешним состоянием. Русская культура теряет свой авторитет. Где сегодня великие Толстой, Достоевский, Чехов, Бердяев?! Нет их. Это большая беда для страны. Россия ведет себя как православное, русское государство и мало считается с другими народами. Попытки выстроить вертикаль власти, ограничить права Татарстана и других республик, силой решить чеченский вопрос – все это походит на агонию.

Эпоха империй прошла. У России есть будущее только как демократической федерации, в которой республики, области и края являются не декоративными, а реальными субъектами. Российская политическая элита будет экспериментировать над государством и своим народом, объединяя субъекты в новые административные единицы, попытается ликвидировать республики. Неопределенность и нестабильность помогает политтехнологам манипулировать общественным мнением.

Наша задача – содействовать стабилизации политической ситуации в России, а для этого нужно укреплять существующие структуры татар, прежде всего, национально-культурную автономию.

Мы должны учиться у тех народов, которые сумели найти свою дорогу в этом быстроменяющемся мире. Посмотрите на маленькую Эстонию, которая сразу же без колебаний взяла курс на европейские традиции. У нее не было такого экономического потенциала как у Татарстана, численность эстонцев всего-то один миллион, но они учатся у передовых стран и многого добились за последние десять лет. Главное у них есть ясные перспективы в семье европейских народов.

История татар уходит в глубину азиатского континента – туда, где вызревали гуннские державы, ранние тюркские и татарские государства. Там истоки. В начале новой эры, а также в эпоху великих переселений в Волго-Уральском регионе сложился костях нашего народа. Многие этносы оказались втянутыми в бурные процессы, сопровождавшие нашу историю: булгары, кипчаки, ногайцы и многие другие. То, что придало татарам нынешний облик - это Золотая Орда. Язык, литература, культура, психология приобрели законченный вид в золотоордынский период, хотя справедливости ради нужно сказать, что ХХ век сильно преобразил нацию, придав ей современные, даже европейские черты.

История нашего народа предстает как непрерывное движение с Востока на Запад в прямом и переносном смысле. Когда-то на Востоке была передовая мысль и высокая культура. Но центр мировых процессов постепенно переместился на Запад. Сегодня Европа предстает как центр самых либеральных идей, именно там относятся с пониманием к правам народов. Там передовая научная и техническая мысль, развитая экономика и культура. Россия делает ошибку, когда пытается встать между Востоком и Западом. Наша задача состоит в том, чтобы, не отрываясь от Востока двигаться дальше к Европе.

Татары за свою историю пережили периоды расцвета и унижения. Четыре с половиной столетия гонений на язык, культуру и религию мы выдержали с честью, сохранив свое имя и достоинство. Неужели все это было сделано только для того, чтобы тащиться в хвосте агонизирующей империи?! Нет, мы должны найти свой путь в цивилизованное общество - не против России, не вне ее, но вместе с ней.

Татарин, ты должен знать правду о своей истории.

Не верь, когда будут говорить, что татары были диким народом.

Не верь, когда скажут, что татаро-монгольское иго задержало развитие России и других стран.

Не верь, если скажут, что мы булгары, а не татары.

Не верь, если будут принижать роль Золотой Орды.

Мы наследники великой культуры, чей потенциал нужен миру. Огромный исторический опыт воплотился в татарском языке, литературе, моральных ценностях и мы живые носители этих традиций. Наши предки сумели освоить огромные евразийские пространства и построили десятки государств, способных существовать в самых суровых условиях. Россия никогда бы не возникла, если бы до этого не было Тюркского каганата, а вслед за ним Золотой Орды.

Ничто в истории не бывает бесследным. Наша беда заключается в том, что историческую нить пытались прервать в различные эпохи, воспитывали поколения людей с извращенными представлениями о татарах. Теперь только от нас зависит, кем мы станем в ХХI веке. Нужно преодолеть комплекс неполноценности и взяться за работу по возвращению исторической правды, а вслед за этим вернется прерванная связь времен…

III. Язык матери

В советское время песня на слова Габдуллы Тукая «Туган тел» стала гимном татар. Я помню, с каким воодушевлением пели ее на различных собраниях, она стала своего рода протестом ассимиляторской политике властей.

Мы добились своего - татарский язык стал государственным в Татарстане и понемногу возрождается по всей России.

Но на душе неспокойно…

Многие татары обеспокоены массовым переходом молодежи на русский язык. Это происходит повсеместно, включая города Татарстана. Серьезная проблема. Конечно, чтобы жить, работать и тем более занять достойное место в России, нужно знать русский язык, причем не хуже русских. В то же время главная опасность заключается в другом – глобализации языковой сферы. Английский язык стремительно распространяется по всему миру, захватывая все новые страны и народы. Ученые рассчитали, что через 100 лет в мире будут доминировать три языка: английский, испанский и китайский. Другим достанется роль локальных или кухонных языков.

Русскому языку легче выдержать этот натиск в силу численности населения и государственной поддержки. Да и само российское общество пока еще мало интегрировано в мировые процессы, чтобы в полной мере ощутить угрозу глобализации. Но все это до поры до времени. Татары угрозу чувствуют острее, поскольку беда языковой ассимиляции к нам уже подступила давно.

Так нужно ли сегодня прилагать столько усилий, чтобы возрождать татарский язык? Правильно ли то, что мы заставляем детей граждан Татарстана учить язык с неясными перспективами? Не лучше ли потратить силы и средства на обучение русскому и английскому языкам? С ними уж точно не пропадешь. Тяжелый вопрос, на который не сразу можно найти ответ.

Для старшего поколения язык – нечто святое. Сибгат Хаким писал:

Судьба! Меня лишила ты отца

И матери. Осиротело слово.

Лишь об одном прошу я: до конца

Оставь мне радость языка родного.

Молодежь прагматична, как и сама эпоха, сметающая с арены все, что неспособно выжить. Так что же ждет татарский язык? Что мы должны сказать молодежи?

Исторически можно привести много доводов в пользу татарского языка, но история работает на будущее только в том случае, когда дается трезвая оценка настоящего. У татар должна быть своя ниша в мировой культуре, которая и может оправдать необходимость функционирования языка.

Есть два культурных фактора, которые будут определять место татар в современном мире. Первый – статус татарского языка как ключевого в тюркской группе. Второй – особенности джадидизма как одного из самых развитых форм ислама. Нет каких-либо иных достижений, с которыми можно было бы выходить на широкую арену. Следовательно, у татар два реальных поля деятельности: тюркский мир и исламский мир. Эти же факторы определяют вес татар и в России.

В начале ХХ века татары выполняли функцию посредников между европейской культурой и тюрками. Многие школы, газеты, типографии в Средней Азии открывали и обслуживали татары. Наши предприниматели были посредниками в торговле России с Востоком. Эта функция была искусственно прервана советской эпохой. Теперь перед нами стоит аналогичная задача. Нужно вернуться на сто лет назад и сделать вторую попытку. Но эту миссию нельзя повторить буквально. Изменились времена, изменилась ситуация и потребности. Тюркский мир оказался поделенным национальными границами и татарам сложнее утвердиться в прежней роли.

Для начала нужно разобраться с лингвистическими проблемами, которых накопилось немало. Самый яркий пример. Стало почти очевидным, что существует самостоятельный башкирский язык, в то время как мы друг друга прекрасно понимаем без переводчика. Возникает вопрос: где грань, за которой кончается один и начинается другой язык? Если отойди от мудреных научных доводов и посмотреть, что происходит в жизни, то мы должны сказать простую вещь – язык служит для общения людей. Он средство коммуникации. Если, разговаривая между собой, мы друг друга понимаем без особого труда, то язык один.

Моей дочери было всего лишь три года, когда она впервые увидела по телевизору башкирский спектакль и все поняла. Если ребенок, который нигде не учился, все понимает в башкирской речи, значит для него татарский и башкирский – один язык, просто с особенностями произношения. Не более того. Таков жизненный критерий. Не нужен переводчик, значит язык один.

Как-то летом мы с семьей поехали отдыхать в Крым и там моя дочь смотрела детские телепередачи на крымско-татарском языке, и она все понимала. И я сделал вывод: раз не возникает языкового барьера даже у детей, следовательно, язык татар и крымских татар в своей основе един, а все различия носят несущественный, подчиненный характер.

Тюркский язык сложился очень давно и оказался не только богатым, но и весьма устойчивым. Садри Максуди писал, что «наш язык очень мало изменился за 1200 лет».

Сколько же надо было приложить усилий, чтобы изобрести десятки тюркских литературных языков! И что это за лингвистика, которая, основываясь на нюансах произношения тех или иных звуков, отдельных слов объявляет о существовании самостоятельных языков и диалектов?! Кому она служит? Мы сегодня пожинаем горькие плоды этой «науки».

В конце ХIХ века Исмаил Гаспринский начал издавать газету «Тарджеман» на общетюркском языке. Он понял те проблемы, которые стояли перед тюркским миром. Затем мы оказались вовлеченными в революционные процессы. Татары верили, что революция принесет свободу. А что может быть дороже свободы?! Но вместо этого тюрок развели по национальным квартирам советского общежития.

По приказу Сталина была проведена варварская операция по созданию десятков тюркских алфавитов. Если до революции татарскую прессу читали практически все тюркские народы царской России, то сегодня мы не можем этого сделать, хотя друг друга в разговорной речи понимаем свободно. Самое печальное - мы то ли по недомыслию, то ли по инерции продолжаем следовать этой политике.

За последние годы мне пришлось побывать во многих немецкоязычных странах и я обратил внимание, что австрийцы, баварцы, саксонцы, швейцарцы говорят на самостоятельных по моим тогдашним представлениям языках. Я был удивлен, когда один баварец в Мюнхене во время приема в мэрии хотел поговорить со мной, но когда узнал, что переводчик говорит только на немецком, он повернулся и, махнув рукой, ушел. А наш высокопрофессиональный переводчик ни слова не понимал на баварском диалекте. Оказалось, что немцы говорят на разных диалектах, причем настолько разных, что друг друга совершенно не понимают, но при этом пишут на одном литературном языке.

Будучи в Швейцарии, где немецкий язык является государственным, я уже специально выяснял языковую ситуацию. Нас встречали в Министерстве юстиции Швейцарии, мы посетили кантоны, муниципалитет Берна и везде разговор шел на швейцарском. В Люцерне парламент стоя приветствовал делегацию из Татарстана, причем один из сопровождавших швейцарцев переводил речи на немецкий, а переводчик – уже на русский. Меня эта ситуация задела за живое. Мы башкирский, кумыкский, балкарский, карачаевский, ногайский, крымско-татарский, казахский, уйгурский и другие называем самостоятельными языками, понимая друг друга без переводчика, а австрийцы, баварцы, швейцарцы и т.д. называют свои (по нашим представлениям) языки диалектами, не понимая друг друга. И при этом никто не стремится создавать свой литературный язык – все пишут на немецком: законы, газеты, художественную литературу, просто письма.

В швейцарском Институте федерализма Фрибурга некоторые профессора предпочитали говорить на английском, нежели на литературном немецком языке (сказались последствия глобализации). Я был просто обескуражен и на мои настойчивые вопросы, почему они, имея развитый разговорный диалект, на котором говорят в правительстве и парламенте, по телевидению и дома, не создают свой литературный язык? Они ответили, что для этого рынок слишком узкий. Некоторые немецкие диалекты пошли по пути создания собственного литературного языка (например, голландский), но им выдержать натиск английского будет сложнее.

Все гениальное просто. Значит, самая большая угроза для существования тюркских языков не русский язык, не имперские традиции и политика нынешней России, а его величество РЫНОК!

Из этого примера можно сделать несколько выводов.

Первый. Если говорить обобщенно, то в принципе тюркский язык един. При этом существуют исторически вполне оправданно возникшие литературные языки, но в то же время есть десятки языков, которые созданы искусственно. Далее. Если отвлечься от особенностей чувашского и якутского разговорных диалектов, которые стоят особняком, то можно говорить о двух основных тюркских диалектах – «огузском» и «кипчакском», включающим многочисленные наречия и говоры. Я намеренно дистанцируюсь от научных классификаций, чтобы посмотреть на эти вопросы не глазами лингвиста, а исходя из простых жизненных критериев.

Действительно, турецкий, азербайджанский, туркменский татарам сразу без подготовки понять сложно. А вот внутри «кипчакского» диалекта мы друг друга понимаем. Узбекский разговорный насыщен фарсизмами, что и создает некоторые трудности в общении. Но в принципе литературный узбекский, казахский и киргизский диалекты вполне понятны.

Что же касается башкир или мишар, сибирских или астраханских татар, то отличия в их речи укладываются в понятие говора татарского наречия, не более того. Для сравнения: говор казаков никто не называет самостоятельным языком, хотя самосознание у них будет покрепче, чем у башкир, да и история имеет не менее глубокие корни.

Если башкирам нравится говорить на своем – пусть это так и будет, но зачем нам тюркам столько литературных языков, столько алфавитов? Ведь они специально придуманы, чтобы расколоть тюркский мир! Почему в условиях демократии мы должны следовать принципам сталинского «языкознания»?! И почему перед лицом жестокой конкуренции языков на мировой арене мы должны сами себя добровольно загонять в исторический тупик? Непонятно…

Второй вывод заключается в следующем. Если уж мощная немецкая нация, да еще в совокупности с австрийцами и швейцарцами думая о будущем, объединяет свои усилия для сохранения немецкого культурного ареала, то уж тюркам, не имеющим такого экономического, административного, издательского и др. потенциала, надо тем более думать о самовыживании. «Огузская» культурная группа имеет больше шансов на развитие, чем «кыпчакская» - за ними стоит государственный потенциал Турции, Азербайджана, Туркмении. Узбеки тоже могут пока не думать о самовыживании – их много и живут они компактно. Казахи и киргизы до поры до времени могут полагаться на свои государства, а вот у тюркских народов России нет никаких шансов выжить в одиночку. Рыночные отношения очень скоро все расставят по местам и никакие административные усилия республик не помогут им сохранить свою уникальность перед лицом глобализации.

Конечно, Москва будет противодействовать укреплению тюркских народов и назовет все наши усилия, включая эту серию статей, пантюркизмом, но нам пора делать выбор: или исчезать под одобрительные речи центра или же сделать исторический прорыв к выживанию. В конце концов, наше желание сохранить тюркские народы вовсе не направлено против русских и русского языка. Скорее наоборот. Тюрки естественное дополнение славян в России. Во всяком случае России без тюркской составляющей в Евразии делать нечего.

Третий вывод. Русских в далекой перспективе ждет та же участь, что и татар, только они об этом еще не догадываются. В будущем русский, украинский и белорусский языки (по существу являющиеся всего лишь наречиями одного языка) как самостоятельные не выживут. Им надо будет объединять усилия для развития славянского мира как цивилизации, тем более, что многие славянские народы Европы уже подпали под экономический и культурный каток Германии. Их роль как влиятельных и нужных миру языков и культур через несколько десятилетий будет подвергнута сильнейшему испытанию. Советскую культуру спасали закрытые границы. Сегодня их нет. Сегодня условия диктует естественная конкуренция.

Так, для чего нужен татарский язык? Найдется ли ему место среди великих наций?

То, что сохранит татарский язык – это его функция в тюркском мире как посредника, содействующего обмену культурными ценностями. В основном это будет трансформация западных, либеральных идей на тюркский язык.

Глобализация затронет все страны. Но вместе с тем сохранятся локальные культуры, которые будут дополнять и подпитывать общемировую. Конкурентоспособность отдельных этнических культур будет залогом обогащения общечеловеческих ценностей. Также как малые предприятия на Западе, соревнуясь друг с другом, поставляют запчасти на главный конвейер автогигантов, так и национальные культуры станут поставщиками новых открытий на мировую фабрику идей.

От нашей воли и способностей зависит насколько велик и значим будет ареал тюркской культуры и какое место займет в нем татарский язык.

Для Татарстана не менее важен экономический фактор. Республике как воздух нужны рынки сбыта своих товаров. Учитывая международную конкуренцию и качество наших товаров, рассчитывать на западные рынки не приходится. Остается Восток, который постепенно будет забывать русский язык. Значит, понадобятся люди, знающие одновременно тюркский, русский и английский языки. Эта функция будет востребована. В этом заключается надежда на сохранение и развитие татарского языка. Именно поэтому имеет смысл не только детям татар, но и русских и других в Татарстане учить татарский язык. Он даст преимущества нашим гражданам при работе в Азии.

Татарам предстоит тяжелая битва за выживание. На этом пути первый шаг — переход на латинскую графику. Кириллица слишком неудобна для татарского языка, впрочем, как и арабский алфавит. Многие сегодня задают вопрос, надо ли создавать себе головную боль с латиницей? Сколько расходов, какое надо выдержать давление центра. Тем более все уже привыкли к кириллице.

Мой отец, Сибгат Хаким, знал все тонкости языка и мог оценить в полной мере преимущества той или иной графики. Он вначале учился в медресе, естественно, на арабском алфавите, затем выучил яћалиф и всю жизнь писал на кириллице. Он говорил, что наиболее адекватным для татар является латынь. Это авторитетное мнение, которое не оставляет выбора. И весь вопрос заключается в том, какой вариант латыни избрать и в какие сроки переходить на него.

Стоит напомнить, что весь мир переходит на латынь, по крайней мере, та ее часть, которая определяет мировые процессы. От этих процессов не осталась в стороне даже Япония. А народы, которые пользуются кириллицей передовыми трудно назвать. Это Россия, Украина, Белоруссия, Болгария, Сербия, Казахстан и Кыргызстан. Список не впечатляет.

Дело не только в том, что советский период был тяжелым для татар, но страшнее то, что мир за это время ушел далеко вперед. Россия оказалась на обочине мировых дорог.

Латинская графика не только лучше передает особенности татарской речи, но одновременно позволит нам найти свое место в информационных системах. Характер наступившего века определяется информационной революцией. Если символом ХХ века был конвейер, изобретенный Фордом, то символом нового века стал компьютер, подключенный к Интернету.

Информационные системы следует рассматривать как революцию такого же масштаба по своим последствиям, как и появление печатной книги. Интернет нельзя считать просто каким-то дополнительным техническим инструментом. Он открыл новый мир без границ, без цензуры, практически доступный каждому и позволяющий в считанные минуты соединиться с кем угодно, независимо от расстояний. Он предоставил невиданные технологические возможности для развития науки, экономики, обмена информацией, по существу изменил образ жизни людей.

Народ, который не найдет своего места в современных информационных системах, выпадет из истории. В начале ХХ века роль татар определялась тем, что они первыми среди тюркских народов Российской империи открыли типографии, распространяли книги и газеты, а потому несли новые знания на Восток. Сегодня функция татар должна состоять в том, чтобы создавать информационные системы.

Два препятствия у татар на пути перехода на латиницу: политическое из-за противодействия российских властных структур и несовершенство уже принятого алфавита.

Жесткая реакция Москвы на татарскую латиницу юридически необъяснимо. Конституция России и международное право полностью на стороне народа, который самостоятельно определяет пути развития родного языка. Решение Государственной Думы о том, что татарская латиница угрожает безопасности страны просто дикость. В царской России сотни лет существовала не только латынь, но и арабский алфавит, а также собственные алфавиты у грузин и армян. И это не несло никакой угрозы. Бурная реакция федерального центра стала проявлением имперского инстинкта и страха перед утратой русской культурой своего авторитета. Однако смешно думать, что, запретив татарам переход на латиницу, можно тем самым решить свои проблемы. Жаль, что ряд татар оказались вовлеченными в эту довольно грязную политическую интригу. Но политика преходяща.

Татарская латынь при ее разработке стала неким компромиссом между сторонниками возврата к яћалифу и сторонниками «универсального» алфавита. В результате появились буквы, хотя и встречающиеся в тюркских языках, но не очень удобные. Можно татарский алфавит усовершенствовать, если «хвостатые» буквы заменить на английские аналоги, т.е. ş на sh, ç на ch, ñ на ng. Тогда он стал бы более приспособленным к Интернету, клавиатура компьютера упростилась бы, а, значит, сам алфавит стал бы более универсальным и конкурентоспособным. Наш алфавит может и должен сделать существенный шаг вперед по сравнению с турецким. Когда турки переходили на латынь, еще не было компьютерных сетей. У нас есть шанс обойти турков на повороте. И это единственно разумное оправдание задержки перехода на латынь.

Те, кто обвиняют татар в протурецких настроениях, не понимают, что в тюркском мире будет естественная конкуренция «огузского» и «кипчакского» диалектов, и главные претенденты на эту роль турки, с одной стороны, татары – с другой. Есть свое объяснение такой раскладке. За каждым народом стоит громадная история и культура. В первом случае – Османская империя, во втором – Золотая Орда. У Турции есть очевидное преимущество в виде сильного государства с огромным населением, финансами и связями с Европой и НАТО. Узбеки пытаются выстроить собственную линию поведения, опираясь на среднеазиатские традиции, но в ближайшие годы они, как впрочем, и казахи не готовы выступить с собственными информационными разработками. Это могут сделать татары, хотя нам тоже нечем особенно похвастать – Республику Татарстан невозможно сравнивать с Турцией, Россия татар боится, а потому не поддерживает их, татар мало и финансы у нас жидковаты. Единственное преимущество татар – наличие университетов, в которых можно развивать информационные системы. Кроме того, татары живут среди тюркских народов и хорошо знают их традиции, все локальные особенности культур. Если мы сегодня татарскую латынь сделаем ближе к английскому языку, то он станет удобнее для Интернета, а потому более привлекательным. Это станет нашим преимуществом. Следует иметь в виду, что молодое поколение не мыслит себя вне Интернета.

Нам нужна новая революция, но теперь уже в мышлении, языке и культуре. И начнется она с латинизации татарского алфавита. Это неизбежно. Если бы латынь не укрепляла татар, Москва не стала бы предпринимать таких усилий против нас и даже принимать специальные законы для закрепления кириллицы. Нужно быть готовым к тому, что за пределами Татарстана, особенно в Башкортостане, не допустят преподавания татарского языка на латыни. Не стоит этого пугаться. В ближайшие годы трудно рассчитывать на то, что удастся перейди всем татарам на латиницу одновременно. Поэтому какое-то время татарский мир будет пользоваться двумя алфавитами, как это делают сегодня сербы.

Нам нужно, не дожидаясь никаких законов и разрешений, самим переходить на латынь. Никто не может запретить учить латынь дома, в воскресных школах, специальных курсах, распространять компьютерные программы по Интернету. Причем в Интернете лучше сразу ş, ç, ñ заменить на английские аналоги, а букву ђ писать как ä. Все находится в наших руках.

Но этого мало. Нужен татарский Интернет. Федеральный Совет национально-культурной автономии татар должен создать специальный орган из наиболее выдающихся ученых, общественных деятелей и предпринимателей для создания Единой информационной базы данных татар. Богатые татары должны профинансировать эту программу, причем не жалея денег, ибо это выгодно - они станут лучше осведомленными обо всех делах в татарском мире. То, что делали наши выдающиеся предприниматели до революции, взяв на себя всю тяжесть просвещения татар, сегодня следует сделать в сфере компьютерного образования наших детей, создания татарских сайтов и их объединения в общую сеть. Нужно разработать стратегию информационной революции в татарском мире.

Волею судеб мы оказались разбросанными по всему свету. Сегодня трудно создать организации, которые бы эффективно работали на всех татар, но благодаря глобализации у нас появился Интернет. «Татарская электронная паутина» поможет объединить народ и сделать его мобильным. Никакие административные границы и противодействие властей в центре и на местах не смогут помешать общению татар благодаря компьютеру. Поэтому в каждой татарской семье должен стоять компьютер с татарскими программами на кириллице и латинице, подключенный к Интернету. У татар в древности детей вначале учили ездить на лошади, сегодня надо их вначале научить компьютеру, и тогда они найдут свою дорогу в этом мире.

Нет времени на раздумья, нет времени на раздоры. Нужно собрать волю в кулак и сделать исторический прорыв, как некогда поступили наши деды, встав на путь джадидизма.

Что будет с твоим языком, татарин? Думаешь ли ты об этом? Он имеет тысячелетнюю историю. На нем говорили в одном из самых великих государств мира – Золотой Орде. В нем собраны традиции наших предков, наше мышление, наше видение мира, которое отличается и глубиной, и масштабностью. Теперь в твоих руках его будущее.

Татарин, ты должен помнить, что вся твоя история неразрывно связана с тюркским миром, а значит и будущее невозможно представить вне его. Забудь о стереотипах, которыми забивали нашу голову и прислушайся к речи твоего собрата, который оказался в таком же плачевном положении. Протяни ему руку - разбей остатки сталинской «языковой стены». Смогли же это сделать в Германии.

Когда-то говорили, что татарину не нужен переводчик. Сегодня это не так. Но времена меняются, и пора к некоторым исконным качествам народа вернуться. Каждый татарин должен знать, кроме русского, еще и английский или другой европейский язык, но, прежде всего, он должен знать свой родной язык. Если ты не знаешь язык матери и у тебя нет национальной культуры, то ты никому в этом мире не нужен.

IV. Культура

Основа и конечный смысл существования нации заключается в культуре. В ней вся история и генетический код народа. Культура – то, что нас связывает с древними и средневековыми татарами.

Культура определяет целостность нации и ведет ее через прошлое к будущему.

Человек может быть мусульманином или христианином, или вовсе атеистом, он может потерять язык, но останется татарином, если родная культура для него чем-то дорога. Если он помнит хотя бы одну татарскую мелодию, он останется татарином, ибо она найдет в его генах отзвук. Достаточно прозвучать первым нотам песни «Кара урман», как неизбежно всплывет в его душе все татарское.

Дорога через «темный лес» - опасная, с неожиданными поворотами. Мелодия как судьба. Татарин рождается с мелодией в душе, он и умирая тоскует по тальянке.

Польско-литовские татары 600 лет назад ушли на запад с князем Едигеем, служили польским королям и литовским князьям, говорят по-польски, но не забыли, кто они есть, потому что сохранили традиции.

Культура – это литература, концентрирующая предания старины, мудрость и моральные ценности.

Культура – это музыка, искусство, театр.

Культура – это сабантуй, в котором сохранился дух народа, жажда соревнования, удаль.

Каждое направление достойно большого и серьезного разговора. Но важнее всего ответить на вопрос: а кто генератор идей, кто определяет пути развития культуры?

В нашей истории огромную роль сыграл ислам. Конечно, религия всего лишь элемент культуры, но порой ключевой.

922 год - великая веха. Прибытие в Булгар посольства из Багдада стало не просто фактом официального принятия ислама, но и международного признания молодого государства, его независимости от Хазарского каганата. Это был шаг к свободе. Предки татар добровольно вошли в исламский мир - самый передовой в ту эпоху.

Следующая веха – исламская революция Узбек хана 1312 года. Она была кровавой. Ее мог совершить только сильный государь, ибо нужно было поднять руку на “Ясы” самого Чингисхана, по которым все религии признавались равными. Время Узбек-хана – период расцвета Золотой Орды. Мы еще не до конца осознали его историческую роль. Не только нам, но и узбекам, которые сегодня увлечены Тимуром и выстраивают свою историю вне Золотой Орды, предстоит заново открыть эту личность. Окажется, что татары и узбеки – одного корня.

Третья великая веха – время обновления ислама, начатая джадидами в конце ХIХ века. Татарское сообщество тех лет не имело прав на учреждение светских учебных заведений, создание политических партий, было ограничено в правах собственности и экономической деятельности. Оно было вынуждено развивать культуру только в стенах медресе и там были собраны лучшие умы.

Джадиды совершили интеллектуальный подвиг, они в условиях жесткого политического и религиозного прессинга царской России сумели сделать рывок от дремучего средневековья к Европе. Джадидизм это не только реформа системы образования и обновление ислама, но изменение характера культуры в целом. Вся татарская мысль, литература, политика ХХ века стали порождением обновленческого духа джадидов.

Пророк Мухаммед сказал: «Воистину, Аллах в начале каждого столетия будет посылать умме человека для обновления религии». На рубеже ХIХ-ХХ веков джадиды стали теми, кто выполнил эту миссию.

Модернизация религии и культуры - это вопрос выживаемости нации и государства. Современная ситуация такова, что даже при большом желании невозможно жить вне мировых тенденций. Следовательно, нужно найти способ адаптации своей культуры к процессу глобализации.

Джадидизм не породил какой-то новой формы ислама. Он избавил его от исторических, этнических наслоений, которые приобрели статус непререкаемого авторитета (таклида). Джадидизм это не реформа в европейском смысле этого слова, а очищение ислама от наносного и чуждого.

Сегодня в Казани можно увидеть женщин и даже молодых девушек, одетых в длинные платья и укутанных в платки как в Турции или Саудовской Аравии. Они, видимо, думают, что так становятся правоверными. Эта одежда никак не связана с исламом, а если уж сказать откровенно, то она просто некрасивая, даже примитивная. Татарки всегда одевались изысканно. Зачем же терять свою прелесть и превращаться в бесцветных турчанок и арабок, ведь это ни на шаг не приблизит к райским кущам. Наивный самообман. Точно так же можно на себя одеть форму летчика и думать, что умеешь летать.

Джадидизм выступил против надуманной и привнесенной в ислам формы, обратившись к сути религии, к самому Корану, подвергнув критическому анализу различные схоластические «авторитеты».

Джадидизм не специфически татарская форма ислама, а ее изначальная суть, а потому джадидизм универсален.

Первые мусульманские лидеры почитали разум как великий божий дар. Ими двигало критическое мышление. Идждихад – великая категория, которая сделала молодой ислам привлекательным и он стремительно распространился по миру. Отказ от идждихада привел к консервации отсталости, в которой и пребывает большинство мусульманских стран.

Джадиды вернули некогда присущее исламу свободу разума. Никто не может стоять между человеком и господом, ни община, ни имам, ни муфтий. Человек сам ответственен за свои деяния и сам должен осмысливать что правильно, а что греховно. А потому он должен быть образован.

Это сближает ислам с Европой, поскольку современная западная культура началась с провозглашения критического мышления, воплотившегося затем в либеральных идеях.

Истинный мусульманин тот кто постиг науки, а не просто заучил суры Корана. Бесполезно зубрить Коран, нужно понимать его. Пророк Мухаммед сказал: «Если кто-то встанет на стезю науки, то господь откроет ему дорогу в рай». Медресе – это не венец образования, а его первая ступень, за которой должен стоять университет, дающий универсальное и глубокое знание о мире.

Джадидизм прагматичен.

Ислам нужен не для созерцания, а для решения насущных потребностей жизни. Он должен давать ответы на возникающие на практике вопросы. А это невозможно без науки и образования. Настоящий имам должен иметь, по крайней мере, университетское образование. Тогда он сможет чему-то научить и других.

На Российский исламский университет падает огромная ответственность по осмыслению и распространению опыта джадидизма. Нужно труды джадидов сделать доступными всем. Более того, нужно на их идеи взглянуть глазами ХХI века.

qiz Сегодня многое изменилось. Мир живет иными интересами, нежели сотни лет назад. Ислам, если он хочет сохранить свое влияние в обществе, должен уметь отвечать на вызовы времени и отбросить устаревшие традиции, хранителями которых являются многие восточные страны.

Традиция отношения к женщине как к второсортному существу проникла в Ислам из иудаизма и христианства. Европа постепенно ушла от этого, а мусульманские страны продолжают ей следовать.

Женщину нельзя рассматривать как родоначальницу греха. По Корану сатана соблазнил Адама и Еву одновременно. В Суре 20 написано: «Так Бога своего ослушался Адам, и с праведной стези был совращен». Один из лучших исламских богословов Муса Бигиев писал: «Насколько совершенны права женщины и насколько велико их достоинство, настолько сильным будет общественная система». Он утверждал, что толкователи исказили смысл коранических аятов о женщине. Предание о сотворении женщины из ребра Адама есть только лишь метафора, образ, который подразумевает тонкость и нежность женской натуры. Недопустимо применение в отношении женщины грубой силы, так же как по отношению к хрупкой реберной кости.

Джадидизм современен и толерантен.

Муса Бигиев разработал теорию абсолютной Божьей милости, по которой благодать господа объемлет все его творения, вне зависимости от того, какого вероисповедания они придерживались при жизни. В Суре 2 записано: “Тех, кто уверовал (в Коран), и тех, кто следует иудаизму, и назореи, и сабеи, кто в Господа и в Судный день уверил и (на земле) творит добро, ждет (щедрая) награда у Аллаха”.

Ислам, по сути, мирная религия, что и подтверждается практикой реальных отношений мусульман и православных в республике. Надо бы в цокольном этаже мечети Кул-Шарифа открыть «Исламский музей мира». Это будет весьма символично. Мечеть Кул Шарифа станет не только символом защитников Казани, но и толерантности. Тогда мечеть наполнится особым смыслом и будет интересна для посетителей не только как архитектурное здание. Это будет уникальный музей, концентрирующий в себе ценности ХХI века. Мирный ислам станет визитной карточкой Татарстана.

Историческая миссия татар заключается в том, чтобы стать мостиком между исламским миром и Западом. Мир раскололся на христиан, иудеев и мусульман, появилась брешь, которая может стать пропастью. Этот раскол прошел через души людей, наполнив их тревогой и страхом. Объединить расколотый мир могут только новые ценности. Они не могут быть чисто либеральными, но не могут быть и традиционно-исламскими.

Татарстан занимает особое место в исламской цивилизации. Он ее самый северный форпост и при этом находится на границе Запада и Востока не только географически, но и в культурном плане. Мы носители культуры, соединяющей в себе исламские ценности с либеральными. В этом наше преимущество.

Большинство исламских государств – сырьевые придатки развитых стран. Татарстан же производит высокотехнологичную продукцию, развивает научные школы и системы образования. Мы должны не хуже западных конкурентов производить вертолеты, грузовики, самолеты, а потому создавать условия жизни, близкие к европейским, иначе проиграем и нам останется одно - торговать как арабы нефтью, запасов которых у нас на 30 лет. Ислам у нас неизбежно станет европеизированным. Это будет евроислам. Жизнь заставит.

А Восток для нас – всего лишь рынки сбыта.

Когда с помощью Татарстана в Турции появился 1,5 метровый телескоп, мало кто отметил это неординарное событие. Для Турции телескоп - предмет гордости, поскольку далеко не все страны имеют возможность установить такой инструмент. Когда-то на средневековом Востоке занимались исследованием Вселенной. Обсерватория Улугбека в Самарканде была одной из лучших. Сегодня мусульманские страны такими исследованиями не занимаются. Татарстан пока находится на передовых рубежах.

Модернизация ислама – самый большой вклад татар в мировую культуру нового времени. Конечно, была эпоха Золотой Орды, которая изменила карту средневековой Евразии. Но это в прошлом. А в настоящем мы интересны человечеству только готовностью к обновлению ислама. Мы восхищаемся Тукаем или Сайдашевым. Они выдающиеся личности, но только для татарского народа. То, что может вывести нас на широкую арену – это джадидизм.

Одна из традиций, заложенных джадидизмом – открытость татарской культуры. В этом огромное преимущество, но в этом же и опасность. Глобализация не только несет с собой огромный позитивный потенциал, но и как молох может раздавить любую национальную культуру.

Татары довольно гибко реагируют на мировую моду. Появились татарские дискотеки, очень современная живопись, серьезная авангардная музыка, причем авангард с акцентом на эмоциональное, духовное начало, без сухого западного рационализма.

Татарская культура не растерялась на рубеже веков. Но пугает ее раздвоенность. С одной стороны, из татар вышли Софья Губайдуллина, Рудольф Нуриев, Ирек Мухамедов, которые стали мировыми звездами, но не в татарской среде. С другой стороны, идет поток пошлых шлягеров. Ни тебе мелодии, ни текста, ни оркестровки. На дешевом синтезаторе из двух-трех аккордов на два-три слова составляют дешевый продукт для дискотеки. Отсутствие голоса компенсируют современной техникой. Не нужен Ильхам Шакиров. Зачем Рустем Яхин? Можно писать песни, не имея образования и даже слуха. Это наше собственное порождение.

В советское время татарская культура несла элемент протеста, выступала против русификации. Отсюда осознание своей социальной значимости. Она была хранительницей традиций народа. Сегодняшняя демократия как ни странно многих лишила опорной точки и востребованности. Трудно стало найти свое место и стать властителем дум, а рынок многих превратил в шабашников.

Кто сегодня должен формулировать пути развития культуры? Кто поставит заслон атакам бездарности?

База развития культуры – система среднего образования. Она в Татарстане стала серой и скучной. Экспериментальные школы, которые появились с началом перестройки, умерли. Убитая инициатива – это диагноз. Даже в суровое царское время, когда запрещали татарские светские школы и вся жизнь татар проходила в медресе, наши мударрисы сумели предложить великолепные образцы учебных заведений. Сегодня система образования рассматривается как аппендикс российской системы. В чем принципиальная разница сегодняшней системы от унитарной советской? Да, ни в чем. Просто увеличилось количество татарских школ. Но ведь Татарстан - пространство не просто татарского языка и культуры, но сосуществования различных культур и конфессий. А это требует иных стандартов образования.

Западное и восточное мышление отличается одной характерной чертой. В развитых странах политическая элита и руководящий эшелон считают приоритетной ценностью развитие системы образования, как лучшее вложение капитала. В бедных странах ориентируются на продажу сырья. В Калифорнии расходы на образование составляют более 40% бюджета штата. Чудеса Силиконовой долины начинаются с этого. В Татарстане по социологическим данным у руководителей взоры обращены на нефть, а система образования находится в шкале ценностей чуть ли не на последнем месте. «Нефтемания» типична для сознания татарстанского общества. В вопросах образования джадиды были людьми западными, а мы откатились далеко на Восток. Но ведь будущее республики закладывается в первом классе, а не в нефтяной скважине.

Очень легко найти оправдание нынешнему состоянию системы образования, сославшись на отсутствие денег и давление центра. Но вопрос стоит иначе. Или нужно выбрать путь в цивилизованное государство, а значит начать с изменения системы образования, или же быть сырьевым придатком умных стран.

Противоречие нашего сознания порой потрясает. Казань с одной стороны несет огромный интеллектуальный заряд. Десятки первоклассных кафедр и целых университетов, с другой стороны, отсутствие каких-либо ясных приоритетов в экономическом, техническом, технологическом развитии. Когда была создана Академия наук Татарстана, она собрала неплохие интеллектуальные силы. В перестроечные и постперестроечные времена во многом благодаря ученым Академии наук и Казанского университета озвучивались татарские интересы. Но период собирания плодов с земли закончился. Старые ресурсы себя практически исчерпали. АНТ должна сделать качественный скачок. Нужна иная концепция развития науки, которая должна прямо связываться с приоритетными направлениями экономической и общественной жизни республики. Смысл существования самой Академии в этом. Науку можно развивать и в университетах и в отраслевых институтах. Академия себя оправдывает, если предлагает экономические и социальные механизмы реализации научных исследований. Это функция не государственных органов, а интеллектуальной элиты.

Шведы прямо говорят, что их благополучие строится на нескольких открытиях, типа мобильного телефона. Открытия кормят страну, потому что экономика, технология, образование построены таким образом, что людям выгодно изобретать.

АНТ должна дать ответы на эти вопросы. Здесь дело не в финансировании и штатном расписании, а интеллектуальной и административной воле. Стратегия республики должна определяться в научных кругах, а государственные органы примерять их к реальным возможностям республики.

АНТ время от времени вбрасывает новые идеи по ряду вопросов развития татарской культуры. Но это академическое учреждение. В этом его плюсы, но в этом же и минусы.

Время требует создания Татарского университета. У татар должен быть свой собственный университет, который будет выражать интересы народа, генерировать новые идеи и готовить кадры для их реализации.

Решение об открытии существует, но нужна концепция, оправдывающая этот шаг. Если бы вопрос заключался только в языке преподавания, то можно было бы просто расширить Педагогический университет. Дело в другом. Татарский университет должен ориентироваться на мировые стандарты. Он должен быть международным университетом. Только сотрудничая с лучшими университетами мира, он станет нужным народу.

Одновременно Татарский университет при его учреждении должен опираться на Академию наук. В Институте истории АНТ собраны значительные силы историков, но они не преподают, а лишь пишут книги. Преподают другие, хотя по нашим книгам. Это неправильно. Готовить кадры должны ученые, находящиеся на переднем крае науки. Иначе говоря, академические институты должны открыть свои кафедры в новом университете. Тем самым будут решены две задачи: университет сразу же станет конкурентоспособным, а Академия получит новое дыхание, поскольку будет привязана к конкретным задачам развития республики и татарского народа.

Именно Татарский университет может и должен в будущем стать главным генератором новых идей для татарского народа и республики.

Культура – необъятный океан, в котором собраны и трудовые навыки и психологические нюансы души, отношение человека к природе. Ее не объять взором и не пересказать словами, ее надо чувствовать. Именно в культуре кроется потенциал народа, загадка несгибаемости его духа.

Татарин, твое богатство - это твоя культура. Ни нефть, ни заводы, ни какое-то имущество, а культура.

Нет ничего дороже культуры и нет иного смысла в этой жизни, кроме развития культуры.

Не раз наш народ попадал в мясорубку, целые поколения интеллектуалов уничтожались и казалось, что не осталось в народе сил на возрождение. Но проходило время и появлялись новые поэты и писатели, драматурги и певцы. Они черпали силу в культуре.

Культура неиссякаемый источник силы и вдохновенья. Пока развивается культура, жив и народ

V. “Большой Татарстан”

Дискутируя о предстоящей переписи населения 2002 года, я спросил у директора Института этнологии и антропологии Российской Академии наук: “В Вашем алфавитном списке народов татары и казанские татары значатся отдельно. По какому критерию Вы их отличаете и как мне записаться – татарином или казанским татарином?”. На что он, нисколько не смущаясь, ответил: “Запишитесь тем, кем Вы себя чувствуете”. “Но я не чувствую себя шизофреником”,- ответил я.

Российские ученые не тупые, они прекрасно понимают, о чем идет речь. Но заказ есть заказ. Если бы они придерживались научных принципов, тогда и русскую нацию раскидали бы по алфавитному списку на казаков, московских русских, поморов, русских, сибиряков. Подготовка к переписи обнажила неуемное стремление центра расколоть татар и тем самым уменьшить их численность.

Почему вдруг сегодня центр вплотную занялся этим? Объяснение простое. С одной стороны, усилилось имперское начало в стране. С другой – усилились татарский и исламский факторы. Татарам дали волю и они этим воспользовались, стали влиять на общественные процессы. Теперь центр пытается любым способом остановить татар, но джин из бутылки выпущен.

Когда возраст перевалил за 55, пора спросить с себя: а что ты сделал для своего народа? Где ты был, когда решались судьбоносные вопросы? Каков твой личный вклад? Тяжелый вопрос, особенно, если от тебя что-то зависело в этой жизни. Историю не вернешь и не напишешь заново. Она прожита - плохо ли, хорошо ли...

Нацию объединяет язык, культура, общие моральные ценности. Но то, что движет современным миром - это деньги, информация и власть.

Татары умеют зарабатывать деньги. Но стало ли их богатство фактором, объединяющим народ? Пожалуй, нет. Богатые спрятались за высокими заборами и темными окнами машин от проблем бедных. В лучшем случае отделываются подачками.

Что такое богатство? Казалось бы наивный вопрос. Очевидно, богатые те, у кого есть деньги, трехэтажный дом, джип или “Мерседес-600”. Но если взглянуть поглубже, то окажется, что есть богатство и есть богатство – богатство для себя и богатство для других. И дело здесь не в благотворительности.

Швейцария по территории чуть меньше Татарстана, при этом одна из самых богатых и влиятельных стран мира. Она умеет делать деньги и распоряжаться ими, хотя там нет нефти и других природных ресурсов. “Новые русские” деньги держат там. Когда-то Швейцария была очень бедной, и ее граждане в поиске заработка добирались даже до России – работали швейцарами.

Благополучие Швейцарии построено на экономии. Иметь дорогую машину неприлично. Даже государственные учреждения не позволяют себе такие расходы. Охрану федерального правительства в Берне ведет служба безопасности на горных велосипедах. Министры пользуются электричкой, даже сопровождая официальные делегации по стране. Но там не жалеют денег на образование, потому что знания делают их богатыми. Если в Швейцарии появляется “Мерседес-600”, значит заехал “новый русский”.

Когда у Президента Татарстана проходит совещание районных глав администрации, то Кремль превращается в выставку самых престижных и дорогих автомобилей мира. А ведь одного джипа хватило бы, чтобы районную больницу привести в божеский вид.

По приглашению Стэндфордского университета я несколько раз был в Калифорнии и посмотрел городки миллионеров, расположившихся вокруг Сан-Франциско. Миллионеры предпочитают одноэтажные дома – они экономичнее.

Вокруг Казани стоят дворцы, протопить которые не только пенсии, но и зарплаты рядового гражданина не хватит. Мало того, наши миллионеры строят в том же стиле второй и третий коттедж, не зная, куда девать деньги.

Итальянцы отличные кулинары. Лучшие рестораны мира – итальянские, тем более в самой Италии. Приходилось бывать на официальных приемах и в Риме, и небольших городках. Везде изысканная еда, но никогда стол не будет ломиться от яств как у нас, и тем более они не потерпят, чтобы еда оставалась – неприлично для культурного общества.

В Коране сказано: “Расточители – братья Сатаны”... Показное богатство татар – это оборотная сторона нищеты духовной.

Зачем застолье, от которого остается еды на неделю?! Зачем огромный многоэтажный коттедж на семью из трех человек?! Зачем “Мерседес”, если есть современные недорогие машины - в конце концов, все автомобили оказываются на свалке. Деньги надо вкладывать в образование детей, в развитие инфраструктуры, которая поможет объединить твой народ, создание новых рабочих мест, изобретение таких технологий, которые делают богатыми не только тебя, но и других. Смысл жизни в служении своему народу, остальное – тлен и суета.

Самый богатый человек мира – Билл Гейтс. Он создал технологии, изменившие образ жизни всего человечества. Его богатство не финансы, а интеллектуальные изобретения. У студента Билла Гейтса не было ничего, кроме хорошей идеи. Сегодня все мы пользуемся его компьютерными программами, они вошли в каждый дом и это обогащает нас – духовно и материально.

Богатство, которое делает других богатыми и есть истинное богатство.

На какой технологии построено богатство наших бизнесменов? Вопрос, конечно, риторический. Мы знаем на него ответ. Он в основном неприличный. У нас существуют богатые и бедные не потому, что первые умные, а вторые глупые и бесталанные. Вовсе нет. Это произошло совсем по другой причине...

Богатые страны не те, где много богатых, а те, где нет бедных. Цивилизованные страны гордятся именно отсутствием бедных и развиваются за счет экономии и эффективного использования собственности.

Здания, которые требуют чрезмерных расходов и не содействует развитию бизнеса или культуры – мертвый капитал. Деньги, не вложенные в развитие республики и своего народа – мертвые финансы. Собственность, которая простаивает, никого не обогащает – мертвая собственность. Вокруг Казани и внутри города целые зоны мертвого капитала – коттеджи, пустующие здания, земля, заваленная мусором. Горы мусора вдоль железной дороги. Город как свалка. И везде заборы, заборы, заборы – высокие каменные, отгораживающие богатых; деревянные, покосившиеся и жалкие, прячущие еще более жалкую картину во дворе. А по этим улицам, по колдобинам ездят супердорогие джипы и “Мерседесы”. Неприлично.

Легко поучать богатых, когда ты сам беден.

Когда ты близок к власти, тогда критика оборачивается против тебя. Лучше промолчать, иначе скажут: вот и делай, раз ты власть! В людях с советского времени осталась слепая вера в государство, которое якобы все обязано и все может. Стойкое заблуждение. Покорность и вера во всемогущество властных механизмов опасна для нации.

Обретение государственности стало главной темой последних десяти лет и самым большим успехом нашей политики. Борьба за государственный суверенитет, подписание Договора, бурная внешняя политика, наконец, отстаивание прав с приходом В.Путина – путь, которым можно гордиться. Но многие полагали, что, укрепив Татарстан, можно решить все проблемы народа. Если бы основная масса татар жила в республике, пожалуй, это было бы так. Но сегодня надо считаться с тем, что татары живут в разных регионах, где им приходиться рассчитывать на себя.

Отношение к татарам в России никогда не было простым, не станет оно лучше и в ближайшие годы. Империи спокойно не расстаются со своим прошлым. Распадаясь, они смердят. Значит нужно быть готовыми к любым поворотам судьбы.

В царской России без поддержки государства и даже вопреки его давлению татары развили экономические структуры, систему образования, создали политические партии. У татар был огромный запас прочности перед лицом жизненных невзгод. Советская система как СПИД лишила многих иммунитета. А ведь главное для выживаемости народа - его способность к самоорганизации.

Больно смотреть, как татары Башкортостана приезжают в Казань жаловаться на судьбу, хотя их в республике больше миллиона. Это же огромная сила. Эстонцев в мире всего-то один миллион.

Татары громко заявили о себе, но при этом во многих вопросах проявляют инфантильность, требуя решения своих вопросов у исполнительных структур Татарстана.

Республика отвечает за развитие татарского образования и культуры, поскольку нет общефедеральных или каких-либо иных структур, способных выполнить эти функции. Но бюджетные возможности Татарстана весьма ограничены. С ними далеко не уедешь. Следовательно, нация сама должна позаботиться о дополнительном образовании детей. В какой-то мере Интернет-образование с татарским уклоном может помочь компенсировать существующие потребности. Экспансия татарстанских вузов в места компактного проживания татар послужила бы добрую службу, но этот процесс непростой, он должен быть двусторонним.

Татарский мир в прошлом отличался наличием огромного количества газет. Это всегда было предметом нашей гордости, но сегодня эта сфера не имеет особых перспектив. Подписка не может дать тиража, а спонсорская поддержка обходится дорого и главное – оказывается малоэффективной. Она не решает вопроса в принципе. Для сравнения: в советское время тираж ограниченного количества татарских газет доходил до 3 млн. экз., сегодня их стало много больше по количеству, но совокупный тираж меньше 0,5 млн. экз. В будущем электронные средства информации, безусловно, будут доминировать.

Проще и дешевле создавать электронные газеты в Интернете, которые можно при необходимости распечатывать на местах.

Федеральное правительство за счет наших налогов содержит радиостанцию “Голос России”, который вещает на 32 языках на 160 стран мира, но, несмотря на неоднократные обращения, отказывается вещать на татарском. Мы чужие для России. Получается, что легче договориться с американской радиостанцией “Свобода”, нежели с российскими федеральными службами.

Коротковолновая радиостанция Татарстана будет снимать часть проблем общетатарского информационного пространства, но только часть. Ставку надо сделать на местные FM-станции, открыть которые вполне под силу состоятельным бизнесменам. Причем при наличии большого количества татарских слушателей, как, например, в Москве, их можно сделать безубыточными, а, подключив к Интернету, значительно расширить аудиторию.

Телевидение сегодня не имеет конкуренции. Татарстан уже начал трансляции через спутник на канале “Татарстан – новый век”. Но это первые робкие шаги. Пока не существует ясного видения, как ТНВ будет работать на весь татарский мир и прием на местах этого канала ограничен из-за материальных возможностей телезрителей. Это направление является исключительно перспективным. Его значение трудно переоценить. В информационной сфере для татар нет ничего важнее спутникового телеканала, а потому нельзя жалеть сил и средств на его укрепление.

Реальный вес татар в России будут определять три фактора: укрепление Республики Татарстан, организованность национально-культурной автономии и единство мусульман. Если удастся объединить все три фактора в один кулак, тогда ни один серьезный вопрос в России не будет решаться без татар.

У татар должна быть своя общероссийская партия, не связанная с федеральной властью. Партия, далекая от манипуляций политтехнологов, опирающаяся на татарскую информационную сеть, соединяющая в себе этнический и исламский факторы, привлекающая на свою сторону другие народы России. Так было до революции, так будет в будущем.

Власть определяет многое, особенно в такой стране, как Россия. Но именно в России к власти рвутся самые беспринципные политики. Партии сегодня пока что мало значат, да и нет настоящих партий. Центральная власть создает политические образования по своему усмотрению, произвольно ими манипулирует, а когда необходимость в них исчезает, распускает. Когда готовились программные документы партии “Единая Россия”, построенной, кстати, как клон МЧС, там не было ни слова о народах и федерализме. Под давлением М.Шаймиева и О.Морозова такой раздел появился. В центре понимают только давление и силу, но не здравый смысл и общечеловеческие ценности, потому что Россия живет инстинктами, а они – имперские.

Мы живем в эпоху господства циничной политтехнологии, не знающей никаких сдерживающих мотивов, ничего святого. Страсть к власти заменила мировоззрение и национальную идею. За деньги покупают власть, а из власти делают деньги.

Трудно противостоять этой “политике”, поскольку она рассчитана на то, что противники придерживаются каких-то принципов и норм морали. В этом уязвимость всех, кто противостоит такой политике. Но политтехнологи ориентируются на ближайшую конъюнктуру, их не интересует и в принципе не может интересовать будущее страны и народа, тем более народов России, они стремятся за короткое время выжать из власти все, что можно. Успеть обогатиться, а для этого централизовать финансовые потоки. Если для этого им нужна война, они ее начинают, если нужно сделать еще один дефолт, и это сделают.

Многие думают, что война идет где-то там, что это вовсе и не настоящая война, а антитерритористическая операция. Политики решили, что если не показывать по телевидение боевые действия, то и нет никакой войны. На самом деле бомбы, которые сбрасываются в Чечне, взрываются в каждом городе России. Они взрываются в наших душах, разлагая общество. В такой войне бывает только поражение. Политтехнологи посеяли ветер, начав, пусть ограниченную, но гражданскую войну – пожинать будут фашизм, причем по всей стране. Это агония империи.

Россию разрушает процесс централизации и унификации всего и вся. В своей истории она дважды создавала систему жесткого централизованного управления. Первый раз – после отмены крепостного права, в результате чего получили революцию. Второй раз коммунисты создали плановую экономику и государство с тотальным контролем над гражданами и прессой. В результате получили “перестройку” и распад СССР. Третий раз Россия наступает на любимые грабли. “Вертикаль власти” – это харакири. Федеральная власть с редким упорством продолжает этот жуткий ритуал самоубийства.

Центр будет бороться с республиками и попытается превратить их в административные территории, а народам оставить национально-культурные автономии, чтобы потом покончить и с национально-культурной автономией. Политтехнологи обязательно создадут параллельные и альтернативные татарские движения с тем, чтобы нейтрализовать все, что было создано Казанью. Будут “мочить” новую редакцию Конституции Татарстана. Наконец, возьмутся за ислам, чтобы ограничить его влияние.

Запрет татарской латиницы Государственной Думой – это узаконенный великодержавный шовинизм. Звонок прозвенел.

Русская душа последние столетия колебалась между Западом и Востоком. Она не может уйти от восточных традиций, но и стать частью Европы тоже не хочет. В.Путин после интенсивной антизападной и антинатовской накачки общества, неожиданно заключил с НАТО союз и стал самым прозападным руководителем из всех лидеров СССР и России. Но при этом его Аппарат категорически против латинской графики татарского языка. Нельзя быть прозападным и одновременно выступать против латыни. Это называется шизофренией. Все российское общество политтехнологи сделали шизофреническим.

В этой ситуации честная политика выглядит заведомо проигрышной. Призыв к честной политике выглядит большой утопией, но она единственно возможная с точки зрения реализации стратегических интересов народа. У честной политики есть одно громадное преимущество – в долгосрочном плане побеждает только она. А политтехнология конъюнктурна, она для временщиков. В конце концов, нам некуда и незачем уезжать, мы живем на своей земле и у нас нет счетов в швейцарских банках.

У русских есть один извечный вопрос: “Что делать?” У татар он звучит иначе: “Спит или умер татарский народ?” На него по-разному отвечали. Я убежден, он не умер и не спит. Он собирает силы. Есть точки роста по всей стране. Появились люди, которые перестали стонать и жаловаться. Они действуют, как могут. Пора соединить разрозненные очаги в один мощный поток. Пришла пора для наступления. Время требует более жесткой привязки общетатарских и республиканских структур.

Мы находимся на историческом переломе, когда должны сделать качественный скачок и создать “Большой Татарстан”, т.е. соединить государственные структуры республики с официальными организациями татарского народа. В орбите “Большого Татарстана” должны находиться общественные организации, СМИ, экономические и другие структуры. Объединение финансовых, властных, информационных, интеллектуальных и других ресурсов воедино создаст кумулятивный эффект и потенциал татар резко возрастет.

Функция координации татарской системы образования и культуры в основном падает на республиканские органы, которые для повышения эффективности должны иметь соответствующие подразделения, т.е. надо в министерствах образования, культуры, по делам молодежи назначить заместителей министров, отвечающих только за систему развития татарского народа в целом. Эти заместители министров под руководством вице-премьера и совместно с председателем постоянной комиссии Государственного Совета РТ по вопросам культуры и руководителем федеральной национально-культурной автономии могли бы составить своеобразное “Правительство Большого Татарстана”. Кстати, его существование позволит впредь избежать обвинений в преследовании узкореспубликанских интересов, которые прозвучали в прессе в связи с переходом на татарскую латиницу.

Два главных рычага помогут этому “Правительству” – телеканал ТНВ и Интернет.

В середине 90-х годов в одной из газет меня назвали “кремлевским мечтателем”. Я понимаю, что многое из написанного выглядит фантазией или мечтой. Для тех, кто специализируется на критике, это хороший объект покуражиться. Есть такие, которые за деньги напишут о Татарстане все что угодно, а есть еще просто любители критики. Критики ради критики, оппозиция ради оппозиции. Такой уж характер. Они ругают власть только потому, что она власть. Кстати, это чисто русская традиция либеральной интеллигенции.

Когда мы начинали движение за суверенитет Татарстана, мало кто верил в успех. Разве можно было представить в 1988 году, что татарский язык станут преподавать во всех школах республики и даже вузах, что Татарстан будет иметь представительства в десятках стран мира, что из Казанского Кремля выведут гарнизон, который простоял более четырех веков и на этом месте появится мечеть Кул-Шарифа?! Мечеть в Казанском Кремле на месте военного плаца? Это выглядело чистейшей утопией. Но сегодня мечеть стоит.

Много утопичного в призыве служить народу, когда в стране справляют шабаш воры, коррупционеры и политтехнологи, причем бравируя этим и возводя низменное в достоинство. Казалось бы, только мечтатель может рассуждать о честной политике в стране произвола и беззакония. На самом деле это вовсе не мечты и не фантазия, а позиция, выработанная после десятилетия активной политической жизни. Ну нельзя, на самом деле же, встать в их ряды. Это было бы равносильно духовной смерти, а это пострашнее физической смерти.

Как бы то ни было, что бы ни говорили, нет ничего выше интересов народа и республики. Нет другого смысла этой жизни. Все остальное суета сует, а, как известно, суета от дьявола.

Нет смысла в золоте, если оно не служит обществу. И власть не самоценна. И религия тоже. Богатство должно объединять! Религия и история, культура и язык должны объединять народ и поднять его достоинство! Татары должны встать вровень с развитыми народами мира. В этом смысл нашего бытия.

И нет ничего дороже свободы. Она выше золота и власти, выше любых государственных интересов.

Еще я мечтаю о том, чтобы когда-нибудь, наконец, последняя империя на этой планеты канула в Лету. Империя должна быть разрушена. В России должны восторжествовать демократия, федерализм, гласность, мир и свобода народов. Ради этого стоит жить и мечтать.

А может еще при жизни все это удастся увидеть, если конечно, татары будут едины.

Татарская пословица гласит:

Того, кто отобьется медведь раздерет,
Того, кто отделится волк растерзает.

Рафаэль Хаким
КАЗАНЬ - 2002


афиша
Диспут-клуб
Фотоальбом
Полезные мелочи
Подписка
на рассылку МТСС
 
 
Поиск по сайту:


Sara monlari


karaoke





Ссылка на mtss.ru обязательна
при использовании
материалов сайта !

 

   

Назад Наверх