Герб Москвы Логотип сайта Московское Татарское Свободное Слово
Новости
Татароведение
Общество
Ссылки
Расписание молитв



i-mulla

takbir.ru









ПИШИТЕ, ЯЗЫГЫЗ:

- содержание

- тех.вопросы

© Copyright,
2000-2019
МТСС, ФРМ-FMP


Татароведение

История татар

    

Фаузия Байрамова,
писатель, кандидат исторических наук

ТАТАРЫ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ



СЛЕДЫ ТАТАР НА ВОСТОКЕ

Дальний Восток...

Раскинутые от тихоокеанских берегов до кипчакских степей татарские земли... Входившая в свое время в состав Тюркского каганата, принесшая клятву верности Чингиз хану, повидавшая и китайцев, и японцев, и корейцев великая Татарская Земля... Со своими непроходимыми Уссурийскими лесами, вознесшимися до небес горами Хинган-Сихотэ-Али, бездонными озерами Ханка-Нур, реками Амур, Уссури, Бикин-Самарга, охватившими все это величие бескрайними морями и океанами она нам кажется очень далекой, но в то же время, как Ана Ватан (Родина-мать) тюрко-татар, и очень близкой...

Сегодня на этой древней тюрко-татарской земле расположены Хабаровская, Амурская, Сахалинская области, Приморский край, они граничат с Китаем, Кореей, оттуда через море до Японии рукой подать, и Монголия недалеко...Да, по мнению большинства ученых, великая история татар берет начало именно с Дальнего Востока. Татары и сами любят говорить: “Наши предки к Поволжью и Уралу прибыли верхом на конях со стороны восхода солнца”. Да, в этих словах есть доля истины. Но в то время, в эпоху Тюркских каганатов, во времена правления Чингиз хана все земли от востока до запада принадлежали тюрко-татарам, то есть здесь испокон веков жили тюркские народы.

Слово “тюркские” я написала лишь условно, так как до VI века такого понятия не существовало вообще. Древние историки хозяевами этих земель признавали татар, народ империи тоже назывался татарами. В советский период в истории понятие “татары” стали заменять на “тюрки” или ”монголо-татары”, а на сегодняшний день и вовсе осталось лишь слово “монголы”. Удивительно: не только русские историки, даже татарские ученые пошли по этому пути, таким образом, легко приписав все завоевания древних татар за 2 тысячи лет, их земли и государства монголам. Хотя ни в те времена, ни сейчас монголы не могут быть народом, которому была бы по силам такая история...

На сегодняшний день древнюю историю Дальнего Востока изучают местные ученые и краеведы, в то же время значительно интересуются историки из Китая, Кореи, Японии. Только татарские историки почему-то остались в стороне от этого процесса. Хоть в теории они иногда и пишут о том, что наши корни берут начало именно здесь, но в практике на Дальнем Востоке никаких исследовательских работ в тюрко-татарском направлении не ведется, нет общения, притязания на свое историческое наследие. То ли исходя из этого, то ли по иным скрытым причинам, татарам нет места в древней, многовековой истории Дальнего Востока. Все поделено между разными племенами, в этом вопросе русские, китайцы и корейцы едины. Здесь все изучают древнее государство Бохай (698-926), племена мохэ, чжурчжэней, кидан, только “забывают” упомянуть о том, что они все были под властью тюрко-татар.

А ведь по сей день на юге острова Сахалин находят руины татаро-монгольских городов, даже в устье Амура можно увидеть места татарских городищ XIII-XIV вв. В Приморском краеведческом музее я наткнулась и на древние каменные балбалы, установленные тюркскими народами на могилы усопших, и на орудия наших предков-гуннов, и на находки золотоордынской эпохи. Но их здесь не связывают с тюрко-татарами, а только с племенами бохай, мохэ, местных тунгус-маньчжур. В топонимических названиях часто встречаются тюрко-татарские слова. Например, нынешний город Дальнереченск раньше назывался ИМАН, а Партизанск – СУЧАН, самое большое озеро края и сегодня носит название ХАНКА (Ханское озеро)... Но местные русские ученые все эти названия связывают с китайцами. Тюрко-татарский период края вовсе не изучен, хотя некоторые историки советской эпохи утверждали принадлежность местных культурных ценностей именно тюркским племенам!

"Чтобы понять историко-культурное значение этих памятников древнего искусства Сибири и Дальнего Востока, нужно представить конкретную историческую ситуацию того времени, когда оставившим их тюркским племенам принадлежала руководящая роль в истории степного мира Азии и отчасти Европы. От Хингана и до Дуная простиралась в I тысячелетии н.э. кочевья тюркских племен..." , - писали они. (А.П.Окладников, А.П.Деревянко. Далекое прошлое Приморья и Приамурья. - Владивосток, 1973, стр.320).

Но сегодня древняя история Сибири и Дальнего Востока оценивается совсем по-другому, в ней нет места тюрко-татарам. Именно поэтому мой визит в Приморье в мае 2012 года, мои встречи с историками Владивостока и Уссурийска, интерес к древней татарской истории у большинства вызвали крайнее удивление. Кроме этого я еще посетила города Находка, Артем, Партизанск, изучала древнюю историю этого края в областных музеях и библиотеках, всюду встречалась с татарами, по возвращении в Татарстан опубликовала несколько статей. В конце июня 2012 года пришлось еще раз слетать во Владивосток, в сентябре того же года в течении месяца я занималась изучением истории татар на острове Сахалин. В 2014 году мною была издана книга "Остров Сахалин и татары" ("Сахалин утравы ??м татарлар"). Одним словом, мое изучение истории татар на Дальнем Востоке длилось несколько лет, продолжается и сейчас. Есть желание посетить Хабаровскую и Амурскую области. Все же о своем путешествии в Приморский край я решила написать более объемный исторический труд и теперь предлагаю ее читателям. Хочу предупредить заранее: эта статья для тех, кому не безразлична история татар, в ней даны оценки древним эпохам, государствам, отдельным историческим личностям, поэтому материал может заинтересовать не всех. Но прочитавшие мою статью научно-популярную статью получили бы новую полезную информацию о нашем прошлом, об истинных тюрко-татарских корнях на Дальнем Востоке...

Таким образом – Дальний Восток, Приморский край...

Самолетом из Москвы сюда лететь 8 часов, расстояние – 9 тысяч километров, если еще прибавить дорогу из Казани до Москвы, получится 10 тысяч... Это огромное расстояние, поездом нужно добираться целую неделю. А в те времена татары верхом на конях проходили эти версты месяцами, годами... 80% края занимают горы, они покрыты густыми лесами. В них обитают тигры и леопарды, медведи и олени, растут редкие растения как женьшень, бадан, маньчжурский орешник, кедр... Озера утопают в цветущих лотосах, в реках и морях плавают ценные рыбы... Безусловно, такой богатый край всегда был обитаем, здесь хозяевами были и татары, и китайцы, а ныне эти земли в руках у русских, хотя они поселились там лишь после заключения договора между Российской империей и Китаем в 1860 году - именно с тех пор Дальний Восток перешел во владение России.

"2 ноября 1860 года между Российской и Китайской империями был подписан Пекинский договор, окончательно определивший их общую границу на участке между Амуром и побережьем Японского моря, - пишут местные историки. - Началось освоение русскими людьми далекой юго-восточной окраины России." (Уссурийск. 1866-2011. - Владивосток, 2011, стр.6).

Как видите, русским на Дальнем Востоке принадлежит небольшой кусок истории в 150 лет, а истории тюрко-татар – по меньшей мере 1500 лет... Большая история, настоящая история знает это и помнит. Поэтому земли между Тихим океаном и Уральскими горами, Севером и кипчакскими степями признаны всем миром как Страна Татар и называлась ВЕЛИКОЙ ТАТАРИЕЙ. Даже в XIX веке Дальний Восток на русских географических картах был обозначен как ВОСТОЧНАЯ ТАТАРИЯ, другого названия у него не было.

"Название Татария произошло от слова "татары", собирательного имени, которым обозначали в XIII-XVI веках группы родов монгольского и тюркского происхождения, входивших в эти века в государство Чингисхана и его преемников, - пишут историки. - На русских картах, составленных после включения татарских ханств в состав Российской империи, название Татария в европейской части и в Сибири обычно отсутствует и лишь на Дальнем Востоке выделяется Восточная Татария, охватывающая Приморье, Монголию и Северную Маньчжурию (карта И.К.Кириллова, 1734 г). Татарией называется Приамурье и Приморье на карте Сахалинского моря, составленной Головиным В.М. и Рикордом П.И в 1811-1813 гг. (Головин, 1972).” (С.Д.Гальцев-Безюк. Топонимический словарь Сахалинской области. - Южно-Сахалинск, 1992, стр.132).

Да, именно так - даже в XIX веке этот край назывался Татарией. Несмотря на это, историю края современные русские ученые связывают лишь с Китаем, пытаясь обойти историю татар, затянувшуюся на тысячелетия. Но следует помнить, что Китай в те годы и сам был под властью тюрко-татар! Это государство на протяжении долгих веков было вынуждено платить дань своим северным соседям, выплачивать военную контрибуцию.

"...как немногочисленные (особенно в сравнении с многолюдными оседлыми империями) и дикие (в общекультурном плане) кочевники не только раз за разом завоевали оседлые страны, но и установливали над ними довольно прочное господство, - пишут татарские краеведы. - Например, с 221 г. до н.э., когда в Китае возникла первая централизованная империя, до настоящего времени из 2232 лет кочевники прямо правили Северным Китаем более 820 лет, причем из них в течение 430 лет власть их распространялась на весь Китай. (К.А.Аблязов. Историческая судьба татар. От племени к нации. Том I. - Саратов, 2012, стр.49).

Хотя мы и не согласны с оценкой автора в дикости (варварстве) кочевников, но его утверждение о том, что кочевники около тысячи лет управляли Китаем, считаем правильным. Верно, кочевые тюрко-татары веками населяли эти земли и правили здесь. Но ведь после них должны были остаться духовные и материальные ценности. Да, на Дальнем Востоке, в том числе и в Приморском крае, много тюрко-татарских памятников, но все они изучаются как наследие других народов. Как я уже отмечала, многовековая история этого края разделена между древним государством Бохай, племенами мохэ-чжурчжэни-кидан, понемногу досталось китайцам и корейцам. Хорошо, давайте мы тоже подойдем поближе к прошлому этих племен и попытаемся выяснить конкретнее: кто же они. В этой части мы будем основываться на данных из книг местных историков и краеведов, потому что и они не могли обойти стороной тюрко-татарский фактор, хоть и не впрямую, но были вынуждены признать его.

"...Все это привело к консолидации мохэсцев и созданию в середине VII в. крупного объединения с централизованной властью у сумо мохэ, названного в тюркских эпитафиях "боклийским каганатом", - пишут местные историки. - ...Так как в то время ряд племен мохэ был в зависимости от Тюркского каганата, Да Уи нужно было обеспечить невмешательство тюрок в его деятельности по расширению территории Бохая." (Российский Дальний Восток в древности и средневековье. - Владивосток, 2005, стр.440, 454).

В этом отрывке содержатся важные данные для нас: племена мохэ подчинялись Тюркскому каганату, и в тюркских источниках Бохайское государство называлось "Боклийским каганатом". Безусловно, в те времена все земли и племена от Желтого до Черного моря принадлежали Тюрко-татарским каганатам и государствам. Правителя Бохайского каганата на Дальнем Востоке тоже назначали тюрко-татарские каганы. "...С этой целью он (Да Уи) направил вместе с хэйшуй мохэ посольство в каганат с просьбой назначить в Бохай тюркского тутуня", - пишут историки. (Российский Дальний Восток..., стр.454). То есть Бохайским каганатом правил назначенный Тюрским каганатом тутун-татан-татар.

Еще одна важная информация – упоминание Бохайского государства на тюркских надгробных памятниках “Боклийским каганатом”. Здесь речь идет об эпитафии, выгравированной руникой на надгробном камне великого Билге кагана, правившего в VIII веке государством куктюрков, и его брата Култагина. Этот комплекс-стелла сегодня находится в Монголии.

На востоке, где восходит солнце,
на юге, в (странах) полуденного солнца,
на западе, где заходит солнце,
на севере, в полночных (странах),
все имеющиеся там народы мне подвластны...
..............................................

Пришли с Бюклийских степей с востока , где восходит солнце,
Из Табгача, Тибета, от авар, Рума, от кыргызов, учкурыканов,
Отузтатар, киданей, татабы...
...........................................

Сев каганом,
Весь неимущий и бедствующий народ я объединил.
Бедный народ я сделал богатым,
Немногочисленный народ я сделал многочисленным.

Разве это фальшь в этих моих словах?
Тюркский народ и беки, услышьте это!
Здесь я запечатлел (слова) о том, чтобы ты, тюркский народ,
объединившись, сохранил свою державу!

(Слова) о том, что, заблуждаясь, ты можешь погибнуть
я также здесь запечатлел.
Все те (слова), что я имел сказать, я запечатлел на вечном камне.

(Л.Ю.Тугушева. Тюркские рунические письменные памятники из Монголии. – Москва, 2008, стр.35-50).

Воздействие тюрко-татарских государств на все племена, расположенные поблизости, в том числе и на мохэ, было настолько сильным, что это вынуждены были признать даже историки советского периода. "Не менее глубокое влияние на ход социально-экономического развития мохэ, имели их связи с соседней Центральной Азии и Сибирью, конкретно с тюрками, - пишут они. - Об этом следует сказать подробнее, поскольку в лице тюрков мохэ имели союзников в борьбе против агрессии империи Тан." (А.П.Окладников, А.П.Деревянко. Далекое прошлое..., стр.319).

Несомненно, тюрко-татарские каганы правили и Боклийскими племенами и землями на Дальнем Востоке, но современные ученые изучают Бохайское государство и его племена вне тюрко-татар. Исторические находки они причисляют не к тюрскому наследию, а к каким-то мифическим племенам. Например, в Уссурийске, в парке отдыха я видела очень древнюю мраморную черепаху, вырезанную из цельного гранита, весом 10 тонн. В буклете городского музея она датирована находкой XII века. Но выяснилось, что это не соответствует истине. В Уссурийске я специально встретилась с русскими учеными, изучающими именно ту эпоху, чтобы задать им свои вопросы. По их словам, черепаха – памятник XIII века, то есть относится к татаро-монгольской эпохе. Молодой ученый-археолог рассказал мне о том, что на месте Уссурийска раньше стоял старинный город Суйпин, у него было два кремля. Как пишут ученые, в XIII веке, то есть во времена правления чингизидов, в Приморском крае существовало сорок старинных городов татаро-монгол. По Дальнему Востоку их насчитывалось свыше сто пятидесяти. Только никто это наследие, древнюю историю не связывает с тюрко-татарами. Они с ног до головы потонули в своем Бохайском государстве, племенах чжурчжэни, все пути проложены только в этом направлении, словно они на историю другими глазами и смотреть не могут. Я поинтересовалась у русских ученых в Уссурийске: “Здесь встречаются ли находки времен Тюркских каганатов и Татаро-монгольской эпохи?” Они вынуждены были хоть частично признать это, ответили положительно. Например, в китайских источниках сообщается о нахождении здесь осколков горшков с руническими записями, а также поясах и подпругах эпохи Тюркских каганатов.

И мраморная черепаха в центре Уссурийского парка оказалась памятником Тюркских каганатов! Предположительно, она должна быть изготовлена по меньшей мере в VII-VIII веках, такие фигуры устанавливали на могилах тюрко-татарских каганов. Подобная информация содержится и в “Татарском энциклопедическом словаре”:

“Надгробный камень Культягина – древний тюркский эпиграфический памятник. Он находится на территории нынешней Монголии, установлен на могиле Культягина и его брата Билге кагана. Четырехугольный продолговатый большой камень стоит по дороге в усыпальницу, в отдельном мавзолее, на мраморной черепахе”. (Татарский энциклопедический словарь. - Казань, 2002, стр. 376). В самом деле, на спине той мраморной черепахи есть продольная расщелина, предназначенная для установки надгробного камня-стеллы. Фигура исписана геометрическими фигурами, их значение должны истолковать ученые. К сожалению, наши тюрко-татарские историки еще не изучили это наследие и не сказали своего слова.

Я вернусь к этим историческим памятникам при повествовании о городе Уссурийске, а пока хочу еще раз остановиться на тюрко-татарском периоде Дальнего Востока. Владения тюркских каганатов, берущие начало у берегов Тихого океана, ранее именовавщиеся Татарским, и обхватившие все леса и горы, реки и озера, десятки тюрко-татарских племен и ставшие хозяином этих необъятных земель, в самом деле считались Татарской империей. Поэтому совсем неудивительно, что повелитель Вселенной Чингиз хан был родом именно из тех мест и из этого народа.

"Тюркский историограф VIII в., повествуя о державе своих предков и завоеваниях первых каганов, пишет: "Вперед (т.е. на восток) вплоть до Кадырканской черни, назад (т.е. на запад) вплоть до Железных ворот они расселили свой народ". Кадырканская чернь - это горы Большого Хингана, а Железные ворота - проход Бузгала в горах Байсунтау, по дороге из Самарканда в Балх, в 90 км к югу от Шахрисяба. В момент своей наибольшей территориальной экспансии (576 г.) Тюркский каганат простирался от Маньчжурии до Боспора Кимерийского (Керченского пролива), от верховьев Енисея до верховьев Амударьи. Таким образом, тюркские каганы стали создателями первой евразийской империи, политическое и культурное наследие которой оказало существенное влияние на историю Средней Азии и Юго-Восточной Европы." (История Татар. Том I. Народы степной Евразии в древности. - Казань, 2002, стр.230).

Это официальное определение, его автор – ученый из Санкт-Петербурга Сергей Кляшторный. Оно дано самой историей и временем, выгравировано на могильном камне Культягина и Билге кагана навечно...

Когда вверху возникло голубое небо,
внизу – бурая земля,
между ними возникли сыны человеческие.

Над сынами человеческими воссели (на царства)
мои предки Бумын-каган и Истеми-каган.

Воссев (на царство), они стали управлять страной
по законам тюркского народа и обустраивать ее.

С четырех сторон все были им врагами.

Поведя войска, народы в четырех сторонах света
все он покорил и привел к повиновению;
имеющих головы, он заставил склонить (головы),
имеющих колени, заставил преклонить (колена).

Он расселил их на востоке до хребта Кадыркан,
На западе – до Железных ворот.

А теперь дадим характеристику местным племенам, подданным тюрко-татар. На передний план выдвигаются племена су-мо мохэ, чжурчжэни, кидан, манчжур-тунгус, есть еще чин-мачин-корейцы. Как уже отмечалось, Бохай- Боклинский каганат был очень развитым государством, состоящим из множества городов. Именно поэтому историки называют этот край “самым древним культурным краем”. Как пишут некоторые ученые, племена мохэ и татан-татары, обосновавшие Бохайское государство, имели общие корни, их род назывался Да (Та), это укороченный, китайский вариант слова “татар”.

"В степях Монголии и Забайкалья по Онону издавна кочевали скотоводческие племена татань, или татар, - пишут историки. - В "Цзинь-го-чжи" о их происхождении говорится, что они были потомками мохэсцев и жили у гор Иньшань. Татань делились в танское время и после на две группы. Жившие поблизости к Китаю назывались образованными, отдаленные от Китая, назывались дикими." (А.П.Окладников, А.П.Деревянко. Далекое прошлое Приморья и Приамурья. - Владивосток, 1973, стр.376).

Из книги, написанной в советскую эпоху, мы получили наиболее достоверную информацию о тюрко-татарах и их родстве с местным населением. А в более поздних книгах, научных трудах уже ни слова об этом единстве и взаимодействии. А ведь в древних племенах мохэ очень сильно прослеживается тюркское начало – они любили лошадей, питались кониной и кобыльим молоком, у них существовал культ тигра, военное оружие тоже было тюрко-татарское, погребение производилось по тюркским канонам. В округе этот народ считался самым сильным, мохэ хорошо владели кузнечным ремеслом, первыми в этих краях научились ковать военное оружие из железа. Они также занимались земледелием, держали скот, ходили на охоту. Среди мохэ была популярна игра в мяч на лошадях - это напоминает состязания тюрков, т.н.,”козлодрание”. На наскальных рисунках гор Сихотэ-Али-Хинган мохэ изображали себя на конях и в степной одежде. На это обратили внимание и советские историки, но сходство объяснили «следствием крепкой связи с тюрко-монголами (татарами)».

"В тесные взаимоотношеня с тюрками были вовлечены и тунгусы, мохэские племена, обитавшие на Амуре и в Маньчжурии, - пишут историки. - Здесь они вплотную соприкасались с тюркскими племенами, предками тюрко-язычных народов Сибири и Центральной Азии. И не только соприкасались, но вместе с ними принимали участие и в политической жизни того времени, развертывавшейся от Желтого моря до Аму-Дарьи, Днепра и Дуная." (А.П.Окладников, А.П.Деревянко. Далекое прошлое..., стр.322).

Известно, что у государства Бохай-Бокли было пять столиц. В изучаемом нами Приморском крае располагалась Шуайбинская область. Как уже говорилось, на месте нынешнего Уссурийска стояли древние городища Суйпин-Кайюан, а современного Партизанского района - городище Шайга. Мохэ считались образованным народом, они читали даже китайские книги. По утверждению некоторых ученых, у них была своя письменность, но большинство пользовалось тюркским руническим письмом, так как именно тюркский язык считался государственным.

"Вместе с тем, тесные культурные, политические и экономические связи бохайцев с тюркскими степными племенами обусловили и знакомство с еще одним, третьим видом письменности: тюркским руническим письмом", - пишут историки. (А.П.Окладников, А.П.Деревянко. Далекое прошлое..., стр.349).

Как известно из истории, в те времена на Дальнем Востоке влияние тюрко-татар было очень сильным, это культурное могущество длилось веками, оно отразилось на жизни и быте местного населения. Даже сегодня малочисленные народности, проживающие на берегах Тихого океана, а также нивхи, уилты, эвенки, нанайцы, населяющие остров Сахалин, носят одежду по образцу, оставшуюся от тюрко-татаро-монголов: вышитые халаты и камзолы, ичиги и сапоги, национальные головные уборы.

"Соответственно сказанному, С.В.Иванов полагает, что "из района Верхнего Приамурья, где древние тунгусы соприкасались с тюрками, а позже с монголами, указанные подвески вместе с поясом постепенно проникали к народам Нижнего Приамурья - предкам нанайцев, ульчей и нивхов. И дальше он пишет: "Рассмотренный материал приводит к заключению, что тюрко-монгольскому компоненту в культуре народов Амура принадлежала большая роль, чем это можно было предполагать прежде, и что влияние на них культуры кочевых скотоводческих племен началось за несколько столетий до образования Монгольского государства, по-видимому. еще в период киданской имперниии Ляо, а может быть, и ранее." (А.П.Окладников, А.П.Деревянко. Далекое прошлое..., стр.326).

С ослаблением Тюркских каганатов среди племен Дальнего Востока начинаются столкновения, смута, правление переходит от одного народа к другому, возникают новые империи. В IX веке, в 926 году, Бохайское государство было уничтожено киданами. Но все же на территории Маньчжурии и окрестностях современного Уссурийска еще остались независимые владения бохайцев. В XI веке государство киданов тоже ослабло, правление перешло в руки чжурчжэнов. Они тоже из племени мохэ – нюйчженьни, следовательно, с тюрко-татарскими корнями. Этот народ продолжил дело предков – восстановил государство, экономику. В истории империя Цзинь называлась Золотой империей. Эти племена отличались воинственным духом, кроме того занимались земледелием, держали школы, писали книги, строили города-крепости. По данным историков, религией чжурчжэней было шаманство, проявлялись и древние тюркские элементы. Вышеупомянутую мраморную черепаху ученые исследуют именно в качестве памятника той эпохи. Как пишут ученые, черепаха из современного Уссурийского парка была установлена в XII веке в честь чжурчжэньского царя Эсыкуя на его могиле.

Чжурчжэньская империя Цзинь просуществовала 118 лет, она исчезла во время тридцатилетней татаро-монгольской войны, которая явилась бесподобным противоборством, бойней между племенами тюрко-татаро-монголо-китайцев за право владеть и править всем миром. На этой всемирной войне победу одержал Чингиз хан, и татары стороны восхода солнца расселились по всему миру...

"В 1210 году начался конфликт монголов с чжурчжэнями, - пишут историки. - Инициатором конфликта выступил Чингиз. Он первый бросил вызов чжурчжэням."(А.П.Окладников, А.П.Деревянко. Далекое прошлое..., стр.377).

Но до этого воинствующие чжурчжэни каждые три года совершали набеги на татарские земли и забирали детей для рабства.

"С цзиньцами у монголов были старые счеты, - пишут историки. - (Император) Улу (1161-1189) ...приказал своим войскам раз в три года отправляться на север, чтобы истреблять и грабить татарские кочевья. Это называлось набором и истреблением рабов. "Поныне еще в Китае все помнят, - писал Мэн-хун, - что за двадцать лет перед этим, в Шаньдуне и Хэ-бее в каждом доме были рабы - татарские девочки и мальчики - все захваченные в плен войсками... Татары ежегодно платили дань чжурчжэням, а те принимали ее за границей, не допуская татар в пределы Цзиньского государства. "Татары убежали в Шамо, и мщение проникло в их кости и мозг."" (А.П.Окладников, А.П.Деревянко. Далекое прошлое..., стр.377).

Молодой, сильный Чингиз хан принял решение поставить точку такому позору монголо-татар, но ему самому не было суждено увидеть эту победу. Он умирает в 1227 году, но оставляет завещание уничтожить своих заклятых врагов – чжурчжэней. Война длится еще около десяти лет, заканчивается победой татаро-монгол. Удивительно то, что русские ученые этот триумф татаро-монгол описывают лишь темными красками, словно после этого наступил конец света и исконная история Дальнего Востока для них перестала существовать.

"Дальнейшая история Приморья и соседних с ним районов нашего Дальнего Востока мало известна, - пишут они. - В географии юаньской династии вместо цветущих городов и поселений упоминаются преимущественно развалины бохайских, ляоских (киданских) и цзиньских (чжурчжэнских) городов. Монгольским императорам, начиная с Хубилая, пришлось снова создавать населенные пункты в опустошенных ранее областях..." (А.П.Окладников, А.П.Деревянко. Далекое прошлое..., стр.416).

Да, татаро-монгол русские историки веками причисляли лишь к сокрушителям и разрушителям. Хотя на Дальнем Востоке, у берегов Амура существовало более 150 древних городищ, городов-крепостей татаро-монгол, только их никто не изучает. История Дальнего Востока с XIII до XIX века – неизученная пропасть, пустота, потому что это не русская, а татарская история. И Тюркские каганаты, и Бохай-Боклинские государства, и населявшие их многочисленные племена, и правившие этим краем в разные эпохи тюрко-татаро-монголо-китайцы – все это одна часть Большой Татарской Истории... Как я уже говорила, русская история здесь начинается лишь с 1860 года...

У читателей может возникнуть вопрос – куда же делись эти великие татары Дальнего Востока, почему исчезли со страниц истории? С укреплением Китайского государства часть татар была вынуждена перейти в состав этой нации, остальные же, с целью сохранения своих тюрко-татарских корней, переселились к своим сородичам – Сибирским и Волго-Уральским тюркам. На сегодняшний день большинство из них уже обрусела. Лишь малая часть продолжает жить здесь, храня в глубине души светлые лучи стороны восхода солнца, его великий дух и историческую память...

Тюркские и огузские беки и народ, слушайте!

Если бы небо вверху не обрушилось,
и земля внизу не разверзлась,
Тюркский народ, кто бы мог разрушить
твою державу и твои законы?
Тюркский народ, одумайся и раскайся!

Из-за твоего неповиновения,
Ты сам предал вскормившего тебя мудрого кагана,
Свою независимую, прекрасную страну и принес ей зло!

Откуда явился (тот), в кольчуге и обратил тебя в бегство?
Откуда явился (т от), с копьем и изгнал тебя прочь?

Народ Отюкенского нагорья, ты ушел и (там),
обязанный идти на восток,
ты шел, обязанный идти на запад,
ты шел, и в тех местах, куда ты ходил,
ты обрел то благо, что твоя кровь бежало рекой
и твои кости лежали горой;
твои сыны, должные стать беками, стали рабами,
твои дочери, должные стать госпожами, стали рабынями.

Тюркский народ, одумайся и раскайся!

И весь простой тюркский народ сказал так:
“Я был народом, имевшим свою державу,
где моя держава?
Для кого я добываю державу?” – говорил он.

“Я был народом, имевшим кагана,
где мой каган?
Какому кагану я отдаю свои духовные и физические силы?” –
говорил он,
и, говоря так, стал врагом табгачскому правителю.

Эти слова на могильных камнях Культягина и Билге каганов через тысячелетия звучат как назидание и предостережение тюрко-татарскому народу...

УССУРИЙСК – САМЫЙ ДРЕВНИЙ ГОРОД КРАЯ

Расположенный в ста километрах к северу от Владивостока, Уссурийск считается самым старинным городом в этом крае. Правда, русскими он был основан лишь в 1866 году и назывался селом Никольским. Но известно о существовании здесь древних городищ, которых называют по-разному: Суйпин, Суйфун, Кайюан, Шуайбин. Тысячи лет назад его населяли древние тюрки, местные племена, татаро-монголы, китайцы. Название города не имеет никакого отношения к реке Уссури, протекающей в 150 километрах отсюда. В царские времена эти края назывались именно так, вот и город был переименован. В 1935-1957 годах город назывался Ворошилов, затем снова стал Уссурийском. А на европейских картах XVIII века развалины городища, расположенного в этих местах, записаны как Фурдан.

Уссурийск – второй по величине город Приморья, там проживает 166 тысяч человек, временами возникают разговоры о присвоении ему статуса столицы края. Но он расположен далеко от моря, на севере края, в низменности, недалеко от озера Хан, между сопками и горами. Большую часть населения – 90% - составляют русские, потом – корейцы и украинцы, их около трех процентов, а азербайджанцы, армяне, татары, таджики, узбеки, кавказцы - все вместе около 4%. В царские времена в эту слободу переселилось много украинцев, поэтому их и сегодня довольно много. Здесь еще не учтены китайцы, так как они не зарегистрированы, но их тоже нимало. В Уссурийске почти все рестораны, кафе, рынки в руках китайцев. Им принадлежат крупные торговые центры, занимающие десятки гектаров земли. Вся Сибирь съезжается в эти центры за китайским товаром. Следует отметить и то, что до Китая отсюда рукой подать, на машине 2-3 часа в пути. Местное население ездит туда без визы, даже к стоматологам ездят в Китай. В Уссурийске есть крупный железнодорожный узел, связь с внешним миром осуществляется именно через него. Он через Хабаровск соединяет Владивосток и Москву, отсюда проложена прямая железная дорога в Китай и Северную Корею.

В округе Уссурийска находятся самые плодородные земли края. Большая часть соевого масла, сахара производится именно здесь. Население также занимается земледелием, скотоводством, охотой. Можно сказать, этот край обеспечивает продовольствием все Приморье. В городе развита крупная промышленность, машиностроение, работают вузы, у них множество филиалов, есть музеи, театры, храмы. Уссурийск можно считать частично военным городком: из-за расположения у границы здесь всегда было много военных, это и сейчас так. А во время гражданской войны в городе вместе с войском Колчака располагались американские дивизиии японские полки...

Этот край очень богат красивыми природными местами-заповедниками. Как я уже говорила, недалеко от Уссурийска распростерлось подобное морю озеро Ханкуль, северная часть которого принадлежит Китаю, остальная половина находится на территории России.

Ханкуль – самое большое озеро на Дальнем Востоке, в него впадают 24 реки, а вытекает только одна. Только здесь растут северные лотосы, будто бы есть рыбы, способные летать и жить на дереве... Японский режиссер Акира Курасова снял в этих местах фильм "Дерсу Узала". В свое время великие ученые и путешественники Пржевальский ??м Арсеньев вели в этих краях исследовательские работы. Разумеется, Уссурийский край с его могучими тиграми, с растущим на горных склонах “золотым корнем” – женьшенем – считается природным заповедником. Достойны внимания дендрарий из горных растений, медвежий питомник, астрофизическая обсерватория Дальнего Востока.

В Уссурийске я пробыла несколько дней, встречалась с проживающими здесь соотечественниками, посетила мечети, изучала исторические места, беседовала с местными историками. Как уже говорила, тысяча лет назад эти края населяли тюрко-татары, они возводили города, государства, входящие в состав тюркских каганатов. Жили они в Бохайском государстве, а уже в 1234 году самое древнее городище перешло во владение потомков Чингиз хана.

"Итак, что же было на месте нынешнего города Уссурийского в древние времена? – пишут историки. - Это стало ясным по мере накопления сведений из древнейшей истории этих земель. Еще до VIII века, когда юг нынешнего Приморья вошел в состав государства Бохай, в долине Суйфун обитало племя шуайбинь. Позднее возникла область Бохайского королевства с таким же названием. Именно к бохайскому периоду относится время возникновения Южно-Уссурийского городища." (Уссурийск. 1866-2011. - Владивосток, 2011, стр.19).

Местные историки пишут, что раньше в этих местах располагался город Шуайбин, проживали племена под одноименным названием. У них были свои храмы, кремли-укрепления, государственные дворцы. Этот народ любил лошадей, торговал ими, а также солью. Как уже отмечалось, этот край тоже сначала перешел в руки киданов, затем – чжурчжэней. Есть исторические данные, что их предводитель Эсыкуй тоже жил здесь. Говорят, мраморная черепаха в центре Уссурийска установлена в его честь.

"Из государственной летописи Золотой империи (Цзинь) известно, что именно сюда переселились чжурчжени во главе со своим вождем Ваньян Чжуном (Эсыкуем). По мнению историка и археолога В.Е.Ларичева, одна из уссурийских черепах была посвящена памяти именно князя Эсыкуя из правящего рода Ваньян, умершего в 1148 году." (Уссурийск..., стр.20).

Вот сейчас мы стоим в парке отдыха Уссурийска, рядом с этой черепахой... Мы – это руководители местного татаро-башкирского национального общества Ахтям и Роза Хасбиуллины и наш соотечественник из Владивостока Риф Хасанов. Мраморная черепаха весом в десять тонн раньше располагалась в другом месте. Их было две, одну увезли в Хабаровск, а эту установили здесь. В те времена недалеко отсюда стоял крепость-кремль, храм и могильники вождей. Как я уже говорила, на спине черепах устанавливалась дощечка-стелла с информацией о предводителе. А что касается погребенных, в 1872 года сюда прибыли китайцы, извлекли останки и увезли с собой. В этих местах около ста лет назад кроме черепах стояли и другие исторические памятники, но они уже “перешли” в фундаменты домов и каменные постройки местных жителей. Об этом сами же русские ученые написали следующее:

"В 1881 году путешествующий по Уссурийскому краю действительный член ИРГО И.С. Поляков отмечал: "К сожалению, оставшиеся памятники в виде человеческих статуй, разного рода орнаментов, каменных глыб с надписями теперь недоступны для наблюдателей; большая часть из них ушли на фундаменты воздвигнутого здесь ныне русского поселения, это казармы для двух стоящих здесь батальонов, а также громадные и красивые ряды домов, построенные добровольными русскими колонистами или переселенцами. Я видел только двух сделанных из камня черепах громадных размеров: они остались на месте только потому, что их было невозможно стащить с места при малом количестве людей..." (Уссурийск..., стр.14-15).

Еще около ста лет назад на месте Уссурийска и его округах можно было увидеть развалины древнего города. Ученых они удивили своей величиной и разными находками. Краевед А. З. Федоров, работавший здесь учителем, в 1911-1916 гг. вел раскопки. В его записях сообщается о сохранении всего лишь 5% археологических памятников. Но даже эта малая толика ввергла краеведа в крайнее изумление, он отметил всестороннюю историческую значимость этого древнего городища:

"Во время одной из экскурсии по окрестностям Никольска-Уссурийского на правом берегу р. Раздольной у кирпичного завода Никлевича я наткнулся на огромное нагорное городище, - пишет Федоров. - Валы мощными линиями обрисовывали его контуры и, следуя за всеми особенностями рельефа, кольцом охватывали склон горы. Я был изумлен развернувшейся передо мной картиной. Ходячая фраза о том, что Уссурийский край - край молодой, еще совершенно нетронутый ничьей культурой, не соответствует истине..." (Уссурийск..., стр.19).

Как уже говорилось, эта древняя история, города с тысячелетним прошлым изучаются только как наследие мохэ-чуржчжэн, а период после 1234 года совершенно не освещается, якобы от татаро-монгол ничего не осталось. Разумеется, этого никак не может быть, так как по всему миру после татаро-монгол остались руины городищ, кремли и крепости, ученые их изучают. А здесь, оказывается, все бесследно исчезло! В Уссурийске эти вопросы я задала русским историкам. В дни моего пребывания в городе археолог Александр Мезенцев из Владивостока и историк Юрий Никитин вели здесь исследовательские работы. Мы провели специальную встречу с ними, на которой приняли участие местный историк Андрей Коваленко и другие. По их словам, история края уже достаточно изучена, помогли внесли ясность в этом вопросе и китайские источники. Выяснилось, что особенно китайцы и корейцы стараются присвоить местную историю. Это обстоятельство заставило насторожиться и русских историков. Вот так, для того, чтобы лишить татар древней истории, в России выдумали разные мифические национальности, теперь не знают, что с ними делать. А китайцы ничего не будут спрашивать, они уже здесь.

“Почему вы не взглянете на эту древнюю историю с тюрко-татарской точки зрения?” – поинтересовалась я у ученых. “Недостаточно материала”, - ответили они. Материал есть, он валяется под ногами. Многие из этих городищ были воздвигнуты в тюрко-татаро-монгольскую эпоху, государства-империи процветали... Но, по мнению русских историков, древний народ этого края, в том числе и бохайцы, были монголоязычными, а в признании их “татароязычности” ученые воздержались.

Я спросила и про черепаху: наследим какого народа, какой эпохи она является? Ответы были разные – XII или XIII век, 1230 год… По нашему мнению, эти даты тоже произносятся с целью утаить принадлежность древних памятников татарам, так так в 1234 году Дальний Восток переходит во владение татаро-монгол. Известно, что располагавшийся на месте нынешнего Уссурийска город Суйпин-Фурдан существовал до 1635 года, то есть до завоевания маньчжурами, только эта эпоха не изучена. Все же, по словам ученых, в этой местности были обнаружены и осколки посуды с руническими письменами, и пряжки от поясов татарских воинов, и памятники татаро-монгольского периода. На них мы еще остановимся при написании о Владивостоке.

Посетили мы и краеведческий музей, который оказался маленьким каменным зданием бывшей церковной школы. Очень удивительно: в таком древнем городе музей был открыт всего лишь в 1999 году, а в 1916-1917 гг. это осталось только на словах. Музей небогат экспонатами, находки из раскопок древних городищ были переданы во Владивосток, Хабаровск и другие города, они заняли места и в Московских и Санкт-Петербургских музеях. Около местного музея валяются тысячелетние каменные ядра, каменные жернава, они были найдены в близлежащих горах - сопках. А внутри все то же Бохайское государство, мохэ, киданы, чжурчжэни... Здесь нет ни следов от тюрко-татар, искать их тоже не имеет смысла: услышав слово “татары”, на тебя смотрят с удивлением, как-будто с небо свалился...

А корейцы “завоевание” этого края начали с культуры – один частный предприниматель-кореец в центре Уссурийска построил двухэтажный “Центр корейской культуры”. Такие современные залы-музеи я не видела даже во Владивостоке. Как видно из корейских и русских экспонатов, находящихся в этом центре, здешние земли как-будто когда-то принадлежали корейцам... Китайцы утверждают то же самое: печатают географические карты с указанием Дальнего Востока как китайских земель. На одной из сопок вблизи Уссурийска они установили огромную фигуру Будды, то есть уже вбили первый колышек о принадлежности этих земель китайцам и корейцам. А у татар здесь даже нет офиса для общественной работы национальной организации, при необходимости народ собирается в доме у арских татар...

Мое путешествие в Уссурийск тоже началось с этого дома, где я гостила у наших соотечественников Ахтяма и Розы Хасбиуллиных. Все у них по-нашему, национальному – сад, баня, блюда, одежда – и на краю земли они живут по татарским канонам! За свое пребывание в Уссурийске я бесконечно благодарна чете Хасбиуллиных, их помощницам Флере, Зиле, Василе, Зульфире. Пусть Аллах благославит меня на новые встречи с ними! Татар в городе немного, но все же есть. Они даже организовали свою общину, которая уже существует более 20 лет. Основоположниками татарского движения в Уссурийске являются именно Ахтям и Роза Хасбиуллины. Ахтям эфенди - родом из села Новый Мангяр Арского района. Сначала он получил образование в Казанском государственном ветеринарном институте, затем уехал на Камчатку, окончил Уссурийский сельскохозяйственный институт. Ахтям эфенди на Камчатке работал в научно-исследовательском институте, изучал северных оленей, потом поступил в аспирантуру, в дальнейшем долгие годы был директором института повышения квалификации работников сельского хозяйства. В 1990 году из Камчатки его перевели в Уссурийск, на руководящую должность в Тимирязевском сельскохозяйственном научно-исследовательском институте.

Супруга Ахтяма эфенди – Роза ханум – тоже деятель науки, кандидат сельскохозяйственных наук. Она родилась в слободе Смолянино Приморского края, в татарской семье, окончила факультет биологии Владивостокского государственного университета, по направлению уехала на Камчатку. Там и встретила будущего супруга Ахтяма эфенди, в 1968 году они создали семью. Роза ханум долгие годы работала в научно-исследовательских институтах на Камчатке и в Уссурийске, достигла уровня научного секретаря. Сейчас они оба на заслуженном отдыхе. Хасбиуллины воспитали троих сыновей, выйдя на пенсию, занялись бизнесом, на сегодняшний день вместе трудятся на благо нации. В возглавляемой ими национальной организации состоят более ста татар. Наши соотечественники участвуют во всех национально-культурных мероприятиях края, сами шьют национальную одежду, устраивают концерты. Каждый год 8 марта они собирают татаро-башкирских лидеров и активистов в роскошных залах Уссурийска, устраивают праздник для народа.

Я тоже в здании администрации Уссурийска провела встречу с татарами, рассказала им об истории края, прочитала свои стихотворения, подарила книги. На другой день эта встреча транслировалась по местному телевидению. В городе воздвигается огромная мечеть, я побывала там, совершила намаз в действующем мусульманском храме. Строительство некоторых зданий из красного кирпича уже завершалось. “Лишь бы администрация под каким-либо предлогом не приостановило работы!” – подумала я тогда. Так и случилось. По сведениям из интернета, воздвигнутую мечеть признали незаконной, приказали разрушить... Во время моей поездки мусульмане совершали намаз в здании дома, выкупленном специально для этого. В Уссурийске ведь и так на каждом шагу церкви да монастыри, а для мусульманам не разрешли посторить даже одну мечеть...

И вновь вернемся в прошлое Уссурийска, так как здесь и в царские времена проживали татары-мусульмане! Вот в моих руках данные первой переписи населения от 1897 года. По ее данным, в то время в Уссурийском округе проживало 109 мусульман. 54 человека считали татарский язык родным. 22 человека записали себя мишарами, 22 - башкирами, было даже 2 киргиз-кайсака. Здесь речь идет не про Владивосток, он входил в Южно-Уссурийский округ. Там проживало еще 514 мусульман, 497 записали себя татароязычными, есть также 82 мишарина и 13 башкирцев. (Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Приморская область. - Санкт-Петербург, 1905, стр.61, 64).

У этих татар-мусульман здесь должна была стоять и мечеть, так как военный мулла жил именно в Уссурийске. В научных источниках часто упоминается о переселении мусульман в эти края еще в царскую эпоху, среди военных. Скажем, достоверно известно, что в Казачьих полках вблизи Уссурийска служили десятки мусульман, татарские купцы здесь вели торговлю. Также переселившиеся из соседнего Китая уйгуры занимались земледелием и торговлей в Уссурийском округе. (Мусульманская община Уссурийска. Рукопись).

В другом источнике написано о назначении на Дальний Восток военного муллы и о его постоянном проживании в Уссурийске. "Появление мусульман на территории Приморского края непосредственно связано с историей освоения региона, - пишут историки. - Последователи ислама переселялись на дальневосточные земли в числе других народов Российской империи. Мусульмане были среди военнослужащих российской императорской армии. Для обеспечения их религиозных нужд на Дальний Восток был назначен военный мулла, с постоянным проживанием в г. Никольск-Уссурийский. В первые годы XX века мусульмане составляли около 1% населения Приморской области, по этническому составу в основном были татарами и башкирами". (Религиозные организации Приморского края. Словарь-справочник. - Владивосток, 2009, стр.137).

Следовательно, в этих краях всегда жили татары, они и сейчас живут здесь и стараются сохранить свою национальную самобытность, религию. Нам же необходимо оказвывать посильную помощь нашим соотечественникам, живущим на краю земли. Написание их достоверной истории станет первым шагом на этом пути…

Главные религиозные посты здесь занимают таджики и узбеки, среди них есть обучавшиеся в Казани и Альметьевске. К татарам они относятся хорошо, но говорят, что они редко ходят на намаз, мало помогают в строительстве мечети. Хотя в городе татар, способных оказать содействие в воздвижении мусульманской святыни, нимало. Например, по их словам, заместитель директора картонной фабрики - татарин, но связи с национальной общиной не поддерживает. Замдиректора ремонтного завода тоже наш соотечественник. Кроме того, заместитель начальника городской управы Саченкова Рахима Миннеахметовна по национальности - татарка, она поддерживает татаро-башкирскую общину. Я встретилась с нашими соотечественниками Рифом и Ридой Фаткиевыми, которым принадлежит центр красоты и здоровья «Риф» в центре города, увидев, что татары нигде не пропадут, обрадовалась… Они оба из Башкортостана. Риф служил здесь военным офицером, так и остались жить, вырастили двоих сыновей, которые тоже обосновались рядом с родителями, помогают им. В центре красоты и здоровья работает около 30 человек. Широко применяется лечение пиявками, народная медицина. Особенно часто используются лекарственные травы, а в Уссурийских лесах их великое множество!

Татары, с которыми я общалась, это в основном наши соотечественники, обосновавшиеся здесь в прошлом веке по разным причинам. Вот сестры Василя и Зульфира Хуснуллины. Они выросли в Иглинском районе Башкортостана, сначала сюда приехала по направлению Василя, а затем - сестра. Василя вышла замуж за украинца, теперь ее фамилия Давиденко, а Зульфира связала судьбу с русским, ее фамилия Губанова. У обеих есть дети. Эти женщины очень образованные, хорошие специалисты. Василя работает в Госнадзоре, Зульфира – в системе образования. Они – самые активные члены татаро-башкирского национального движения. Все национальные праздники, сабантуи, фестивали проходят при их участии, сестры Хуснуллины и поют, и готовят чак-чак, кыстыбый, очпочмак, встречают гостей в красивой национальной одежде.

Вот еще одна соотечественница с непростой судьбой - Флюра Галиуллина-Кан, она выросла в городе Талдыкурган, в Казахстане. Ее предки, бабушка и дедушка – татары, еще в царские времена сосланные в эти земли, но в роду были также турки и ногайцы. Этот род жил в Андреевском районе Казахстана, в селе Лежинск – Берег Татарка. Рядом также находилось татарское село Чубар. Флюра с почтением вспоминает своих предков: “Они называли себя аристократами, то есть татарами благородного происхождения, - рассказала она. – Были очень аккуратными, чистоплотными. Воспитывали нас в строгости. Я выросла в большой семье, под присмотром дядюшек и тетушек, с обоих сторон их насчитывалось десятки... Все они были очень старательными, ухаживали за огородом, держали скот, возделывали землю в поле. Во время каникул мы им помогали. Мои родственники также умели красиво развлекаться: помню, как они играли на гармони и задушевно пели. В то же время бабушка и дедушка не пропускали время намаза, учили и нас канонам ислама. Они всегда были терпеливыми, спокойными и открытыми, эти качества через отца и мать передались и нам”.

Да, Флюра тоже удивительно добрый человек, готова отдать людям душу. Она замужем за корейцем, сосланным в Казахстан, поэтому и носит фамилию Кан, оба с высшим образованием. Воспитали троих сыновей, все учатся в университетах. В Уссурийск они переехали в 1998 году, после реабилитации сосланных корейцев, но часто бывают в Казахстане, живут и там, и здесь. Флюра ханум участвует во всех культурных мероприятиях татар, а на корейских праздниках угощает всех татарскими национальными блюдами. Ее муж основал корейскую деревню вблизи Уссурийска, а Флюра встречает гостей из Южной Кории татарским чак-чаком, очпочмаком, азу. “Обычаи корейцев очень похожи на наши, - говорит Флюра. – Они тоже очень трудолюбивые, чистоплотные, с почтением относятся к старшим... Я же всю жизнь благодарна своим предкам, молюсь за бабушек и дедушек, родителей... Все равно родные – татарские – корни ближе...”.

Вот такие судьбы, такая жизнь в этих краях... Все перемешались – русские, татары, украинцы, корейцы. И все происходящее отражается на судьбах наших соотечественников... Это уже необратимый процесс – на что только не решается человек для продолжения рода... Я не могу их ни оправдывать, ни обвинять, так как каждый сам творит свою судьбу, жизнь... Но рождение детей татар от этих русских-корейцев сомнительно, пусть матери у них и татарки с национальным самосознанием... Но я думаю, каждый из нас должен передать детям, потомкам свою историю, свою сущность, духом они должны быть татарами.

Хочу написать хорошие слова также про башкирку Гафурову Зилю Хисеметдиновну, активно участвующую в национальном движении вместе с татарами. Она родилась в 1954 году в селе Апас Мелеузского района Башкортостана, окончила молочный техникум. Ее любимый парень служил в армии в Уссурийском крае, затем он приехал за Зилей. Молодая семья обосновалась здесь в 1978 году. Зиля ханум всю жизнь проработала в местном молокозаводе, продолжает трудиться и сегодня, несмотря на то, что вышла на заслуженный отдых. У них трое детей, все с высшим образованием. Уже более десяти лет Зиля ханум является активным членом татаро-башкирской общины, организовала библиотеку, на мероприятиях выступает в башкирской национальной одежде, привлекла к этой деятельности и свою семью. Во время встречи в администрации мне очень запомнилась еще одна пожилая женщина – Ляля Мазитовна Попова. К удивлению, она даже не сфотографировалась с нами, сказав, что дочь муллы. По-моему, ей было чем поделиться...

Человек, совершивший самое большее количество путешествий по Уссурийскому краю, исследовавший его и оставивший об этом научно-популярные труды – это географ, этнограф Владимир Клавдиевич Арсеньев (1872-1930). Разумеется, он часто бывал и в Уссурийске, останавливался здесь, жил какое-то время. В городе и сегодня сохранился дом Арсеньева, там расположена аптека, на стене висит надпись "В ЭТОМ ЗДАНИИ В 1928 ГОДУ РАБОТАЛ НАД КНИГОЙ "СКВОЗЬ ТАЙГУ" ВЛАДИМИР КЛАВДИЕВИЧ АРСЕНЬЕВ". Я посетила это здание, а в книжном магазине купили труды Арсеньева. Эти книги надо изучать тщательно, внимательно, вооружившись ручкой, потому что в них содержатся точные топонимические названия этой местности. Они написаны именно так, как звучали более ста лет назад, среди них много и тюрко-татарских названий.

Но в 70-х годах прошлого века, опасаясь нашествия китайцев и их претензий на эти земли, по постановлению правительства 80-90% топонимов Приморского края были переведены на русский язык или просто перименованы. Таким образом, горы Татан-шан стали называться Пржевальскими, река Даубихе была переименована в Арсеньевку, Сучан – в Партизанскую, Суйфун - Раздольную, Бичэ – в Стеклянуху, Сандуган – в Снегуровку, гора Таз – в Половинкино, скала Янтун – в гору Горелая, река Иман – в Большую Уссурку, Сибича – в Голубицу, Туганча – в Нижнюю Лимониху, хребет Самур - в Стрельниково, Силан – в Сахалинку, Табынды – в Верхний Перевал. Этот список можно было бы еще долго продолжить. Он был составлен Григорием Левкиным, написавшим комментарии к книге "Дерсу Узала". Для этого Г. Левкину пришлось не только месяцами, а годами вести поисково-исследовательскую работу по местам пребывания Арсеньева. (В.К.Арсеньев. Дерсу Узала. По Уссурийскому краю. - Хабаровск, 2011, стр.548-570).

В своей книге "Быт и характер народностей Дальневосточного края" (В. К. Арсеньев, Е. И. Титов. – Хабаровск-Владивосток: Кн. дело, 1928. – 82 с). к местному населению Арсеньев причисляет и тюрко-татар. "Книга написана в соавторстве с писателем и этнографом Е. И. Титовым, и включает материал по этнографическим группам Дальнего Востока: русские (великороссы, украинцы, белоруссы, молдаване), культурные народы Восточной Азии (китайцы, корейцы, японцы), аборигены (тунгусо-маньчжуры, тюрко-татары и палеазиаты), метисы (камчадалы)", - пишет он в аннотации к книге. Этот труд тоже должен быть изучен нашими учеными.

Как я уже писала, в окрестностях Уссурийска было найдено очень много древних исторических памятников, среди них есть и тюрко-татарские. Об этом будем вести повествование в предыдущих главах.

ВЛАДИВОСТОК – ГОРОД МОРЯКОВ

Если вы посмотрите на карту, заметите, что Владивосток похож на полуостров, почти со всех сторон окружен водным пространством. Расположенный среди вод и заливов Амура и Уссури, город через них присоединяется к Тихому океану... Китайские и японские названия этого места тоже означают лукоморье -“бухта”. Отсюда рукой подать до Китая, Кореи, Японии, даже Америка ближе, чем Москва. Хотя до 1860 года эти края считались китайскими землями, именно в этом году, вследствие российско-китайского договора в Пекине, они стали считаться русской территорией. Как военный пост Владивосток был основан в 1860 году, а в 1880 году получил статус города.

А что касается древней истории, здесь освещаются то же Бохайское государство, господство киданов и чжурчжэнов, татары-монголы упоминаются лишь как завоеватели. "В древности территория современного Владивостока входила в состав государства Бохай (698—926 гг.), начиная с X века она принадлежала киданям, а затем чжурчжэням. В начале XIII века на территории современного Приморья существовало несколько городов чжурчжэньского государства Восточное Ся. Все они были разрушены монголами в результате нападения 1233 года, после чего территория пришла в запустение. Позднее из-за споров между маньчжурами и ханьцами южное Приморье обезлюдело и практически не упоминалось в источниках вплоть до XIX века, "- написано об этом на сайте “Википедия”.

К сожалению, большая татаро-монголо-китай-манчьжурская история края - история после 1234 года – почти не изучена. Русская история этих мест берет начало только с 1860 года. Татары Дальний Восток стали заселять заново одновременно с русскими - во второй половине XIX века. Не стоит забывать об основании самого Владивостока лишь в 1860 году, начало архивам тоже было положено именно в это время. Татары попадали сюда разными путями – и добровольно-принудительно, и приезжали по своему желанию, кого-то отправляли на ссылку, а кто-то хотел спастись от преследований и наказаний. В Приморской краевой библиотеке я изучила данные переписей населения области за последние сто лет. Скажем, по итогам первой переписи 1897 года, в Приморской области (в ту эпоху этот огромный край так назывался) насчитывалось 1185 мужчин и 85 женщин мусульман. Это еще не означает, что все они были татарами, похоже также, не все женщины взяты на учет. В Южном Уссурийском округе эти числа составляют 510 мужчин и 4 женщины,148 из них проживали во Владивостоке. А в Уссурийском округе проживали 109 мусульман (мужчины). В этой переписи зафиксирован и язык общения населения. Например, в 1897 году в Приморской области зарегистрировано татароязычных 979 мужчин и 55 женщин, мишары записаны отдельно, из них 23 мужчины. В том числе 495 мужчин и 2 женщин татар жили в Южном Уссурийском округе, 54 татарина проживали в Уссурийском округе. Зафиксировано, что во Владивостоке в то время жили 139 мужчин и 2 женщин татар, по-видимому, тоже не все женщины записаны. Если учесть, что в одной большой области проживало всего около ста тысяч человек и русское население Владивостока составляло около десяти тысяч человек, число татар кажется не таким и малым: в области около 2 тысяч, в городе – около 200. В 1923 в области уже насчитывалось 6532 татарина. Предположительно, это были беглые татары, которые перебрались сюда из-за послереволюционного голода и пресследования…

Хотя Владивосток и переводится на татарский язык как «Владей Востоком!», он долгие годы считался городом военных и тюрем. После объявления острова Сахалин в 1869 году каторжной зоной России, всех заключенных туда отправляли через Владивосток. Сюда эти несчастные годами добирались босиком, в кандалах через всю Сибирь пешком, затем их на пароходах отправляли на Сахалин. Даже в советское время Владивосток продолжал выполнять роль центра ссылок и тюрем, все сосланные на Дальний Восток проходили свой долгий путь через него.

"В 1930-1940-х годах Владивосток служил транзитным пунктом на пути доставки заключённых и грузов для Севвостлага советского супертреста «Дальстрой». В городе располагался известный Владивостокский пересыльный лагерь, куда со всей страны свозились заключённые. Здесь из них формировались этапы для дальнейшей отправки в дальневосточные ИТЛ. Время содержания заключённого во Владивостокском пересыльном пункте, как правило, длилось от нескольких недель до нескольких месяцев. Здесь умер поэт Осип Мандельштам, через этот лагерь прошли будущий актёр Георгий Жжёнов, писатели Варлам Шаламов и Евгения Гинзбург, «космический» академик Сергей Королёв и ещё сотни тысяч других политзаключённых. Этот лагерь располагался в районе Моргородка", - пишут об этом сайты интернета.

По утверждениям ученых, только водным путем на Дальний Восток было сослано, отправлено в тюрьмы более 1 миллиона человек, среди них было свыше 7 тысяч татар. В самом Владивостоке тоже были тюрьмы. Только лишь во “Владлаг”е около 60 тысяч заключенных строили город, дороги, рубили лес, ловили рыбу, среди них было много татар. После войны сюда стали направлять людей на ссылку, побывавших в немецком плену, власовцев, легионеров, среди которых было 427 татар. (Е.Н.Чернолуцкая. Принудительные миграции на Советском Дальнем Востоке в 1920-1950-е гг. - Владивосток, 2011, стр.373).

В одном лишь городе Артем, расположенном вблизи Владивостока, действовало 7 лагерей-тюрем ГУЛАГа, после Второй мировой войны сюда привезли татарских легионеров организации “Идель-Урал”. Народ называл их “американскими татарами”, потому что они были переданы СССР Америкой. После окончания срока заключения часть татар обосновалась здесь, работала на шахтах, заключила браки с татарками, их дети и сегодня живут в этом краю. Нужно отметить и то, что до 1991 года Владивосток был закрытым городом, куда въезд иностранцам был запрещен.

А сегодняшний Владивосток – это уже совсем другой город, город моряков, интеллектуалов! Здесь я тоже встретилась с соотечественниками, посетила музеи, библиотеки, исторические места, пообщалась с историками, даже выходила на катере в море! Владивосток понравился мне. Это современный город, чувствуется влияние как соседства со странами Азии, так и влияние культуры и просвещения Европы. Здесь множество музеев, вузов, работают консульства многих европейских и азиатских государств. О связях с Кореей, Китаем и Японией даже говорить не стоит, народы этих стран чувствуют здесь себя как дома. Кажется, местное население тоже отдает предпочтение ведению дел с соседями азиатами, чем с далекой Москвой.

На сегодняшний день во Владивостоке живет около 600 тысяч человек, приблизительно 5-6 тысяч из них - татары. Конечно, их должно быть намного больше, но в городе около ста процентов смешанных семей, все они записаны русскими. Владивосток, в основном, город моряков, он считается самым большим портовым городом Дальнего Востока. Большинство из наших соотечественников тоже работают в море. В городе также очень развиты рыбная промышленность, машиностроение, легкая промышленность. Раскинутость города среди сопок препятствует движению транспорта, много пробок, постоянно случаются аварии. Лето здесь дождливое, муссоны – обычное явление, поэтому часто бывают наводнения. Несмотря на все это, народ живет неплохо, отдаленности от большого мира не чувствуется, нищеты не видно. Мне показалось, что люди ценят море, леса и горы, наслаждаются этой благодатью...

В Приморском историко-краеведческом музее пришлось увидеть довольно интересные находки. Оказалось, что многие древние экспонаты были доставлены сюда из Уссурийска. В 1889 году их обнаружил историк Лопаткин, а ученый Буссе передал музею. А вот каменные фигуры, считающиеся памятниками истории XII-XIII веков, драконы, тигры, древние надгробные изваяния - балбалы. Все это предлагается вниманию посетителей как наследие Бохайского государства, чжурчжэней, а тюрко-татары и словом не упоминаются. Все же я высказала свое мнение о том, что все эти древние реликвии идентичны тюрко-татарской наследии: крылатый дракон сегодня является символом Казани, барс – официальный символ на государственном гербе Татарстана, а каменные балбалы разбросаны по всем тюркским степям... Но сотрудники музея не сами пишут историю, а работают по информации, предоставленной учеными. Поэтому следующую встречу запланировали провести с основными историками края, поднять там эти вопросы.

Да, моим самым главным делом здесь стала специальная встреча с историками в Институте истории, археологии и этнографии города Владивостока. На этой встрече приняли участие руководитель татаро-башкирской организации Приморского края “Туган ил” (“Родина”) Рамил эфенди Кильмухаметов и председатель татаро-башкирской организации Владивостока Альфия ханум Сафуганова. Местные ученые, доктора наук Вадим Тураев, Людмила Галлямова, Юлия Аргудяева, Александр Ивлиев, Галина Ермак и другие сделали обстоятельный анализ истории Приморского края, привели исторические факты, связанные с татарами. Безусловно, следы татар, имеются, их никак не скроешь. Но никто здесь татарскую историю целенаправленно не изучал, не исследовал, научных трудов не писал. По словам одного уважаемого ученого, оказывается, “тема татар для них бесперспективна”, то есть изучение истории края в связи с китайцами намного полезнее. Но я все же почувствовала желание этих историков поработать и в новом направлении – это тема древних тюрко-татар, тюрко-татарская история края. Однако у них совсем не оказалось связей с Казанью, а я оказалась первым историком-писателем, приехавшим в эти края в поисках следов наших предков... Приморских историков я пригласила в Казань, на научно-практические конференции. Это очень важно для нового взгляда на древнюю историю ДальнегоВостока - через тюркскую призму, так как при отсутствии тюрко-татарского фактора этой историей завладеют китайцы да корейцы, этот процесс уже начался…

Наша беседа с русско-украинскими историками Владивостока получилась очень задушевной, открытой. Видно, что к татарам они относятся с уважением, как к равным. Их волнует отъезд большинства русских и татар в родные края, а их места занимают китайцы, вьетнамцы, корейцы, узбеки, таджики. «Меняется этническое поле, с ними приходит совсем другая культура», - говорили они, еще дали понять, что некоторые соседние народы претендуют на древнюю историю края. Да, китайцы и корейцы сначала претендуют на историю, а затем могут стать хозяевами земли, страны. Нежелание уступать древней истории тюрко-татарам, приписывание ее чужим приведут именно к таким горьким последствиям…

Снова мы вернулись к истории. Во время нашего диалога местные ученые сказали, что тюркоязычные люди здесь жили, они находились в подчинении бохайцев. Тюркские каганаты имели связи с племенами мохэ, в VII веке совершили нашествие на них - подтверждением этому является сообщение Билге кагана. В VIII веке племена мохэ очень окрепли и отказались как от тюрков, так и от китайцев. По утверждениям ученых, уже в 1215 году этот край завоевали татаро-монголы, они сделали многое для наведения порядка в стране – строили дороги, города, пункты ямской связи до устья Амура. Можно и сегодня в устье Амура, в окрестностях города Партизанск (Сучан) встретить руины татаро-монголских городов XIII-XIV вв. Только, по словам ученых, их никто целенаправленно не изучает. Вот так: для утверждения, что это наше наследие, Казань далековата, местным это не нужно, а когда придут китайцы, будет уже поздно...

Наш разговор от древней истории перешел к нашим дням, к современному положению татар. По словам ученых, в 60-70-х годах прошлого века сюда мигрировало очень много татар. Они были очень мобильными и сплоченными. Сказали, что в Приморье татары в основном живут в городах, в селах тоже встречаются.

“Татары глубоко проникли в культуру России, у них нет этнической озабоченности, национальные признаки сохраняются лишь в рамках семьи”, - сказали местные ученые. То есть татары не слишком беспокоятся о судьбе своей нации. “Абсолютное большинство татар этого края состоят в браках с русскими, есть смешанные семьи с местными народностями, - продолжили ученые. – Татары, проживающие в сельской местности, записываются той нацией, которая составляет большинство в этом населенном пункте”. Они также отметили беспереспективности изучения татарской истории, татарской проблемы, сказали, что для этого есть Татарстан. Все же, по их словам, какой-то аспирант все же приступил к изучению татарской темы.

Это по их мнению тема татар бесперспективна, судьба татар безнадежна… Но я бы так не сказала, на Дальнем Востоке, в том числе и в Приморском крае, есть татарская история, татары там живут и сегодня, они сплачиваются, организуют национальные общины, строят мечети, об этом еще напишу. Я выразила ученым свое мнение о том, что историю этого края следует изучать и с тюрко-татарской точки зрения. Организаторы нашей встречи – лидеры татарского национального движения Рамил Кильмухаметов ??м Альфия Сафуганова - тоже отметили необходимость дальнейшего общения и работы над совместными проектами.

В конце нам показали удивительно богатый музей Института истории, который в основном состоит из археологических находок, отражающих самый древний период края. Здесь тоже присутствуют тюрко-татарские следы, но об этом ничего не написано... А вот около выставки бронзовых зеркал мне не удалось пройти спокойно, так как они и способом изготовления, и узорами на задних стенках напоминали зеркала, найденные в нашем Булгаре... А бронзовое зеркало, окаймленное свастикой, является наследием рунического письма наших предков гуннов, обозначает движение солнца. Своим мнением я поделилась и с сопровождающим ученым-музейным работником, который очень удивился и сказал о том, что он первый раз обратил внимание на этот знак и впервые услышал такую версию.

Далее наше путешествие продолжилось в Центральной краевой библиотеке имени Максима Горького, с богатым материалом по истории края. По предварительному договору, нам одно за другим приносили труды, связанные с татарской историей и исламской религией в Приморском крае. Только успевай работать, читать, переписывать! Выяснилось, что заведующей краеведческим отделом государственной библиотеки Иванцевой Нине Семеновне эта тема хорошо известна, поэтому некоторые труды предложила именно она сама. Мы открыли для себя достаточно много новой информации, накопили необычайно богатый материал про жизнь татар за последние сто лет. Здесь также хранится информация переписей населения 1897, 1926, 1939 годов. Нам удалось изучить их достаточно глубоко, но в материалах 1926 года данные о национальности людей не были зафиксированы. Кроме того справочник "Религиозные организации Приморского края", сборник "Восьмая Дальневосточная конференция молодых историков" (Владивосток, 2004), книга М.Б. Сердюка и С.М. Дударенок "Религиозная жизнь Советского Дальнего Востока (1941-1954)” (Владивосток, 2009), монография М.Б.Сердюка "История религии на Дальнем Востоке в исследованиях и библиографиях" (Владивосток, 2006), справочники Е.Л.Мотрич "Население Дальнего Востока России" (Владивосток-Хабаровск, 2006), "Населения и жилые места Приморского района. Крестьяне. Инородцы. Желтые. Перепись населения 1-20 июня 1915 года" (Владивосток, 1915) и другие научные материалы оказали мне большую помощь при написании этого исторического очерка. А материалы по древней истории края я получила из Дальневосточного филиала РАН во Владивостоке, также в других библиотеках и книжных магазинах.

Как видно из этих материалов, на Дальний Восток, в том числе в Приморский край, татары вместе с русскими начали прибывать во второй половине XIX века. Среди них были и военные, и торговцы, и ремесленники. "Первые официальные данные о татарах на Дальнем Востоке относятся к XIX - началу XX в., когда в гарнизон Владивостока прибыл Уфимский пехотный полк, в котором служили преимущественно татары и башкиры, - пишут историки. - В состав полка входил военный мулла Багаутдинов, впоследствии он стал во главе Владивостокского татарского мусульманского общества, которое размещалось по адресу: 1-я Морская, 17." (Е.А.Чечель. Татары в Приморском крае: к постановке проблемы // Восьмая Дальневосточная конференция молодых историков. - Владивосток, 2004, стр.280).

В начале XX века в городах Дальнего Востока, в том числе и во Владивостоке, существовали мечети, об этом повествуют историки: "...в первые годы двадцатого столетия в Хабаровске, Благовещенске и Владивостоке на законных основаниях действовали религиозные общины и были открыты мечети. В 1930-е годы все имевшиеся в Дальневосточном крае мусульманские общины и культовые здания, как и организации и храмы других конфессий, были закрыты." (М.Б.Сердюк, С.М.Дударенок. Религиозная жизнь Советского Дальнего Востока (1941-1954). - Владивосток, 2009, стр.157).

Не стоит забывать и о том, что в годы гражданской войны Дальний Восток, в том числе и Приморский край, находились в руках стран Антанты. В 1918 году во Владивостоке стояли американские войска, а морской порт охраняли японские военные корабли. Да, народ этого края не принял большевизм и долго боролся против него, даже попытался построить самостоятельное государство под названием Дальневосточная Республика. Известно также о существовании во Владивостоке в этот период татарской организации и мусульманских школ, кроме того действовала организация татарской молодежи. Только с установлением в крае советской власти, т.е. в 1922 году, эти национально-религиозные школы и организации были закрыты.

"С 1919 г. во Владивостоке существовала татарская мусульманская школа, - пишут историки. - Первые два года она содержалась на средства татарского общества, с 1921 г. - на средства города и получила название 14-го городского начального мусульманского училища. В первый год в школе было 12 учашихся, во второй - 22, третий - 31, в 1921-1922 гг. она имела уже 49 учеников. В школе обучались и мальчики, и девочки. Программа обучения была рассчитана на четыре года. Школа прекратила свое существование предположительно после установления советской власти. В феврале 1920 г. во Владивостоке был зарегистрирован Устав кружка Владивостокской татарской молодежи." Е.А.Чечель. Татары в Приморском крае..., стр.280-281).

Как уже отмечалось, с установлением советской власти все это было ликвидировано, а руководителей национального движения, активистов, религиозных деятелей ожидали тюрьмы и ссылки... Ученые пишут об увеличении в 30-е годах в Приморье татарского населения. По итогам переписи 1939 года, их число достигало 11 тысяч. Это, конечно, судьбы и тех соотечественников, которые были сосланы сюда, прибыли добровольно-принудительно и остались жить... А в 60-70-е годы много татар добровольно приехало на Дальний Восток в поисках работы или по направлению и обосновались в этих краях. В 1989 году их число достигло уже 20 тысяч человек. А на сегодняшний осталась лишь половина, некоторые записали себя русскими, некоторые отошли в мир иной... Однако татары в Приморье есть, их национальная и религиозная жизнь продолжается.

Безусловно, город Владивосток – центр национальной жизни. Здесь уже в 1992 году был организован центр татарской культуры “Туган тел” (“Родной язык”), первым руководителем которой являлся Джавдат Гиззатуллин. В том же году в Вольно-Надеждинской слободе начали проводит Сабантуй. Эта традиция продолжается уже более двадцати лет и федеральный Сабантуй в 2012 году прошел во Владивостоке. Татаро-башкирской национальной общиной в разные годы руководили Джавдат Гиззатуллин, Ринат Якуб, Любовь Сермягина, Марс Миннахметов, Урал Сафуганов, Риф Харисов. В апреле 2009 года на этот ответственный пост был выбран предприниматель Рамил Кильмухаметов.

Владивосток – город интеллектуалов, здесь, можно сказать, собрались сливки татарского общества. Среди наших соотечественников встречаются ректора и проректора, капитаны и штурманы, крупные руководители и предприниматели. С некоторыми из них мне удалось встретиться. Скажем, проректор (бывший ректор) Дальневосточного федерального университета Анвир Амруллович Фаткуллин. Мы с Альфией Сафугановой ездили к нему на работу. Родился он в Магаданской области, отец был горным инженером, затем Анвир приехал на родину отца – в город Зея Амурской области.

“Там существовала очень большая татарская диаспора, - вспоминает Анвир эфенди. – Среднюю школу я окончил в Зее. Затем учился во Владивостокском политехническом институте, окончил Московскую аспирантуру, в 1994 году защитил докторскую диссертацию. Сейчас уже многие из моих учеников сами стали учеными. Родители мои – татары. Мать, Мухамметшина Равия Сабировна, родилась недалеко от Казани. Она ездила к себе на родину, а я не бывал там. К сожалению, татарским языком не владею. Хорошо общаюсь на английском, немецком языках. Благодаря таким качествам как старательность, справедливость, татары здесь на хорошем счету. Поэтому я бы отдал предпочтение изучению современной жизни, нежели историю прошлого. Например, изучению места и роли татар в формировании современной экономики и науки...”

Да, и в этом направлении так же следует вести работу, так как в Приморье, в том числе и во Владивостоке, достаточно татар или смешанных с татарами ученых, деятелей науки. Необходимо привлечь их к деятельности национальных общин, пусть их интеллект работает и на благо татар, от этого мы лишь выиграем. Здесь особенно ощущается огромная пустота в татарской истории. Ни древняя, ни вековая истории с татарской точки зрения не изучены, национальные кадры не подготовлены. Пусть на русском языке, но писали бы о татарах, на благо татар!

Продолжим знакомство с татарами Владивостока. Вот чета Сафугановых, они находятся в центре татаро-башкирской национальной жизни, возглавляют национальное движение не только во Владивостоке, но и на всем Приморье. Оба - уроженцы Башкортостана. Урал родился в селе Кырмыскалы Стерлитамакского района, Альфия – в селе Новые Карамалы Гафуринского района. Отец Урала – башкирин, мать – татарка, поэтому он одинаково относится к обеим нациям, приезжает на национальные курултаи Татарстана и Башкортостана. До того как попасть на Дальний Восток, 1983 году Урал окончил Бакинское военное училище. Затем – Камчатка, 8 лет прослужил на подводной лодке лейтенантом-инженером, штурманом ВВС, потом – снова учеба – Тихоокеанское высшее военно-морское училище, Академия... Сейчас он капитан второго ранга, в отставке, но продолжает служение морю и нации. Урал Сафуганов – заместитель директора Владивостокского филиала “Росморпорт”, заместитель председателя татаро-башкирской организации “Туган ил” (“Родина”), директор первого татарского театра на востоке.

Да, в 2009 года наши соотечественники организовали первый татарский театр во Владивостоке. Первую постановку они подготовили по произведению “Жан Баевич” Гаяза Исхаки, и выступили на сценах Владивостока, Артема, Уссурийска, Находки. Сегодня этот театр самодеятельности носит имя первого руководителя татарской организации Джавдата Гиззатуллина. Следует отметить и то, что народный театр – единственный не только на Дальнем Востоке, но и во всей Сибири.

А Альфия Сафуганова - правая рука, надежная опора Урала как в жизни, так и в национальных делах. С 1992 года она вместе с супругом активно участвует в татаро-башкирском движении Приморского края, ведет все дела, собирает архив, руководит татаро-башкирской организацией Владивостока, педагог-психолог с высшим образованием. Сафугановы вырастили двух дочерей, они уже сами помогают родителям во всех национальных делах. Организация “Туган ил” участвует во всех национально-культурных мероприятиях края, здесь они определяют лицо татар. Например, именно представители этой организации выступают на организованных администрацией днях города, различных фестивалях, выставках.

Организация “Туган ил” старается сплотить татар, башкир, всех мусульман, старых и молодых. Но здесь национальное и религиозное движение тоже идет в нескольких направлениях, есть как зарегистрированные, так и не зарегистрированные организации. Казань же ведет работу с Сафугановыми и Кильмухаметовыми. Заметен раскол и в вопросах вероисповедания, мечетей. И вправду, ситуация с мусульманской святыней, действительно, сложилась непростая. Администрация четырежды выделяла землю под строительство мечети, но и столько же раз забирала, с приходом нового руководства менялись и решения... Сегодня движение все же свернуло в положительную сторону, если мы между собой будем солидарны, мечеть во Владивостоке построится, ин ша Аллах!

Хочу написать еще о нескольких соотечественниках, всячески поддерживающих татарское движение. Вот наш земляк из Альметьевска Газинур Мингалиевич Фарахиев. Он капитан второго ранге в отставке, командир корабля, мастер спорта СССР по вольной борьбе, вот уже 19 лет ответственный за национальную борьбу в Сабантуе. Газинур тоже окончил высшее военно-морское училище в Баку, получил специальность штурмана дальнего плавания, окончил высшие курсы офицеров в Санкт-Петербурге, дослужился до капитана корабля. Женат на Мадине ханум, вырастили одного ребенка, вместе занимается национальными вопросами. Капитан ВВС, участвующий всей семьей в национальных делах Венер Гарифуллин родился и вырос в Уфе, корни – из Буздякского района. Он окончил в Уфе авиационный институт, по путевке был направлен в Хабаровск, служил в составе ВВС инженером-техником. В 1988 году был переведен в Приморье, супруга – татарка, сын тоже служит здесь. Вот эти татары и являются главной опорой организации “Туган ил”. Эти люди без лишней шумихи, скромно, советуясь друг с другом как настоящие мужчины, поддерживая друг друга и на краю земли ведут национальную деятельность.

В список этих татар-благотворителей можно занести еще одного предпринимателя, спонсора Сабантуев, уроженку Башкортостана Лилию ханум Цептнер; в своих статьях регулярно освещающего жизнь татар, редактора газеты “Утро России” Дамира Гайнутдинова; в течение 20 лет ведущую Сабантуи Фанису Искандарову и еще десятки татар. Фаниса ханум достойна особого внимания, так как она тоже стоит у истоков национального движения. Эта женщина родом из села Бурлы Гафуринского района Башкортостана. После окончания 8 класса, в 1972 году, приехала к сестре во Владивосток и осталась там. Среднюю школу она окончила среди русских, обучилась на швею, работала паспортисткой, мастером. Но все знают ее именно как прекрасную ведущую татарских Сабантуев. Начиная с 1992 года Фаниса ханум сама ходила к татарам по домам и приглашала на встречи, а за неимением специального здания, встречались прямо у нее дома.

“Уже 40 лет, с тех пор, как я уехала из родных мест, но несмотря на это, душою остаюсь татаркой. Радуюсь этому, пою, разговариваю на своем языке, - сказала она. – Во время моего проживания у сестры, к ним приходило много татар, земляков. Поэтому я знаю большинство татар Владивостока, даже жителей районов... Праздничные застолья мы организовывали в моей квартире, вот таким образом собирали народ. В 1992 году провели первый Сабантуй и впервые участвовали в фестивале “Дружба народов Приморья” во Владивостоке, перед всем народом спели “Туган тел” (“Родной язык”) Тукая. Первым делом я сшила себе татарский народный костюм и надела его. Потом национальную одежду сшили для всех участников концертов. Ездили с концертами по городам Приморья: выступали в Артеме, Уссурийске, Находке, таким образом сплачивали татар. Три раза помогли в организации праздника Сабантуй в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре на татарском языке”.

Да, подъем татарского национального движения на Дальнем Востоке начинался так, каждый внес в него свой вклад. На этом месте следует отметить со словами благодарности Халису ханум Амирханову, которая стояла у истоков организации Сабантуев; Фарита Файзуллина, пленившего народ своими задушевными песнями и религиозными мунаджатами. Здесь тоже есть наши соотечественники, которые занимаются религией. Но, как я уже говорила, национальное и религиозное движение и здесь раздельны, а администрация может умело воспользоваться этим. То есть, обвинив в разрозненности, нас снова могут оставить без мечети, пусть Аллах убережет от этого! Во Владивостоке у мусульман есть молельный дом (квартира) для намаза, мулла – татарин, приехавший из Узбекистана, Абдулла хазрат. Большинство посещающих молельного дома – узбеки, таджики, кавказцы.

Татары тоже по- своему стараются придерживаться мусульманских канонов, особенно пожилые женщины, бабушки на пути истины. В городе проводятся религиозные меджилисы, мусульманские застолья (Коръ?н ашлары). Мне тоже довелось побывать на одном из них, устроенном Уралом и Альфией Сафугановыми. Там собрались много татарских женщин в национальных одеждах... Это еще молодыми приехавшие во Владивосток вместе с мужьями, семьями, работавшие на разных тяжелых работах и вышедшие на заслуженный отдых, оставшиеся жить на краю света вместе с детьми и внуками пожилые женщины в белых калфаках, с глубоким чувством национального самосознания... Их дети уже создали семьи с русскими, внуки другой национальности... душераздирающие судьбы... Глаза этих женщин полны печали, готовой излиться без прикосновения... “Пусть нам предстоит перед смертью разговаривать на родном языке, с праведной верой” – такие слова они произнесли на прощание...

Как я уже отмечала, хотя подъем татар в этих краях начался более двадцати лет назад, но настоящее духовное возрождение народа произошло немного позже. Если одной из причин этого явилось назначение в конце 2005 года Камиля Исхакова полномочным представителем на Дальнем Востоке, другой причиной стал визит Президента РТ Рустама Миннеханова в Приморье в 2011 году, его встреча с татарами. Третьей причиной того, что жизнь татар здесь забурлила, стало постановление о проведении в Приморье Федерального Сабантуя. За один год обе стороны провели большие подготовительные работы, регулярно проводились встречи. Всемирный конгресс татар тоже не остался в стороне от этих дел – в 2011 году делегация под руководством председателя исполнительного комитета конгресса Рината Закирова посетила Приморье, состоялась встреча с соотечественниками, была подготовлена специальная передача про местных татар для программы “Халкым минем” на канале “Татарстан – Новый век”. В 2012 году Народная артистка РТ Гульзада Сафиуллина провела в Приморье целый месяц, организовала в четырех городах национальные ансамбли, которые потом успешно выступили на празднике всероссийского масштаба. Мой визит в эти края был связан с изучением истории и современной жизни татар. В первый раз я провела там десять дней. Подведя итоги, можно отметить следующее: татары Дальнего Востока проснулись. Но, чтобы они снова не уснули, а национальный и религиозный дух не погас, им необходима и наша помощь – более частые общения, визиты и выступления ученых, писателей и деятелей культуры. Посещение ими Татарстана тоже сыграло бы положительную роль в этом направлении. Настало время для открытия полномочного предствительства Татарстана во Владивостоке, это стало бы реальной помощью, поддержкой для татар края.

Наконец, 30 июня 2012 года во Владивостоке прошла торжественная церемония закладки первого камня в основание мечети и состоялся федеральный Сабантуй. В составе большой делегации из России и Татарстана была и я, еще раз встретилась с соотечественниками, по возвращении написала статьи об этом событии. Материал под названием «Праздник татар во Владивостоке» решила использовать и в этом материале.

Праздник татар во Владивостоке

Столица Приморского края - город Владивосток - в эти дни буквально превратился в татарский город – здесь одно за другим прошли важные национальные и релиогиозные мероприятия. В городе на тихоокеанском берегу, расположенном в 8-9 тысячах километрах от Казани, состоялся двенадцатый федеральный Сабантуй, был торжественно заложен первый камень в основание Казанской мечети, в здании филармонии прошел концерт деятелей искусств Республики Татарстан, подписаны соглашения между Приморским краем и Татарстаном, состоялись встречи с татарами Дальнего Востока… Но самым важным событием среди всех перечисленных стала, наверно, закладка первого камня в основание мечети.

По словам местного населения, до революции у владивостокских татар были мечети и молельные дома, но их разрушили большевики. Сколько в последние годы ни старались наши соотечественники построить мечеть, ничего не могли добиться – разрешение было получено четыре раза, столько же раз отнято. То есть с приходом нового руководства города менялись и решения относительно мусульманской мечети... Да, молельный дом есть и сейчас, но он никак не вмещает десятки тысяч верующих. Праздничные намазы народ вынужден проводить в разных зданиях, даже на улице. Наконец, молитвы мусульман были услышаны Аллахом: утром 30 июня 2012 года в городе Владивостоке, в бухте Улисс у берегов Тихого океана был заложен первый камень будущей мечети.

На этом торжественном событии приняли участие Президент Республики Татарстан Рустам Миннеханов, председатель Центрального духовного управления мусульман России муфтий Талгат Таджуддин, вице-губернатор Приморского края Ирина Василькова, соотечественники, прибывшие из разных уголков страны. Торжественное мероприятие началось с чтения молитв Корана, затем Президент РТ Рустам Миннеханов подарил имам-хатибу Владивостока Габдулле хазрату Ишмухамметову священную книгу Коран. “Еще год назад мы могли только мечтать о возведении здесь мечети, а сегодня это претворилось в жизнь”, - сказал Рустам Нургалиевич в своем выступлении. Отрадно, что мечеть будет называться “Казанская”. Как стало ясно из выступления Р. Миннеханова, Казанская мечеть во Владивостоке будет возводиться при поддержке нашей республики, хозяевами ее земли тоже станут татары, ин ша Аллах! Забивание “татарского колышка” на месте будущего храма в нынешнее неустойчивое время, когда разные силы рвутся завладеть мечетью, построенной с такими сложностями нами – очень верное действие.

Необходимо отметить и то, что руководство Приморского края стало поворачиваться к татарам лицом. Геополитическая обстановка в крае тоже подталкивает их к этому, так как против нажима соседей-китайцев можно противостоять лишь сплотившись, сообща. Это подчеркнула и вице-премьер Ирина Василькова, отметив, что для татар и башкир Приморья открытие мечети очень значимо. “Я хочу, чтобы этот день стал знаком толерантности, глубокого уважения и взаимопонимания народов нашей страны, - сказала она. – Пусть этот день навсегда останется символом разнообразия культур и традиций, в то же время духовного единства народов России”. Такие же пожелания были выгравированы на фундаменте будущей мечети: “В этом месте будет построена мечеть – подарок народу Приморья от Республики Татарстан, символ упрочения веры, дружбы и согласия. 30 июня 2012 года”.

В своем выступлении муфтий Талгат Таджуддин выразил следующее желание: “Пусть возносящиеся из этой мечети звуки азана, обогнув Тихий океан, долетят до Японии, до Америки!”. Верно, первый азан в России звучит именно здесь, на Дальнем Востоке, так как разница с московским временем составляет семь часов. Когда у нас темно, там уже рассветает... На сегодняшний день мечеть в Приморье есть только в городе Находка, еще одна строится в Уссурийске, в Артеме работает только молельный дом. Во Владивостоке под строительство мусульманского храма выделено живописное место у залива, на сопке, соединяющейся со знаменитым новым мостом. Пусть возведение мечети успешно завершится и всем нам удастся прочитать в его здании свои молитвы!

Этот день стал очень богатым на исторические события - во Владивостоке были подписаны соглашения о сотрудничестве между Республикой Татарстан и Приморским краем, между Приволжским (Казанским) федеральным и Дальневосточным федеральным университетами. Рустам Миннеханов встречался с моряками подводной лодки, призванными из Татарстана, прошли двусторонние встречи частных предпринимателей.

В тот же день во Владивостоке прошло еще одно важное мероприятие – состоялся двенадцатый федеральный Сабантуй. Правда, для татар Приморья он стал уже двадцатым, но праздник такого масштаба, возможно, они видели впервые... Узнав, что федеральный Сабантуй будет проходить во Владивостоке, многие даже расстроились, так так расстояние большое, татар там проживает мало, а Сабантуй всероссийского масштаба требует тщательной подготовки, особой организованности. Поэтому между правительствами Татарстана и Приморского края в течение года велась огромная подготовительная работа, делалось все, чтобы татарский праздник прошел на государственном уровне. Основная ответственность в организации федерального Сабантуя была возложена городу Нижнекамск. Задачу нижнекамцы выполнили на высоком уровне. Министерство культуры Республики Татарстан тоже сделало все возможное для достойного проведения Сабантуя - два дня подряд 400 деятелей искусств, знаменитые артисты, национальные ансамбли из Татарстана выступали на сценах Владивостока. Еще накануне праздника, 29 июня, в городском зале филармонии прошел большой концерт деятелей искусств Татарстана, на который съехались татары со всех краев Дальнего Востока. Среди зрителей были также руководители Приморского края, знаменитые ученые, военные моряки.

“Это мероприятие следует канонам федерального Сабантуя, - объявил министр культуры РТ Айрат Сибгатуллин. – Приехав сюда, наши известные артисты представили другим народам образцы татарского искусства и культуры. Я видел, как сидят зрители, как аплодируют артистам, как гордятся своей нацией, потому что наш народ умеет и работать, и отдыхать. Ведь Сабантуй – это важное средство для сохранения наших традиций и обычаев. Сабантуй у нас будет жить долгие годы века”.

Федеральный Сабантуй во Владивостоке собрал из разных регионов России около 700 представителей, среди них были и руководители национальных организаций, общественные и религиозные деятели, известные бизнесмены, ученые, писатели, мастера искусств. Соотечественники, проживающие на Дальнем Востоке, тоже оказались очень активными – на праздник съехались сотни татар из Сахалина, Якутии, Магадана, Еврейской автономии, Бурятии, Хабаровской, Амурской, Иркутской областей, из городов Находка, Артем, Уссурийск, Партизанск Приморского края. Конечно же, самыми уважаемыми гостями федерального Сабантуя стали Президент Республики Татарстан Рустам Миннеханов и губернатор Приморского края Владимир Миклушевский. Оба выступили перед народом, пообещали и в дальнейшем продолжить общение, жить в дружбе и согласии. Президент Татарстана подарил губернатору Приморья татарский тюбетей и национальную одежду – чапан.

В этот день некоторые активсты национального движения в Приморье получили подарки от рук татарстанского Президента. Основоположник национального движения во Владивостоке, организатор первого татарского театра на Дальнем Востоке, заместитель председателя татарско-башкирской национальной организации “Туган ил” в Приморском крае, бывший моряк Урал Сафуганов был удостоин почетного звания “Заслуженный работник культуры Татарстана”. А председателю организации “Туган ил” Рамилю Кильмухаметову Президент Татарстана вручил ключи от новой машины, значит, татарскому театру будет на чем ездить на гастроли по Дальнему Востоку.

Федеральный Сабантуй прошел на самом живописном месте города – на стадионе “Динамо”, расположенном у берегов Тихого океана. На улице напротив стадиона тоже была установлена сцена, где выступали самодеятельные коллективы из городов Нижнекамск, Владивосток, Артем, Находка, Уссурийск. Безусловно, выступления на обеих сценах и на зеленой траве стадиона были восхитительны, они напоминали своего рода национальную олимпиаду, татарскую олимпиаду. Казань сшила новые костюмы и для артистов Приморья, они в этих ослепительных одеждах напоминали прелестные луговые цветы. Про костюмы и выступления Татарского государственного ансамбля песни и пляски даже не стоит говорить – на Дальнем Востоке они показали высшую степень вкуса и профессионализма!

На Сабантуе все национальные игры и состязания проводились по правилам. Несмотря на проливный дождь после обеда, народ участвовал и в разбивании горшка, и в лазании по столбу, и в беге в мешках, и в национальной борьбе. Из-за неудобства ведения состязания на ковре во время дождя, мужчины-богатыри перешли на зеленую траву. Боролись и местные батыры, и мастера спорта, и русские, и татары. Абсолютным батыром стал Ленар Иванов из Нижнекамска, он удостоился традиционных призов - легкового автомобиля и сабантуйского барана.

Символ федерального Сабантуя – фигуру крылатого коня – передали представителям Тюменьской области, потому что в следующем году национальный праздник пройдет именно там.

“Проведение Сабантуя во Владивостоке – это настоящий героизм, - так позже выразился исполнительный директор Всемирного конгресса татар Ринат Закиров. – Федеральный Сабантуй – прекрасная традиция и, надо отметить, его роль в воспитании национального самосознания и возрождении традиций неоценима. Некоторые высказывают мнение, якобы сохранить нацию только проведением Сабантуев невозможно. Но эти люди очень сильно ошибаются. Сабантуй проводился в продолжение 1000 лет, это один из праздников, способствующих сохранению духа и традиции татар. Если бы его не существовало, гораздо сложнее было бы поднять национальный дух народа. На сегодняшний день Сабантуй стал целым движением, кульминацией которого является праздник федерального масштаба, участие в котором целых делегаций из разных регионов страны становится настоящим событием. Безусловно, Сабантуй во Владивостоке отличается от остальных. Не по масштабу. В этом плане он немного проигрывает. Но ведь он проводится на Дальнем Востоке, в регионе, расположенном в восьми с половиной тысячи километрах от Казани. Проведение федерального Сабантуя в крае, где проживаниют всего лишь 15 тысяч татар – это настоящий героизм, смелость, успех наших соотечественников. Право на проведение этого праздника они получили от Президента Татарстана и с честью выполнили взятую на себя обязанность с помощью республики, с нашей общей помощью. Но если у человека нет силы воли и духа, ему невозможно помочь, только твердые духом люди способны принять поддержку. Хочу отметить кое-что важное, характеризующее народный дух: в продолжение всего Сабантуя шел дождь, до этого подобного не происходило. Но праздничный настрой не иссяк, все прошло, следуя обычаям и традициям. Конечно же, не бывает Сабантуя без борьбы. И на Дальнем Востоке есть татарские батыры. Это доказывает здоровый дух нашего народа”.

Безусловно, этот Сабантуй, народный праздник способствовал поднятию духа татар Дальнего Востока, прибавил им сил, энтузиазма. Разговор на эту тему состоялся и с руководителями национальных движении Дальнего Востока за “Круглым стол”ом. Надо отметить и то, что Всемирный конгресс татар сделал многое для того, чтобы федеральный Сабантуй прошел в национальном духе. Руководитель конгресса Ринат Закиров несколько раз побывал во Владивостоке, встретился с руководителями местных национальных общин, разъяснил стоящие перед ними задачи, дал советы, со стороны Казани тоже была оказана всесторонняя помощь. Всемирный конгресс татар направил для работы с населением Приморья отдельных личностей. Например, здесь несколько раз побывала народная артистка Татарстана Гульзада Сафиуллина, жила по несколько месяцев, организовала национальные ансамбли во Владивостоке, Находке, Артеме, Уссурийске, которые на Сабантуе выступили очень красиво. А член испонительного комитета Всемирного конгресса татар, писатель, кандидат исторических наук Фаузия Байрамова приехала сюда уже до Сабантуя, провела встречи с народом в городах Владивосток, Находка, Артем, Уссурийск, Партизанск, поработала в архивах, музеях, библиотеках, пообщалась с местными историками. В Татарстан она вернулась с богатым материалом, часть которого уже до Сабантуя успела опубликовать на страницах печати.

На заседании вышеназванного “Круглого стол”а Фаузия Байрамова отметила, что татары являются коренным народом Дальнего Востока, подчеркнула связь наших корней с далекой историей – с эпохами Тюркских Каганатов, Золотой Орды. Она рассказала о работе над книгой “Татары на Дальнем Востоке”, обратилась к соотечественникам с просьбой о содействии в сборе исторического материала. “Скоро на Дальнем Востоке решится судьба России, - сказала Фаузия Байрамова. – Сами наблюдаете: с одной стороны сюда проник Китай, с другой – Корея, с третьей – Япония. В ближайшем будущем нам, татарам, тоже придется доказывать перед миром то, что мы являемся здесь коренным народом, самым древним народом, державшей огромные государства на Дальнем Востоке. Для того, чтобы наши соплеменники могли жить на этих землях и в дальнейшем, нам придется правильно выбирать союзников. Поэтому все дела необходимо выполнять согласованно, впредь нужно жить с разумными планами”.

Да, проведение федерального Сабантуя во Владивостоке показало дальновидность татар, их готовность к будущему. За знаменем Сабантуя простиралась и многовековая история нации, и ее будущее... Несомненно, организацией федерального Сабантуя татары показали миру свою сущность: красоту, величие, решительность, деловитость. Национальные и религиозные мероприятия во Владивостоке вбили золотой колышек татар у тихоокеанских берегов. По пути, проложенной Атиллой, Чингиз ханом, наш народ вернулся к своим землям, своим истокам... Пусть это станет возвращением навека...

Пресс-центр фонда “Историко-культурное наследие”.

Этим событиям уже более трех лет... В каком же состоянии строительство мечети во Владивостоке? На сегодняшний день с помощью Татарстана разработан проект Казанской мечети, закуплена земля, работа с документацией завершена, но самой мечети еще нет... Кажется, ведутся какие-то скрытые противостояния... Так как сабантуи уже прошли, руководители уехали, а мелкие чиновники на местах творят что хотят... Мы остаемся в надежде, что мечеть во Владивостоке, у берегов Тихого океана все же будет, на Дальнем Востоке, на древних тюрко-татарских землях вновь вознесутся звуки азана...

НАХОДКА – ВОРОТА В ТИХИЙ ОКЕАН...

Далее наше путешествие – в город Находка, к историческим местам около него, к селам, где проживали древние люди, на Золотую долину, связанную с именем Чингиз хана, в город Сучан-Партизанск... Оказалось, что Находка расположена в 170 километрах от Владивостока, на полуострове у Японского моря. Наш путь полностью пролегал среди лесов, гор и сопок... По прибытию в город я сразу направилась в мечеть. Да, вот чудо, в городе Находка есть мечеть! Это единственная двухэтажная каменная мечеть с минаретом в Приморском крае! Она находится в великолепном месте - на Лебединой горе (сопке) у берегов Японского моря. Следует отметить и то, что первые звуки азана в России звучат именно отсюда, так как это первая мечеть на восходе солнца, далее пролегает лишь океан...

Мусульманский храм был открыт 23 октября 2006 года, до этого здесь был только молельный дом. Имамом в мечети служит Абдулвасит хазрат, он окончил Альметьевское медресе, узбек, владеющий татарским языком. Но религиозная и национальная жизнь в Находке кипит вокруг одного человека – нашего соплемянника, выходца из Кукмор Нуретдина Садрутдинова. Он бывший моряк, руководитель татаро-башкирской организации “Туган тел”, председатель религиозной организации “Ислам”, соратник всех татар, мусульман. Организация “Туган тел” начала работать в Находке с 2002 года. Сначала ею руководил директор “Водоканал”а, позже ушедший в бизнес, Наил эфенди Шагинуров. Помогала ему ректор Института технологии ??м бизнеса, наша землячка Раиса Шакировна Говоруха.

«Наиль Владимирович и Раиса Шакировна объединили сразу большую группу татар и башкир, пенсионеров и молодежь, среди которых преподаватели, бывшие военнослужащие, работники здравоохранения и культуры, - пишут об этом краеведы. – Шагинуров Наиль Владимирович (1952 г.р.) окончил Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта, был офицером-строителем, проектировщиком, партийным работником, семь лет работал начальником Водоканала. В настоящее время бизнесмен, возглавляет строительное предприятие.

Говоруха Раиса Шакировна (1954 г.р.) окончила Дальневосточный институт советской торговли, аспирантуру Московского института народного хозяйства им. Г.В.Плеханова, специальность – экономист. В Находке с 1992 г. Советом учредителей Института технологии и бизнеса в 2000 г. избрана ректором, в 2005 г. была переизбрана на эту должность.» (Р.Н.Паутова. Многонациональная Находка: история и современность, или хроника миграционных процессов в национально-религиозном аспекте (вторая половина XIX - XX вв. - Находка, 2007, стр.62-63).

Как видите, у истоков татарского национального движения города Находки изначально стояли образованные, интеллигентные соотечественники, они сумели сплотить татар и башкир в одну организацию, у которой на сегодняшний день уже есть актив, центр. Работают национальные ансамбли, они стараются участвовать во всех организуемых в крае мероприятиях. В Находке также есть татарское кладбище, мечеть полностью взяла на себя обязанность погребения усопших по мусульманским канонам. Как я поняла, здесь также хоронят татар из окрестных слобод.

В Находке я встретилась со многими татарами, услышав об их душераздирающих судьбах, на глазах навернулись слезы... Татары оказались здесь по разным причинам: кто-то прибыл на ссылку, кто-то, наоборот - желая избежать ареста, одни бежали от голода, другие приехали по вербовке, много также татар-моряков. В городе проживает 150 тысяч человек, 1363 из них – татары. Но, по-видимому, эта цифра явно заниженная, по слухам, еще около десяти лет назад числилось свыше 10 тысяч татар... Родившаяся 80 лет назад в Уфе, в 1953 году окончившая Башкирский государственный университет, первый директор городского музея Находки Раиса Нуриевна Паутова (Сафиуллина), опираясь на архивные материалы, написала книгу “Многонациональная Находка: история и современность, или Хроника миграционных процессов в национально-религиозном аспекте (вторая половина XIX-XX вв.)” (Находка, 2007). В этой работе она дает обширную информацию о татарах.

Заместитель директора Марина Нургалиева оказалась супругой нашего земляка Ильдара Нургалиева. Они организовали мое посещение не только городского музея, но и расположенного далеко, за городом, археологического лагеря - исторического заповедника “Палеодеревня”. В этом мне помогли также наши соотечественники, жители Находки, Нуретдин Садрутдинов и Мадина ханум Курбанова. Эти исторические места, где 30-40 тысяч лет назад жили люди, горные пещеры, расположенные на долинах деревянные дома, землянки с подогреваемыми лавками, места костров, орудия труда и оружие – все это помогает представить многовековую историю края. Надо сказать и о том, что один из учредителей этого музейного комплекса под открытым небом “Палеодеревня” – татаро-башкирская организация “Туган тел” города Находки. Оказалось, что там работают и татары: Ильдар Нургалиев знакомит посетителей с древней историей, а татарский парень Рустам (родом он из Буинска) охраняет это богатство. А татарка Зулейха Зиганшина смастерила здесь исторические фигуры, которые мне показались, немного похожими на татар... Надо отметить и то, что одну из расположенных в этих краях слобод называли “Татарской слободой”.

Здесь довольно много топонимов татарского происхождения. Скажем, когда-то недалеко от Сучана (Партизанска) существовала деревня Казанка. Также нимало исторических мест, одно из них называется Золотая Долина. По словам некоторых местных жителей, там закопаны сокровища Чингиз хана, якобы он и сам захоронен здесь. Я посетила и город шахтеров Партизанск, где в свое время проживало много татар. В те времена город назывался Сучан. В конце 60-х годов, когда произошли столкновения с китайцами. Все названия, ранее считавшиеся китайскими, там переименованы на русский манер, якобы во избежание того, чтобы те не претендовали на дальневосточные земли... В Партизанск мы ездили вместе с самодеятельными артистами Находки, выступили в городском музее перед татарами. Увидев сидящих в первом ряду пожилых татарских женщин в национальных калфаках, белых платках, чувствуешь себя как в Татарстане – в этот вечер здесь звучала татарская речь, татарская мелодия. В те дни в Партизанске была основана татаро-башкирская организация “Туган як”, им оказывают содействие татары из Находки. Возможно, мы вместе будем еще изучать древнюю историю этого края...

Я глубоко благодарна Нуретдину Садрутдинову, оказавшему помощь в организации моего путешествия по городу Находке, благородной соотечественнице Мадине ханум Курбановой, интеллигентной ученой Раисе Паутовой-Сафиуллиной, моим собеседницам Амине апа Хасановой и ее дочери Камиле, Гузалие ханум Халиуллиной-Куприяновой, Галие Ишмухамметовне Никифоровой, а также 84-летней Накибе апа Зиннуровой (Гатиной), уроженке Черемшан, которая была вынуждена бежать в эти края, спасаясь от голода 1943 года. Я еще напишу о каждой из них подробнее, они достойны этого.

После этого короткого предесловия, хочу остановиться и на истории этого края, потому что она очень поучительна. Находке статус города был присвоен лишь 18 мая 1950 года, до этого он считался селом или слободой под разными названиями, даже выполнял роль тюремного лагеря. Слово «находка» означает «то, что найдено, обнаружено». Как-будто какой-то русский моряк, увидев в 1859 году этот спокойный залив, якобы крикнул именно так… Может, это и верно, но долгие годы залив назывался «Америка». Лодка, на которой приплыл русский моряк, носила то же название – «Америка». Даже село, построенное в этих местах в 1907 году, называлось Америка… Но для нас важно не это, а оценка, данная краю английскими исследователями, так как в ней содержится важная информация и о татарах:

«21 августа 1855 года залив Находка посетил корабль английского флота «Барракуда», исследовавший залив Петра Великого на пути из Татарского пролива в Японию, - пишет сайт “Википедия”. - Ранее неизвестный залив был назван англичанами заливом Горнет. По возвращении из плавания офицер «Барракуды» Джон Тронсон в 1859 году издал книгу, в которой так описывал открытую местность: «Ранним утром 21 августа мы достигли залива Горнет, который оказался слишком открыт ветрам, чтобы встать там на якорь. В закрытых от ветра бухточках и вдоль побережья лежат очень плодородные земли. В глубине бухты видны немногочисленные татарские дома…»[8] ^( Оригинальный текст: We reached Hornet Bay early on the morning of the 21st: it is too open and exposed to form a good anchorage… In the sheltered coves of the harbour and along the coast here, there is a great depth of soil. Some Tatar houses… were seen in sheltered parts of the bay. Tronson J. M. Voyage in HMS "Barracouta". — London, 1859. — С. 364).

Самое важное для нас – это сообщение англичан о том, что они видели татарские дома... В другом сайте слова “татарские дома” заменены на "дома местных жителей", слово “татарские” куда-то делось. “Очистка” истории от слова “татар” происходит вот таким образом, так по всей России. Тогда почему же англичане назвали дома вдоль берега “татарскими”? Постараемся внести ясность и в этот вопрос. Близлежащие к Находке земли раньше тоже относились к тюркским каганатам, затем местное население находилось в подчинении тюркоязычных бохай-мохэ, кидан-чжурчжэней, татар-монголов. Для всего мира, особенно для европейцев, все эти народы носили одно название – ТАТАРЫ, так они зафиксированы и в научных трудах.

Известно, что еще в середине XIX века близ Находки проживали племена Таз, ученые изучают их в составе и маньчжуров, и монголов, и тунгусов. Но ведь племена под этим названием существовали и у тюрко-татар. Даже сегодня в Омской области есть село Тазлар, где проживают сибирские татары, по-другому оно называется Гузлар. Можно привести еще ряд татарских названий, связанных с названием Таз. "Как было выяснено позднее, на берегах бухты жили аборигены - тазы, этнические корни которых уходят далеко в глубь веков к палеоазиатским, монгольским и тунгусским племенам, - пишут краеведы. - Этноним "тазы" китайского происхождения, китайцы так называли всех аборигенов юга Дальнего Востока." (Р.Н.Паутова. Многонациональная Находка..., стр.10).

По записям военного исследователя Дальнего Востока, военного Геннадия Невельского, в Приморском крае проживало около 7 тысяч местного населения, в том числе представителей племени Таз. А уже в 2006 году в городе Находка зарегистрирован всего лишь один человек этого племени – это зафиксировано в статистической справке. В краеведческом музее города содержится информация только о бохайцах и чжурчжэнях, татаро-монгольский период здесь тоже не изучен. Хотя среди сорока древних городищ края есть и основанные еще в 13-14 веках! Якобы в средние века чжурчжэни переселились отсюда, территория была завоевана татаро-монголами, а они после себя ничего не оставили... В истории такого невозможно, каждый народ оставляет после себя хоть что-нибудь.

На площади в 50 километров между городами Находка и Партизанск (Сучан) есть горная пещера, в которой жили древние люди. По словам ученых, ей примерно 30-40 тысяч лет. Как я уже говорила, здесь также расположены места древних городищ, их отреставрировали и назвали “Палеодеревня”. Сейчас сюда возят туристов и детей. Недалеко есть еще одно историческое место под названием “Екатеринское городище”. По утверждениям ученых, здесь жили те же

чжурчжэни. Городище было разделено на три внутренного города, окружено валами, где стояло 14 сторожевых вышек. Так ведь и татаро-монголы свои города строили именно так – это признает весь мир, а российские историки присваивают это наследие каким-то мифическим нациям.

Одним из интереснейших памятников культуры чжурчжэней в Приморье было Екатеринское городище, расположенное в Партизанском районе, в трех километрах от села Екатериновка, - пишут они. – Место для его строительства чжурчжэни выбрали в открытом с востока распадке, со спуском к реке… По гребням сопок насыпали мощное плотно утрамбованные земляные валы с 14 сторожевыми башнями. Внутри города пространство разместили для строительства трех Внутренных городов, у каждого из которых было свое назначение». (Васильева Т.А. Раскопки на Екатеринском городище в районе родника // Клад. – Находка, 2009-2010, стр.8).

Так было и у нас – в центре городищ Золотой Орды жили ханы, дворцовые люди, аристократы, чиновники, ниже, посередине – военные и ремесленники, а остальное население жило вне города. Руины этих древних городищ на Дальнем Востоке, найденные на их территориях исторические памятники изучают в связи с китайцами и корейцами, даже с японцами, но никак не сравнивают с тюрко-татарским наследием. Если бы они пошли именно по этому пути, несомненно, нашли бы полное соответствие. Хочу напомнить еще об одном – это место, где расположены древние города и городища, называется «Золотая долина». По преданиям, здесь зарыты сокровища Чингиз хана. Если местное население связало это место с Чингиз ханом, а эти предания, передаваясь из уст в уста, из века в век, дошли до наших дней, значит, здесь была татаро-монгольская империя, и она оставила в истории свои следы! Но историю в этих краях изучают совсем с другой точки зрения…

Честно говоря, история здесь тоже исчисляется с момента вступления на полуостров русских, с 1864 года, когда поселились пять русских военных. Затем из Сахалина привезли нескольких заключенных, они основали соседнюю деревню. А настоящими основателями Находки были финны, немцы, украинцы. "В 60-е и 70-е годы XIX в. на территории будущего г. Находки Удельное Сибирское ведомство переселяет финнов и немцев... Переселенцы пришли в Приморье не на пустое место. Здесь проживали независимые племена нивхов, орочей, удэгейцев, тазов и др. Они не были подвластны ни Цинской (Китайской) империи, ни каким-либо другим государствам". (Р.Н.Паутова. Многонациональная Находка..., стр.6, 9).

Местное население занималось рыболовством, охотой, держало скот, возделывало землю. По разным причинам, в конце XIX века на Дальний Восток переселились тысячи корейцев, маньчжуров, китайцев и японцев. “В 1870-1871 гг. на территории Дальнего Востока насчитывалась около 15 тысяч маньчжуров и китайцев, - пишут краеведы. - ... В 1895 г. в Приморье проживало: китайцев – 8275 чел., корейцев – 5400 чел., японцев – 894 чел.” (Р.Н.Паутова. Многонациональная Находка..., стр.17).

Но у этих народов, особенно у корейцев очень удручающая судьба – сначала их насильно крестили, а в советское время отправили в ссылку. В 1937 году 250 т,ысяч корейцев были сосланы в Казахстан, лишь 180 тысяч из них в 1957 году вернулись в Приморье. Часть китайцев успела сбежать, остальных ожидала такая же участь. А что касается истории татар той эпохи, они здесь жили, но находились в списках “инородцев”. “В Уссурийском крае в 1902 году проживало 258 533 души, в т.ч.: русских – 187 тыс., корейцев – около 30 тыс., японцев – 3400 тыс., местных и инородцев – 8,5 тыс. человек, - пишут краеведы. - …Инородцами в России до 1917 г. называли все неславянские народы… Что касается Уссурийского края, то в инородцы попали татары, чуваши, мордва и др., в том числе и коренные жители». (Р.Н.Паутова. Многонациональная Находка…, стр.24).

Как я уже говорила, среди переселенцев, которые прибыли сюда добровольно-принудительно, были и украинцы, финны, немцы, поляки, евреи, должно быть, их показали в составе русской нации. А татар причислили к местному населению, так как русские и по истории, и по быту считали их остатками татаро-монгольской империи… Как я уже писала, в 1923 году в Приморском крае проживало 6532 татар, а в 1939 году их число достигло 11 тысяч…

Современный город Находка до 1930 года назывался селом Америкой, в том же году ему был присвоен статус поселка, и новое название – Находка. Этому были свои причины – огромная территория у берегов моря, на краю земли, где нет связи с другими странами, превратилось в сплошную тюрьму. “В 1930-1940-е годы в Находке действовали стационарные лагеря и пересыльный пункт заключённых ГУЛАГа”, - пишет об этом сайт “Википедия”. В этих концлагерях с протяженностью в 1855 гектаров, где 70 тысяч заключенных подвергались мучениям, конечно, много было и татар. Но эта тема требует отдельного изучения. В 1939 году в Находку из Владивостока были переведены все концлагеря и заключенные. «Под грифом «секретно» 15 ноября 1939 г. издан приказ по «Дальстрою»: «…по свертыванию деятельности стройучастков и отделений, находящихся в черте г. Владивостока, перенос их в бухту Находка», т.е. все концентрациональные лагеря должны быть перенесены на территорию бухты Находка, - пишут краеведы. – В пересыльном лагере Находка в зоне, где под открытом небом содержалось до 20 тысяч человек. Ни о каких помещениях не могло быть и речи – сидели, лежали и жили вповалку, прямо на земле. Куда ни посмотри – бессчетная, постоянно гудящая однородная серая масса», - рассказывал И. Твардовский (брат поэта А.Г.Твардовского)». (Р.Н.Паутова. Многонациональная Находка…, стр.45).

Заключенные ГУЛАГа строили в Находке морские порты, рубили лес, работали на шахтах, занимались рыболовством, строили город… Ссыльных в Колыму тоже стали отправлять через Находку. Эту «транзитку» народ называл» «преддверие ада – широкие ворота на Колыму…». «В лагерях № 11 и № 13 в Рыбном порту, рассчитанных на 11 тысяч заключенных, содержалось до 70 тысяч человек. А в 1945 г. население увеличилось за счет японских военнопленных». (Р.Н.Паутова. Многонациональная Находка…, стр.46). Эти концлагеря в Находке просуществовали еще до конца 50-х годов. Здесь содержались и мужчины, и женщины, многим так и не удалось увидеть волю – там они встретили свою смерть. Их могилы разбросаны по всей Находке, город сидит на человеческих костях… “Многие заключённые умирали от воспаления лёгких и инфекционных заболеваний, умерших хоронили в районе современной улицы Пограничной и на пади Ободной (по свидетельству старожилов, деревянные столбики в этих местах стояли ещё в конце 1950-х годов). Безвестные захоронения разбросаны по всему городу, многие здания стоят на костях “, - пишет сайт “Википедия” про Находку.

В Находке мне пришлось встретиться с соотечественниками, которых судьба по разным причинам забросила в эти края. Вот Амина апа Хасанова (Зайнуллина), родившаяся в Кемеровской области в 1933 году. Отец Гайнулла – сибирский татарин, мать Хэбэйбэ родилась недалеко от Казани. Обвинив в кулачестве, их сослали в Сибирь. Гайнулла с семерыми детьми сбежал из ссылки, жизненный путь привел их в Амурскую область, на край земли. Семье часто приходилось менять фамилию, чтобы запутать следы. Дошло до того, что глава семейства называл себя Иваном Ивановичем. Гайнуллу поймали, посадили, но ему и оттуда удалось сбежать. Амина ханум была самой младшей в своей семье. Родители хотели дать ей образование, с этой целью продав корову, однако и эту их последнюю скотину украли. Так и не удалось девушке поступить учиться, она окончила вечернюю школу и бухгалтерские курсы. Но Амине ханум повезло с мужем – она познакомилась с татарином Усманом из города Свободный, вышла замуж, родила троих детей. К сожалению, после переезда в Находку, в течение 40 дней Амина ханум овдовела. Ей пришлось одной поднимать детей. Она по сей день тоскует по супругу, бережно хранит подвенечное платье, которое надевала на обряд никаха 50 лет тому назад. Нашей соотечественнице удалось воспитать из своих детей истинных татар. Ее дочь Камиля, работающая в институте - поддержка и опора не только своей матери, но и всего национального движения города Находки. Я встретилась с ними обеими, они мне поведали много интересного о жизни местных татар.

Накибэ эби Зиннурову (Гатину), которой скоро должно было исполниться девяносто лет, мы посетили сами. Она уже почти не видит, поэтому и в город не выходит. Бабушка живет в семьи дочери Махиры и зятя Рашита на окраине города, со своим домом. Ее судьба оказалась особенно сложной. Накибэ эби появилась на свет в 1928 году в селе Черный Ключ Новошешминского района ТАССР. Летом 1943 года они со своей большой семьей, мать и шестеро детей, из-за голода были вынуждены уехать на Камчатку. До них десять семей уже отправились на Дальний Восток. Семья брата матери из одиннадцати человек тоже пустилась в дальний путь. Из-за большого количества детей на пароход их не взяли, пришлось добираться на товарном поезде. Сначала они устроились в бухте Мелководье, одиннадцать семей жили в клубе, за пропитание соглашались на любую трудную работу. В 1946 году с фронта вернулся отец, и семья переехала в Находку. В 1950 году Накибэ апа вышла замуж за татарского парня Зарифуллу, приехавшего сюда с родителями из Дрожжановского района. Накибе апа всю жизнь пришлось выполнять трудную работу: она обрабатывала рыбу, трудилась на фабрике, в столовой – ни от чего не отказывалась. «Я никогда не боялась работы, трудилась как мужчина, в деревне даже соху поднимала», - вспоминает пожилая татарка…

«Когда мы приехали сюда, я не знала ни одного русского слова, - вспоминает она. – Переезд в эти края я сама вымолила у Аллаха. Помню, увидев односельчан, отправляющихся на Дальний Восток, взмолилась со слезами: «Господи, смилуйся, отправь и нас в те края, позволь мне надевать нарядные платья»…Видимо, судьбою мне было предначертано это… Я всегда просила помощи у Аллаха, и он не оставлял меня…Никогда не пила спиртного, какие бы трудные времена не переживали, не употребляли харам (запретная пища для мусульман). С мужем прожила 46 лет, проводила его в последний путь, успев получить его благославления».

Накибе апа так и не довелось учиться, она не умеет писать, подписывается тремя буквами. А вот когда душа потянулась к религии, по татарским календарям научилась читать порядок совершения намаза, аяты Корана. Теперь Накибэ апа – набожная женщина, сама читает намаз. Пока зрение было хорошим и могла ходить, она стояла у истоков строительства мечети в Находке. Прихожане и сегодня очень уважают ее. Когда возникла проблема – некому было заниматься омовением усопших – Накибэ апа взялась и за это дело, провожая соотечественников в последний путь, читала аяты Корана. Сегодня она - инвалид первой группы, живет в семьей дочери, вместе с внуками в доме, построенном своим мужем 50 лет назад. Нас она ждала как дитя, даже чак-чак сама приготовила! Мы не могли наговориться. Зажимая мои руки, бабушка произнесла: “Вот прямо сейчас вместе с тобой уехала бы в родные края”. От этих слов на моих глазах навернулись слезы... Я спросила у нее: “А вам приходилось посетить свое родное село?” “Съездила однажды, в 1971 году, пожила там три месяца, - ответила она. – Больше не получилось... Тогда я в душе затаила небольшую обиду: мы же были вынуждены покинуть родное село из-за голода. И никто нам не помог... Если бы мы остались, мама умерла бы, потому что она не могла есть, зная, что ее дети голодны. А есть нечего. Отец на войне... Сейчас раскаиваюсь, что больше не ездила на родину... Чемодан и сегодня готов для отъезда...”

Накибэ эби продиктовала мне имена родственников, живущих в Татарстане – в Черном Ключе – тетя Минзифа, Зиания Хуснуллина, в Беркет Ключе – Мирсаетов Талгать, Минневали, Мадина... Она готова полететь к ним на крыльях... На голове – старый истрепанный деревенский платок, оставшийся с прошлых времен. “Это мамин платок, берегу его как память, хожу в нем уже 40 лет...” – сказала Накибэ эби, сама уже приближающаяся к 90 летнему возрасту. Потом она прочитала молитву, которой когда-то научила ее мама...

Молитва, дошедшая из родных краев, Татарстана до тихоокеанских берегов... Именно эти молитвы даже на краю земли оберегали, успокаивали, окрыляли наших соотечественников... Сейчас они сами распространяют здесь ислам, берегут национальные традиции, читают молитвы на краю земли... Пусть Аллах Тэгалэ оберегает и вас!

В Находке я несколько дней жила у Мадины ханум, которая тоже поделилась своими воспоминаниями. Мадина Нуриахметовна Шаяхметова-Курбанова родилась в 1939 году в селе Большая Устюба Буздякского района Башкортостана. В 1941 году большая семья уехала по вербовке на Дальний Восток. Сначала обустроилась сестра Раиса, а затем отправила вызов для остальных – в те времена порядки были такие. Отцу Нуриахмету тогда было 52 года, они с шестерьмя детьми десять дней ехали на товарном поезде. Им выделили комнату в бараке города Сучан (ныне - Партизанск). Здесь, вдали от моря, с давних времен добывали каменный уголь. Нуриахмет устроился на шахте коногоном –под землей на лошадях перевозил уголь. В 1944 году он заболел от каменноугольной пыли и умер от туберкулеза. Мать Зямлиха, работавшая тоже на лошади, но наверху, сломала руку. Тогда в семье уже появился седьмой ребенок. Так и осталась Зямлиха вдовой с 7 детьми на руках... Ей предложили отдать ребятишек в детдом, но мать на это не согласилась. Старшие дочери Раиса, Савия, Саида одна за другой устроились на шахту. А остальным детям немного повезло – они избежали такой трудной работы. Мадина получила среднее образование в Сучане, в русской школе, потом окончила горный техникум.

“Я боялась, стыдилась произносить свое имя на татарском языке, потому что дразнили, - вспомнила она. – Но мама так и не научилась русскому языку, за всю жизнь не произнесла ни одного русского слова, даже на родительские собрания не ходила... Дома разговаривали только на родном татарском языке... Мама в день пять раз читала намаз, никогда не ела свинину, дома для себя держала отдельную кастрюлю... В Сучане проживало нимало татар, многие совершали пост в месяц Рамазан, читали намаз. Большинство бабушек читали Коран, устраивали мусульманские застолья...”

Вот фото Зямлихи апа в день выборов 1947 года: они с дочерью Савией опускают бюллетень в урну. Сфотографировали ее, по-видимому, по распоряжению руководства как мать-героиню III степени. Мать и дочь в белых шелковых шалях, а на груди Зямлихи апа - медаль. Лицо матери серьезное, а дочь сияет. Да, молодость она везде молодость…

В 1958 году Мадина вышла замуж за татарина Миннегарая, моряка, семья начала жить в Находке. Но Миннегарая только татары называли по имени, а для всех остальных он был Михаилом Михайловичем. Дочь Мадины ханум Аклима среди русских тоже превращалась в Наташу, а Ларису только бабушка называла Альфией… Конечно, эти дети получили достойное образование, но национальные корни остались довольно глубоко… Нет уже разговаривавшей только на татарском языке бабушки Зямлихи: дожив до 85 лет, она отошла в мир иной. Все четверо родных сестер Мадины ханум умерли в пожилом возрасте. А младший, Биктимер, появивишийся на свет в день смерти отца, окончил горный институт, сегодня работает инженером. Мадина ханум – самый активный член национальной организации города Находки, участвует и в художественной самодеятельности, помогает в делах мечети.

Мадина ханум показала мне оставшиеся от матери религиозные книги, они хранятся в мешочке из ткани, где написано “Мешок Корана”. Там были и печатные страницы Корана, и переписанные от руки отдельные суры-аяты, и молитвы. Возможно, книги, Коран они привезли из родных краев, хранили их и читали украдкой, размножали от руки... За то, что вы на край света привезли с собой Коран и по жизни шагали с ним, пусть ваше место будет в раю, дорогие мои соплемянники!

В доме Мадины ханум я встретилась и с другими членами национального движения. Вот Гузалия ханум Халиуллина-Куприянова, работающая бухгалтером в татарской организации “Туган тел” города Находки. Она родилась в 1956 году в селе Мансараз Кукморского района. Когда ей было 9 лет отца Шамиля, окончившего Казанский финансово-экономический институт, направили в Кемерово. В семье уже было трое детей, Шамиль работал в разных организациях экономистом. Дети пошли по его стопам: Гузалия окончила политехнический институт в Кемерове, получила специальность финансиста-экономиста, устроилась на работу в химкомбинат. В то время ее будущий муж приехал из Находки в Кемерово. Молодые познакомились, поженились, перехали в Находку, так как работа мужа была связана с морем. Гузалия ханум здесь тоже устроилась по своей специальности. У них двое детей. Ее тесное общение с татарами началось в 2004 году. Как-то из Владивостока приехали артисты художественной самодеятельности, дали большой концерт, тогда люди и познакомились друг с другом. В 2007 году Гузалия ханум начала работать в организации “Туган тел”. В “Доме молодежи” у них есть отдельный кабинет.

Раньше в городе были организованы и курсы татарского языка, но после ухода прежнего имама, они прекратились. Раньше и мечеть располагалась в отдельном доме, выкупленном женой первого муллы - Альфией. Все дела религиозного характера татары, в основном, выполняют в мечети, но сейчас большинство мусульман здесь узбеки и таджики, их около 15 тысяч. У татар, обычно активность проявляют женщины – они и в мечети ходят, ведут национальные дела, все культурные мероприятия тоже организуют женщины, даже концертные костюмы шьют сами...

Вот еще одна активистка-татарка – Галия Ишмухамметовна Никифорова, она родилась в 1951 году в селе Важашур Кукморского района, отучилась на продавца, работала в деревнях и в Кукморе. Вышла замуж за удмурта, в 1973 году переехали в Находку, так как муж служил моряком. “Вначале я очень тосковала, - вспоминает Галия ханум. – Писала письма маме, жаловалась на то, что здесь ничего нет, лугов не видно. Поднималась на горы, чтоб что-нибудь разглядеть... У нас ведь смотришь в окно, и соседняя деревня видна...” В семье появилось двое детей. Когда они были маленькие, главу семьи убили. Галия ханум удалось уговорить свою маму Махиру переехать из деревни в Находку, так как она была ее единственной дочерью. Мать умерла здесь в возрасте 89 лет, похоронена в татарском кладбище.

Начало общения Галии ханум с татарами произошло неожиданно. “Встретила двух парней, которые шли по улице, разговаривая по-татарски. Последовала за ними как зачарованная, - вспоминает она сейчас. – Оказалось, они тоже кукморские. Разговорились, начали общаться. Одного из них звали Нуретдин Садрутдинов”. В 1999 году дочь Галии ханум Светлана и Нуретдин поженились, сейчас уже воспитывают двоих детей. “Через Нуретдина познакомилась и с другими соотечественниками, нашла своих татар”, - рассказывает Галия ханум.

Да, через Нуретдина многие татары нашли здесь друг друга, сплотились, породнились. Он ведет религиозные и национальные дела сообща, не делит нацию на верующих и неверующих, всем по возможности оказывает помощь, интересуется проблемами, делами всех татар. Нуретдин – это в прямом смысле НАХОДКА для Находки! Он родился в 1966 году в селе Большие Кукморы, служил в Байконуре, в 1987 году приехал в Находку. Сначала Нуретдин окончил школу моряков-штурманов, до 2000 года служил и матросом, и боцманом, и штурманом, в составе торгового флота добрался даже до Японии. Позже Нуретдин открыл свой бизнес, окончил институт технологии и бизнеса, работал на руководящих должностях. В 2005 году его избрали ответственным за строительство мечети в Находке. Мечеть открылась в 2006 году, через год была официально зарегистрирована. Здесь и религиозная, и национальная организации зарегистрированы и работают на основании закона. Но несмотря на это, мечеть не оставляют в покое, до нас дошли вести даже о произведенных обысках. Видимо, кого-то не устраивает единство татар, мусульман...

Да, в Находке татары живут неплохо, у каждого есть работа, свое занятие. Самое главное – они нашли друг друга, сплотились, живут, помогая друг другу. К таким активистам я бы причислила заместителя генерального директора ООО “РН-Находканефтепродукт”, спонсора национального движения - Флюра Зиганшина, Хадиуллу Ахметова, Рашиду Вахтиеву, Шигабутдина Гильманова, Камилю Глытину, Ирека Камалова, Салиха Камалетдинова, Фанию Шуминскую, Хатмуллу Залялетдинова, Шамиля Идрисова, Дамира ??м Венеру Кабановых, Раиса и Фагиму Хамитгараевых и вышеперечисленных соотечественников. Какой бы ни была жизнь, они продолжают начатое дело, оставаясь верными своим убеждениям, даже на краю света живут, прославляя свою нацию, гордясь ею.

А экономическую ситуацию Находки я бы не назвала благополучной – многие промышленные предприятия закрыты, поезда не ходят, самолеты не летают. Город живет только за счет моря, рыболовства, работает судоремонтный завод, есть порта. Находку также называют “воротами России в океан”. Учитывая это, в 1990 году здесь была учреждена экономическая зона “Находка”, на которую правительство потратило миллионы рублей, огромные средства вложили Америка и другие государства. Однако экономическая зона не заработала в полную силу, а в 2006 году полностью закрылась. На сегодняшний день в городе наблюдается очень сильное сокращение численности населения, есть опасения, что Находка вновь превратится в рыбацкую слободу... Вдобавок ко всему здесь часто происходят землетрясения, наводнения, цунами. Самое сильное из них произошло ночью 14 июля 1993 года, население спаслось, лишь убегая на Лебяжью сопку...

А ведь какие красивые места здесь! Находка считается самым южным городом Приморского края. Он располагается на одной широте с Сочи, Бишкеком, Софией, только климат холоднее, чем в этих городах. В лесах и горах рядом с Находкой, в садах растет все: винограды и абрикосы, арбузы и дыни, лимоны и различные ягоды, даже “золотая корень” - женшень... Здесь также можно встретить маньчжурский орешник, амурский виноград, бархатное дерево, диморфантовые кустарники под названием “чертово дерево”. Последнее очень колючее, заросли которого совершенно непролазны. Осенью пчелы собирают с них последний нектар, мед из него отдает хвойным запахом и обладает особыми полезными свойствами. А рыбы в море немеряно, невозможно даже перечислить всех разновидностей. В тайге обитают тигры, медведи, волки. Свободно разгуливают олени, которые, по словам местных, доходят даже до дач, не боятся людей...

Находка... Золотая долина татар, Каменная Крепость, но и страна русских тюрем ... Край прославленный, в то же время проклятый... Его тайна еще не раскрыта, история не изучена, и прошлое, и будущее неизвестны... Здесь достаточно искателей приключений. Например, в 1957 году сотни баптистов, различных сектантов из Сибири и Казахстана стали собираться в Находке. Якобы в конце света белокрылая ладья-ковчег именно отсюда заберет и спасет верующих, как-будто так написана в их книгах... Водная или воздушная ладья – неизвестно, но народ живет в ожидании чуда... Для нас этот ковчег – величественная мечеть на вершине Лебяжьей сопке. Там, преклонившись, я тоже прочитала свои молитвы, помолилась за усопших в этих местах соотечественников, единоверцев, а живым пожелала счастья, благоденствия и благополучия...

Вот сейчас мы, как дети одной большой семьи, направляемся в город Партизанск-Сучан на встречу с нашими земляками. Мы - это вышеупомянутые соплеменники и присоединившиеся к нам из Находки Венера Кабанова, самодеятельные исполнители из слободы Врангель Минниса Хисамутдинова, Зулейха Зиганшина, Мария Изиняева и другие... По долинам со цветущими сакурами, по лесам и горам, напоминающим природу Турции, Сахалина, мы едем в соседний город, на встречу с соотечественниками. Там впервые в истории Партизанска-Сучана будет организована национальная организация...

Город Партизанск оказался постепенно исчезающей слободой. Ее история связана с каменным углем. Слобода была основана в 1896 году как Сучанский рудник, до 1972 года она так и называлась – Сучан, недалеко протекала река с таким же названием. После произошедших в этом крае столкновений с китайцами, все топонимические названия были изменены. А переименование города в Партизанск связано с партизанским движением в крае в 20-е годы прошлого века. В Партизанске сегодня проживает около 30 тысяч человек, численность населения постепенно уменьшается, так как нет работы. Народ, испокон веков занимавшийся только добычей каменного угля, после закрытия шахт остался на улице. “Угольная промышленность как градообразующая отрасль была ликвидирована в 2004 году”, - пишет сайт “Википедия”. Это небольшой городок, здесь до сих пор сохранились бараки, другие здания сталинских времен, все в достаточно скудном состоянии... А ведь в гербе города изображен “золотой корень” – женьшень, которого много в этом крае. В окрестных лесах, в тайге, в горах и сопках есть все: начиная от “золотого корня” до настоящего золота, не говоря уже о барсах, тиграх... Население, живущее только добычей угля, из-за неумения использовать эти богатства и красоту, оказалось на грани нищеты и не знает, как выйти из этого положения. Хотя сейчас по всей стране такая ситуация...

Наша встреча с татарами состоялась в городском музее. Возможно, из-за содействия администрации, пришло много народу. Как я поняла, в Партизанске до этого не было татарской организации. Накануне федерального Сабантуя ошибку решили исправить. Руководителем татаро-башкирской организации “Туган як” назначили Людмилу Гасисовну Котову, рожденную, скорее всего от смешанного брака. В свое время в Сучан-Партизанске проживало много татар, они трудились на шахте, строили город, работали в бытовой сфере. На сегодняшний день татар здесь тоже много, но большинство пришедших на встречу с нами были пожилые люди. Сначала мы посмотрели музей и татарскую выставку, затем последовали выступления, татарские песни и танцы. Представители городской администрации, руководитель татаро-башкирской организации “Туган тел” Находки Нуретдин Садрутдинов рассказали о необходимости сохранения национальных особенностей, о нашей вере и культуре. В своем выступлении я заострила внимание на истории края, указав, насколько значимое место в ней занимали татары, подчеркнула их роль в развитии края. Самодеятельные артисты, приехавшие из Находки, подарили собравшимся национальные мелодии, затем все вместе сфотографировались, пили чай.

Разумеется, всего за одно посещение, за несколько часов невозможно узнать все о жизни народа. В наших планах города Партизанска вообще не было, но, пользуясь случаем, решили хоть немного пообщаться с соотечественниками. Вот пожилые татарские женщины в национальной одежде, сидящие в первом ряду – Раузания Исмагилова и Муслима Исмагилова. Раузания родилась в селе Малые Атряси Апастовского района в 1932 году, в 1954 году вышла замуж и приехала в эти края. Муслима апа, как и Раузания ханум, родилась в 1932 году в селе Новые Чечкабы Буинского района. В этих краях она тоже оказалась из-за замужества. Да, в те времена молодые шахтеры, татары для женитьбы приезжали в родные края, им даже в голову не приходило создать семью с девушкой иной веры и национальности... Обе женщины всю жизнь служили шахтерам, растили детей, сегодня воспитывают внуков. Почти все татары, пришедшие на встречу – люди, которые связали свою судьбу с шахтой, эта тема совершенно не изучена историками... Я пришла к выводу о том, что стоит специально приехать в этот город - для общения с татарами, для сбора информации о нашей нации. Если Аллах благославит, снова вернусь в эти края. А пока мой путь в другой шахтерский город – Артем... Через горы и ущелья, по лесам, долинам и рекам мы вновь торопимся на встречу с земляками... Так как татары живут повсюду, везде ждут, везде простирается древняя татарская история...

АРТЕМ – ГОРОД ТАТАРСКИХ ШАХТЕРОВ

Во время рабочего визита в Приморский край, Артем стал для меня основным местом остановки: я приехала именно сюда, в другие места отправлялась тоже через этот город, уезжала отсюда же. Этому есть причина: именно здесь расположен аэропорт, отсюда до Владивостока 50 километров, дорога в Уссурийск и Находку пролегает также через Артем. Еще одна причина моей остановки в этом городе в том, что здесь проживают бескорыстные татары, перехавшие из наших родных краев, они живут сплотившись и очень дружно. Я быстро освоилась среди них, провела встречи, побывала также в молельном доме, построенном таджиками, посетила музеи, исторические места. Природа здесь неописуемо красивая, кругом тайга, каких только животных и растений там не увидишь! Совсем близко простираются море-океан, я побывала и там, любовалась необъятными просторами Татарского океана... Хочу выразить огромную благодарность встретившим меня в Артеме и оказавшим всяческую помощь соплеменникам – председателю татарской и башкирской общественной организации Приморского края “Туган ил” “(Родина”) Рамилю Кильмухаметову, председателю организации города Артем “Туган дин” (“Родная вера”) Гаязетдину Ситдикову, его соратникам Фание и Занфире ханум, добродушной Гульсине апа Хамитовой, Рафику Нургалиеву и другим.

А сейчас первым делом хочу остановиться на городе Артеме, его краткой истории, на жизни местных татар. Здесь всю жизнь жили и работали татарские шахтеры – буду писать о них. У города Артем нет древней истории, так как он был образован лишь в прошлом веке, в связи с добычей угля. “Основан в 1924 году как рабочий посёлок при месторождении бурого угля, городом стал 26 октября 1938 (эта дата считается днём рождения города). Назван в честь русского революционера Артёма (Сергеев, Фёдор Андреевич) (1883—1921)”, - пишет сайт “Википедия”. Возможно, в древние времена здесь проживало местное население, но эта эпоха и не изучается, и не освещается.

...Безусловно, в этих краях первопроходцами-шахтерами были татары и украинцы. В 30-е годы прошлого века в слободе Сучан (Партизанск), потом в слободе Артем (Зыбунный) начали добывать уголь. “Зыбунный” в переводе с украинского означает болотистая местность. По словам работников музея, он существовал уже в 1913 году. Но официальная история города начинается с советской эпохи, с добычи угля. Да, здесь было много угля высокого качества. Скажем, только в девяти шахтах самого Артема работало по три тысячи человек, половину из них составляли татары. Среди шахтеров Артема первым Героем Социалистического Труда тоже стал татарин – Ахметша Зиганшин. Он родился в 1909 году в селе Старый Искубаш Таканышского района Татарстана, в 1946 году они с семьей переехал в Сучан (Партизанск). В Артеме одну из улиц назвали именем Зиганшина, сказали, что в его родном селе также установлен бюст. В городском музее есть фото Ахметши Зиганшина и его семьи.

“В Приморье первые татары и башкиры пришли в составе казачьих войск осваивать и охранять новые восточные земли Российской империи, - пишут журналисты. – При этом большинство семей из Татарстана и Башкортостана основательно обустроились, пустили корни в приморской земле преимущественно в 1930-1950 гг., когда мощными темпами стала развиваться добыча угля, в крае открывалось много новых шахт. Татары гордятся своим земляком Ахметшом Зиганшиным, который первым в Приморье был удостоен высокого звания – Героя Социалистического Труда”. (Светлана Алембаева. “Туган дин” – значит “родная вера” / Утро Востока, 2011, №22, 25 марта).

Однако тридцатые годы вошли в историю Артема и своими тюрьмами. Мы уже писали, что здесь находились семь тюрем ГУЛАГа. После войны сюда были сосланы бывшие узники фашистских лагерей, “власовцы”, татары легиона “Идель-Урал”. Все они до изнеможения работали на шахтах, кто-то нашел здесь свою смерть. По истечении срока заключения часть бывших узников-татар обосновалась в Артеме, создав семьи с девушками своей национальности. Говорят, в городе и сегодня проживают потомки некоторых из них. Разумеется, за один визит невозможно изучить такую огромную и сложную историю, трагическую эпоху. Даже национальные организации на местах не умеют работать в этом направлении, значит, тема заключенных татар и их дальнейшая судьба требует специального изучения.

На сегодняшний день в городе проживает 110 тысяч человек, более тысячи из них – татары. Но это число должно быть больше, так как некоторые утверждают, что в городе “каждый пятый человек – татарин”. «Татары – одна из самых многочисленных диаспор в Артеме, - пишут местные журналисты. – Примерно пятая часть нашего населения может с полной уверенностью отнести себя к этой национальности” . (Сергей Манин. Если бы татары всей земли.../ Выбор, 2009, 9 декабря).

Действительно, татар в городе и раньше было много, и сейчас достаточно. Правда, все шахты, на которых они работали, уже закрыты, последняя закрылась в 2000 году. Уголь сегодня завозят из Китая. Газ в этом крае лишь недавно дошел до Владивостока из Сахалина, а в Артем пока природный газ не подведен, отопление электрическое. В городе почти все предприятия закрыты, молодежь не может найти работу, поэтому вынуждена уезжать в Москву или другие края. Надо отметить и то, что продукты здесь очень дорогие, квартплата высокая, а заработная плата низкая. Население, в том числе и татары, живут за счет продукции со своих огородов и дач.

Но какой бы сложной не была жизнь, национальный дух артемовских татар не погас, уважение к вере высокое. Здесь действует татаро-башкирская общественная организация “Туган дин”, у которой есть свой офис для работы, начинает действовать свой ансамбль. Артемовские татары участвуют во всех культурных мероприятиях городского и областного масштаба, показывая себя с положительной стороны. Правда, здесь никогда не было татарских школ, и сейчас нет. Но молодежь в те годы могла общаться между собой в дворце культуры под названием “Татарский клуб”. В Артеме не было и мечети, но народ отмечал все религиозные праздники, пятничный намаз читали по очереди в своих домах. В городе есть татарское кладбище, но оно переполнено. Поэтому местом погребения усопших мусульман на сегодняшний день считается кладбище соседней слободы Тавричанка. Мулла Фаузи хазрат тоже живет там.

Как уже говорилось, в Артеме я провела специальные встречи - с лидерами национального движения, с религиозными деятелями, с простым народом. Мелодичные мунаджаты, произнесенные татарскими бабушками в красивых национальных одеждах, камзул-калфаках, до сих пор звучат в моей душе... Многие из них и сегодня поддерживают связь с родными краями, дети тоже знают свои волжско-уральские корни. На сегодняшний день вся жизнь татар сконцентрирована и бурлит вокруг татаро-башкирской организации “Туган дин”. Возможно, проживание в Артеме председателя организации “Туган ил” Приморского края Рамиля Кильмухаметова оживило национальную деятельность. Наш соплеменник, уроженец Казахстана, занимается здесь бизнесом, ходатайствует о строительстве мечети во Владивостоке, интересуется татарской историей.

Руководитель организации “Туган дин” Гаязетдин Салихзянович Ситдиков родился в 1963 году в Артеме, окончил политехнический институт во Владивостоке, раньше занимался частным предпринимательством. Сейчас он ответственное лицо за жизнедеятельность и быт города – генеральный директор ООО “Артемовская управляющая компания”, депутат Городской думы. Он тоже пришел на встречу с нами. Гаязетдин немногословен, но много работает на благо нации, расходы за проведение сабантуев, фестивалей, концертов, всех национальных и религиозных мероприятий тоже на нем. Вот такие мужчины-татары даже на краю света живут, неустанно трудясь и поддерживая национальный дух, по мере возможности помогая народу.

Жизнь татар Артема, организации “Туган дин” невозможно представить без Фании Хисамовой. Фания Хайбулловна – заместитель председателя татаро-башкирской организации, член городской общественной палаты, женского совета. Она всегда на своем рабочем месте, занимается делом. Фания родилась в 1954 году в Артеме. Отец Хайбулла – уроженец села Узунлар Архангельского района Башкортостана, мать Адиба - из села Агер Азнакаевского района Татарстана. Они познакомились и поженились в Артеме, воспитали шестерых детей. Хайбулла абзый уже отошел в мир иной, Адиба апа живет в городе с детьми. У Фании ханум трое детей, четверо внуков, все они помогают ей в национальных мероприятиях. После получения татаро-башкирской организацией отдельного кабинета, именно дети Фании ханум сделали там ремонт. Фания – символ этой организации: на фотографиях Сабантуя она стоит с чак-чаком в руках. Эта татарка - организатор всех национальных мероприятий, человек, который всегда интересуется и помогает в повседных делах народа. Во время моего пребывания в Артеме один татарский военнослужищий получил травму, попал в больницу во Владивостоке. Фания ханум постоянно навещала его, связывалась с его родителями в Татарстане. Близкие помощники Фании – башкирка Занфира Бурая, наши соплеменники Гульсина Хамитова, Зайтуна Марданшина, Карима Хафизова, Хадича Гарипова, Фанис и Зайтуна Багаветдиновы, Фарит Файзуллин, Вахит и Сююмбика Ивановы и другие активные участники. Пусть Аллах ниспошлет им свою милость!

Хочу выразить отдельную благодарность Гульсине апа и Табилу Хамитовым. В Артеме я жила у них, в первый же день они приняли меня как близкого родственника, проводили как свое дитя. Табил эфенде из села Ахметово Кушнаренковского района Башкортостана, а Гульсина ханум – из деревни Мачаклы Баш Азнакаевского района Татарстана. Они тоже познакомились и поженились здесь. Табил эфенди работал на шахте, Гульсина ханум – в сфере торговли. Вырастили детей, воспитывают внуков. Их старание, терпение достойно удивления и уважения: это порода, которая и в самых сложных ситуациях не станет жаловаться, будет трудиться, и пойдет напролом как атомный ледокол... Когда есть такие люди, народ будет жить. Это татары, способные развести костер на снегу и накормить всю страну!

Хочу остановиться на судьбе еще одного человек, судьба которого потрясла меня. Это – мулла Тавричанской слободы Фаузи хазрат Хаматханов. Фаузи Гилемханович родился в 1939 году в Борайском районе Башкортостана, рано осиротел, судьба его занесла в эти края. Он 30 лет проработал на шахте, после выхода на заслуженный отдых стал исполнять обязанности муллы в Тавричанке, по приглашению мусульман Артема приезжает и сюда для исполнения религиозных обрядов. Он участвовал на нашей встрече и рассказал следующее:

Даже во время работы на шахте мы держали уразу, соблюдали этот обряд полностью, - сказал Фаузи хазрат. – Собирали народ, проводили мусульманские застолья. В Тавричанке, в поле, около семидесяти человек читали гает... Это ведь в те времена... Был старик по имени Закир, за такие дела его стали облагать налогом. Мулла отправился в администрацию, выступил в его защиту. Потом мы стали читать пятничные намазы по очереди в домах у мусульман. Это были уже 60-70-е годы... Я видел даже пожилых верующих, молящихся на шахте под землей. Некоторые в глубине шахт находили сухие места и читали намаз... Поэтому благоденствовали... За долгие годы работы на шахте мне не один раз удалось избежать смерти, даже пальца не сломал. Аллах учит нас именно так... Я всегда желал счастья своим детям. “Аллах, пусть мои дети никогда не носят такое”, - просил я, когда надевал грязную пыльную шахтерскую одежду. Мои желания сбылись: дети оба получили высшее образование... Аллах никогда не покидал меня... Я живу в этом мире, поучаясь...”

Татарские мужчины, читавшие намаз даже в глубине шахт... Почтенные мужи нации, целыми днями рубившие каменный уголь, при этом державшие уразу... Вы стали опорой и молельщиками земли, страны, нации, пусть и среди ваших потомков найдутся молельщики за вас! Пусть и в будущем в этих городах, воздвигнутых вашим потом и кровью, в этом мире живут вера и благополучие!

Вот еще одно воспоминание, от которого на глазах наворачиваются слезы. Оно написано Каримой апа Хафизовой. Из-за нехватки времени опросить всех, я попросила некоторых татар изложить свои воспоминания на бумаге, Карима апа на татарском языке написала вот что: Она родилась в 1939 году в селе Абдулла (написано Ермекеево, должно быть, Илишевский район) республики Башкортостан. Его брат, служивший в городе Артем, остался там работать на шахте, в 1957 году приехал в отпуск и увез с собой мать и Кариму. К этому времени отца уже не было в живых. Карима ханум написала: “Мы были вынуждены покинуть родные края из-за жизненных трудностей”. Здесь она устроилась на стройку, в 1959 году вышла замуж за парня из села Верхний Пшалым Арского района. Они вырастила двоих дочерей, троих внуков, есть уже правнуки, в 2009 году отметили золотую свадьбу. “Считаю себя счастливой бабушкой. Старость встречаем вместе с супругом, - написала Карима апа. – Живем в собственном доме. Летом в своем саду выращиваем много различных цветов, хожу среди них и чувствую себя как в земном раю. По мере возможностей стараюсь посещать разные мероприятия. К Сабантую готовлю национальные татарские и башкирские блюда, застолья там проходят на татарском языке”.

Раньше они часто бывали в родных краях, а сейчас там уже не осталось близких родственников... Свою тоску Карима апа выразила на листе белой бумаги, эти слова невозможно читать без слез: “Очень тоскуем по родному краю, если будем живы-здоровы, поедем туда попрощаться, - пишет она. – На родной земле даже холодные метели кажутся теплыми. Осенние пронзительные ветра и мягкие ветерочки весны, веселая песнь танцующего скворца и летняя соловьиная трель, кваканье лягушек – все до сих пор живет в моем сердце... ведь не зря в народной песне поется о том, что на чужбине душа рвется от тоски по родине...

В этом году дочери едут в родные края. Я попросила их привезти хоть две-три горсти земли. Может ее запах придаст мне сил. А когда умру, эту землю насыпят на мою могилу...”

Это душераздирающая тоска по родине, ностальгия... Это рана на сердце татар, оставшихся на чужбине, исцеления от которой не существует... Казалось бы, все есть – полнокровная жизнь, дети, внуки, уважение окружающих, но нет самого главного – родной земли... Нет отчего края, родной деревушки с метелями да вьюгами, соловьями да лягушками... И там, и здесь - новое поколение, они почти не знают друг друга, потому что огромное расстояние препятствует общению, взгляды на мир разные, интересы противоположные... Потомки на Приморье почти полностью обрусели, смешанные браки составляют свыше 90%, внуки русскоязычные, их уже точно не интересуют далекие татарские деревни со своими соловьями да лягушками... Ситуацию можно оценить и как национальное бедствие, и как неизбежную реальность, только от этого ничего не изменится. Переехавшие на край света и поднявшие эту землю татары покидают бренный мир в глубокой тоске по родным краям... Они ведь уносят с собой и соловьиные напевы, и трели жаворонков, и шум осенних лесов, и зимние вьюги, и весенние половодья... Уходят в вечность с родным краем...

Часто мне приходится слышать: “Ты ездишь, мучаешься, изучаешь историю и жизнь татар Дальнего Востока. Ведь там уже татары вырождаются и будущего у них нет”. Возможно, оно и верно: настоящим татарам с истинным национальным духом может осталось жить здесь не так уж долго... Их место, может быть, займут русскоязычные татары с русской внешностью, душой, едой и верой. Они уже запишут себя русскими, а если эти земли завоюет Китай – за несколько поколений превратятся в китайцев... Очевидно, так и будет, в истории мы уже видели подобное. А я изучаю древнюю и современную историю и жизнь татар такими, как есть. Вбиваю татарский кол... Еще никто не знает, как изменится и разделится мир. Может быть, мои записи в будущем послужат для татар доказательством исторической принадлежности этих земель их предкам.

На востоке, где восходит солнце,
на юге, в (странах) полуденного солнца,
на западе, где заходит солнце,
на севере, в полночных (странах),
все имеющиеся там народы мне подвластны...
..............................................

Пришли с Бюклийских степей с востока , где восходит солнце,
Из Табгача, Тибета, от авар, Рума, от кыргызов, учкурыканов,
Отузтатар, киданей, татабы...
...........................................

Сев каганом,
Весь неимущий и бедствующий народ я объединил.
Бедный народ я сделал богатым,
Немногочисленный народ я сделал многочисленным.
Разве это фальшь в этих моих словах?

Тюркский народ и беки, услышьте это!
Здесь я запечатлел (слова) о том, чтобы ты, тюркский народ,
объединившись, сохранил свою державу!
(Слова) о том, что, заблуждаясь, ты можешь погибнуть
я также здесь запечатлел.

Все те (слова), что я имел сказать, я запечатлел на вечном камне.

Да, древняя история Дальнего Востока принадлежит нам – тюрко-татарам. Да, и в течение последнего столетия эту страну, эти земли поднимали татары: они строили города, ловили рыбу на море, добывали уголь на шахтах, строили дороги, рубили лес, тянули жизнь как кони в упряжках. У татар здесь есть право на все – на общение на родном языке, вероисповедание, жить по-своему... В эпоху перестройки татары успели встать на ноги, поднять свой национальный дух. Теперь у них по всему Приморскому краю есть национальные и религиозные организации, соплеменники из предпринимателей и из интеллигенции, они нашли дург друга, сплотились. Следовательно, необходимо и впредь продолжать эту деятельность. Где бы ты ни жил, нужно оставаться самим собой – татаром-мусульманином!

Татары Приморья проводили меня с почестями, я и сама бескрайне благодарна им! Врученное ими Благодарственное письмо хранится на самом видном месте и напоминает мне о путешествии на Дальний Восток:

Преодолев расстояние длиною в двадцать тысяч километров туда и обратно, я вернулась с берегов Тихого океана в родной край, в мой Идел-Урал... Привезла с собой Историю Татар – глубокую как океан, высокую как горы, материалы об этом еще увидят свет… Выражаю искреннюю благодарность за организацию поездки Всемирному конгрессу татар, его руководителю Ринату Зиннуровичу Закирову, лидерам национального движения на местах! Изучение истории Дальнего Востока продолжится и в будущем, ин ша Аллах, так как это наша самая древняя история, история татар.

( Набережные Челны-Казань-Москва-Владивосток-Артем-
Уссурийск-Артем-Владивосток-Артем-Находка-
Партизанск-Артем-Владивосток-Москва-Набережные Челны )

2012 год, май-июнь – 2015 год, март-апрель.


Использованная литература:

  1. Аблязов К.А. Историческая судьба татар. От племени к нации. Том I. - Саратов, 2012.
  2. Алембаева Светлана. "Туган дин" – значит "родная вера" / Утро Востока, 2011, №22, 25 марта.
  3. Арсеньев В.К. Дерсу Узала. По Уссурийскому краю. - Хабаровск, 2011.
  4. Арсеньев В.К., Титов Е.И. Быт и характер народностей Дальневосточного края. – Хабаровск-Владивосток : Кн. дело, 1928.
  5. Бәйрәмова Фәүзия. Сахалин утравы һәм татарлар. – Казан, 2014.
  6. Бәйрәмова Фәүзия. Туфаннан таралган татарлар. - Казан, 2004.
  7. Васильева Т.А. Раскопки на Екатеринском городище в районе родника // Клад. – Находка, 2009-2010.
  8. Восьмая Дальневосточная конференция молодых историков. - Владивосток, 2004.
  9. Гальцев-Безюк С.Д. Топонимический словарь Сахалинской области. - Южно-Сахалинск, 1992.
  10. История Татар. Том I. Народы степной Евразии в древности. - Казань, 2002.
  11. Манин Сергей. Если бы татары всей земли.../ Выбор, 2009, 9 декабря.
  12. Мотрич Е.Л. Население Дальнего Востока России. - Владивосток-Хабаровск, 2006.
  13. Мусульманская община Уссурийска. (Рукопись).
  14. Населения и жилые места Приморского района. Крестьяне. Инородцы. Желтые. Перепись населения 1-20 июня 1915 года. - Владивосток, 1915.
  15. Окладников П.А., Деревянко П.А. Далекое прошлое Приморья и Приамурья. - Владивосток, 1973.
  16. Паутова Р.Н. Многонациональная Находка: история и современность, или хроника миграционных процессов в национально-религиозном аспекте (вторая половина XIX - XX вв. - Находка, 2007.
  17. Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Приморская область. - Санкт-Петербург, 1905.
  18. Религиозные организации Приморского края. Словарь-справочник. - Владивосток, 2009.
  19. Российский Дальний Восток в древности и средневековье. - Владивосток, 2005.
  20. Сердюк М.Б., Дударенок С.М. Религиозная жизнь Советского Дальнего Востока (1941-1954). - Владивосток, 2009.
  21. Сердюк М.Б. История религии на Дальнем Востоке в исследованиях и библиографиях. - Владивосток, 2006.
  22. Татар энциклопедик сүзлеге. - Казан, 2002.
  23. Tronson J. M. Voyage in HMS "Barracouta". — London, 1859.
  24. Ул дәрья да бу дәрья. Казан, 1999.
  25. Уссурийск. 1866-2011. - Владивосток, 2011.
  26. Чернолуцкая Е.Н. Принудительные миграции на Советском Дальнем Востоке в 1920-1950-е гг. - Владивосток, 2011.
  27. Чечель Е.А. Татары в Приморском крае: к постановке проблемы // Восьмая Дальневосточная конференция молодых историков. - Владивосток, 2004.
  28. Также использованы материалы интернета о Дальнем Востоке, записи, сохранившиеся в личных архивах.

Афиша Форум Фото-видео Видеотрансляции
Подписка
на рассылку МТСС
 
 
Поиск по сайту:


Sara monlari


Ural,Tatars,Nuclear

ТАТДиг Татар эзләгеч





Ссылка на mtss.ru обязательна
при использовании
материалов сайта !

 

   

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!

Назад Наверх